Category: финансы

Златкин Алексей

Кредитное безумие

Оригинал взят у zlatoalex в Кредитное безумие

Размер процентных ставок в России и в западных странах не просто ниже, а в разы.
Если у нас средняя банковская ставка равна 15-16%, то в Европе это 2-4%. Чем связан такой высокий кредитный процент? Понятное дело, что изначально такой процент объяснялся высоким уровнем инфляции, которая в свою очередь определяло ставку рефинансирования, как точку отправки установления процентов по банковским займам.

Однако процентная ставка по банковским процентам высока не только собственно по рублевым процентам, но так же и по займам в иностранной валюте.
В этом свете желание России показать стремление войти в мировую экономику, избавившись от негативного советского наследия и пост перестроечного периода кажется неадекватным действительным внутренним процессам финансового сектора.

Collapse )
А как вы думаете,

необходимо ли снижать размер процентов по кредитам

нет, стремление к халяве все только испортит
1(25.0%)
Да, это улчшит инвестиционный климат
2(50.0%)
Да, при ужесточении кредитной политики
1(25.0%)
Иной ответ в коментах
0(0.0%)
необходимо ли в России снижать размер процентов по кредитам?

Накопление капитала и Государственная система: оценивая «новый империализм» Дэвида Харви

Мышление, позволяющее нам увидеть отношения между капиталистами и управленцами (шире — между капиталом и государством) на уровне их структурной независимости, гарантирует избавление от опасности сведения государства к инструменту капитала или интересов одной группы к интересам другой. Как капиталисты, так и управленцы наделяются активным статусом в качестве инициаторов стратегий и тактик, предназначенных для продвижения их собственных особых интересов. При этом преследование своих интересов приводит обе группы к сотрудничеству друг с другом. Как капиталисты, так и управленцы наделяются активным статусом в качестве инициаторов стратегий и тактик, предназначенных для продвижения их собственных особых интересов. При этом преследование своих интересов приводит обе группы к сотрудничеству друг с другом. Вне всяких сомнений, формы этого сотрудничества различаются по мере того, как капитализм развивается. Харман прослеживает исторически различные формы взаимосвязи государства и капитала, включая ту, что Колин Баркер называет «государство как капитал».
Collapse )

Накопление капитала и Государственная система: оценивая «новый империализм» Дэвида Харви. Окончание

Однако Харви порой заходит слишком далеко с идеей о переходе к преимущественному хищническому капитализму. Так, он пишет: «[в 198 0 – е и 1990-е гг.] двигались к тому, чтобы быть по отношению ко всему остальному миру экономикой рантье, а по отношению к своей стране — обслуживающей экономикой». В поддержку данного тезиса он цитирует анализ Питера Гована о том, как Уолл-стрит, Казна и вместе использовали финансовые кризисы для того, чтобы «реорганизовать в тех странах, в которых они произошли, внутренние общественные производственные отношения так, чтобы это способствовало дальнейшему проникновению в них внешних капиталов». Именно в этом контексте Харви впервые поднимает разговор о том, что накопление через лишение собственности все больше выходит в современном обществе на первый план⁵⁷. Это очень обширный вопрос, по которому вообще можно сказать гораздо больше, чем в рамках, отведенных нам здесь, поэтому мы ограничимся двумя замечаниями.
Во-первых, Харви прав, когда делает упор на все большее давление со стороны конкурентов, которое испытывает экономика, начиная с затянувшегося кризиса прибыльности, набиравшего обороты с 1960-х гг., и вплоть до сего дня. Эту ситуацию не исправил даже подъем конца 1990-х гг.⁵⁸В этом важном аспекте позиция Харви отличается от позиции Панича и Жиндина, которые утверждают, что капитализм преодолел то, что они называют кризисом погони за прибылью 1970 – 1980-х гг.
Collapse )

Сергей Гуриев: Мифы экономики



Экономика относится к тем наукам, которые интересны очень многим людям не только в теоретическом отношении. Эта ситуация порождает много стереотипных мнений, которые популярны, но далеко не всегда совпадают с тем, что думают сами учёные. Прояснить эти вопросы и развеять расхожие мифы об экономике делает попытку книга ректора Российской экономической школы Сергея Гуриева.

Вы начинаете книгу с главы о ценности человеческой жизни. Там вы делаете заключение, что, пока в России люди не перестанут считать себя людьми второго сорта, проблемы с ценностью человеческой жизни мы не изживём. Как вы считаете, что для этого нужно?

Мы потому так мало ценим свою жизнь, что нам кажется, что качество жизни у нас невысокое. И это, видимо, относится к целому ряду аспектов, о которых дальше идет речь в книге: что, вообще говоря, и материальная сторона могла быть лучше, и коррумпированная страна – не такая страна, в которой мы хотели бы жить… Многие из этих вещей зависят от нас самих, многие – от экономической политики, поэтому дальше в книге идет речь и о ней.

Collapse )

Нулевые предельные издержки

«Капитализму приходит конец»: *Джереми Рифкин о новой экономике, которая позволит человечеству выжить*

«Общество нулевых предельных издержек» Джереми Рифкин — экономист, социальный философ и писатель.


Во всех странах мира сейчас замедляется рост ВВП. Это происходит потому, что ВВП измеряет производительность труда, а она неуклонно падает. Вообще, этот показатель был придуман при Рузвельте в 1930-е годы, но для современной экономики он уже малорелевантен, так как плюсует к росту и выброс углекислого газа в атмосферу, и свалку токсичного мусора, и прочие подобные явления, о прогрессе на самом деле не свидетельствующие. Экономика, основанная на социальных принципах, должна принимать во внимание не формальные объемы производства, а влияние производства на здоровье, экологию, образование и качество жизни в целом.

Collapse )

Как марксизм из науки превращался в утопию. Ч. 4.

wp-content/uploads/2015/10/marx-engels-300x246.jpg

Идеалистическое преувеличение роли передовой надстройки в диалектической связи с отсталым базисом.


В ходе исследований классики установили, что в период первобытнообщинного варварства не существовало разделения отношений на базисные и надстроечные, так как не существовало разделения материальной и нематериальной сферы деятельности человека. Это разделение возникло позже, вместе с историческим формированием общественного разделения труда и появлением прибавочного продукта, позволившего нематериальной сфере отделиться от сферы материального производства. В «Немецкой идеологии» Маркс и Энгельс отметили: «Разделение труда становится действительным разделением лишь с того момента, когда появляется разделение материального и духовного труда…».

В той же работе они пишут: «Наибольшее разделение материального и духовного труда, – это отделение города от деревни. Противоположность между городом и деревней начинается вместе с переходом от варварства к цивилизации, от племенного строя к государству, от местной ограниченности к нации и проходит через всю историю цивилизации вплоть до нашего времени

Collapse )

ЗА МИР

О финансировании преступлений

Нестыковочка.
Если киевский режим плохой или преступный, зачем Россия его экономически поддерживает ?
В частности, поддерживается режим российскими инвестициями той самой экономики, которая обеспечивает войну в Донбассе.
Инвестиции позволяют не только творить АТО с собственным населением, но и кормить ту беспардонную (или беспородную ?) власть, которая хает Россию.
Снимок экрана 2015-07-23 в 10.32.44
Разве не аморальна коммерческая деятельность Сбербанка (СБЕРБАНК РОСІЇ) и ВТБ на Украине, если и когда прямо или косвенно на российские деньги творятся преступления ?!

Гибнут дети...
А российские банки входят в число крупнейших налогоплательщиков, инвестируют экономику (или войну ?)...


И не Греф с Костиным виноваты, наверное. И даже не Путин виноват, видимо.

Collapse )


Виноват я.
Виноват, потому что гражданин России и не потребовал немедленного прекращения деятельности российских банков на Украине.


Желаю исправиться.
Требую немедленно прекратить финансирование преступлений киевского режима.






Капитал в XXI веке: Европа выбирает неправильный путь – путь вечного покаяния

Профессор Парижской школы экономики Тома Пикетти

Увеличение числа самых богатых – американское явление, считает французский экономист Тома Пикетти, автор бестселлера «Капитал в XXI веке», где рассматриваются концентрация и распределение богатства и имущественное расслоение за 250 лет. Экономический рост делает более богатыми богатых и не сокращает разрыв элиты с самыми бедными слоями населения, убежден он. В Европе – коллективная амнезия: Франция и Германия забыли, как правительства списывали долги, а именно это обеспечило 30 лет роста экономик, отмечает он. Пикетти вспоминает, как побывал в Москве в 1991 г. и получил вакцину против коммунизма, когда увидел огромные очереди около магазинов. Он верит в капитализм, частную собственность и рынок, но считает, что проблему расслоения в обществе рынок решить не может – нужна корректировка со стороны государства с помощью прогрессивного налогообложения.

Политики против роста неравенства населения

В начале 2000-х гг. Пикетти вместе с преподавателем Калифорнийского университета Эммануэлем Саезом составил базу данных богатейших людей США. Это исследование, возможно, не получило бы столь широкого резонанса, если бы в 2009 г. его не использовал президент США Барак Обама, чтобы наглядно показать: неравенство вновь выросло до пика 1929 г.
Collapse )

Что будет после капитализма?



Еще в сравнительно недавнем прошлом «общим местом» общественной мысли было утверждение, что на место капитализма идет социализм. Разумеется, эта мысль никогда не была общепринятой, но все-таки достаточно популярной, и умнейшие люди — такие, как Бернард Шоу или Сартр, — в ней не сомневались.

Крушение мировой социалистической системы заставило многих усомниться, термина «социализм» стали стеснятся — но вопрос, что же будет после капитализма, встал, пожалуй, еще острее.

Вопрос этот стоит просто потому, что в мире нет ничего вечного, и тем более не стоит считать вечным общественный строй, который и сформировался-то, в лучшем случае, лишь несколько веков назад, — при том что общественное развитие идет все быстрее. Правда, сегодня капитализм кажется окончательно торжествующим, альтернативы ему не видно — но тем интереснее узнать, что же последует за социальной системой, которая сегодня выглядит безальтернативной. Хотя советская идеология дискредитирована, она оставлена нам в качестве неискоренимого наследия. Мы мыслим эпохами — формациями, сменяющими друг друга, — а значит, любая реальность должна быть закономерным образом заменена чем-то новым. Но чем?

Collapse )

Что будет после капитализма? Продолжение.



Преимущества идеи «народного предприятия» заключаются в том, что эта идея неоднократно реализовывалась, так что «утопической» или «нереалистичной» ее никак не назовешь — более того, сегодня можно указывать примеры достаточно «массированного» использования коллективной собственности.  В обороте общественных дискуссий находится четыре крупных примера коллективизма в производстве: во-первых, рабочее самоуправление на предприятиях социалистической Югославии, во-вторых, израильские кибуцы, в-третьих, испанское (точнее, басконское) кооперативное объединение «Мондрагон», и в-четвертых, действующий в США «План участия работников в акционерной собственности» (Employee Stock Ownership Plan — ESOP).

Примеры эти показывают, что коллективные предприятия существовать могут, но никаких особых преимуществ с точки зрения конкурентоспособности или эффективности производства они не дают и целей качественного повышения доходов трудящихся также не достигают. Скажем, югославская экономика, в которой рабочее самоуправление прихотливо сочеталось с бюрократическим планированием (как и экономики других социалистических стран), отставала от экономики Запада по темпам роста производительности труда и внедрению инноваций. Если же говорить о влиянии рабочего самоуправления, то оно выразилось прежде всего в том, что темпы роста зарплаты в Югославии обгоняли темпы роста производительности труда, результатом чего стала затяжная инфляция: начиная с 1970-х годов ее уровень превышал 20% в год, что было гораздо больше, чем в других соцстранах.

Анализ показывает, что нет ничего такого, что умели бы народные предприятия и при этом не умели частнокапиталистические. А наоборот — есть: по сравнению с капиталистическими предприятиями коллективным гораздо труднее регулировать численность персонала — поскольку уволить акционера, имеющего право голоса и права на прибыль, гораздо труднее. Кроме того, народные предприятия гораздо менее свободны в поиске инвестиционных ресурсов — ведь любой внешний инвестор, ставший совладельцем предприятия, может ущемить власть трудового коллектива и тем самым лишить предприятие «социалистической невинности».

Вадим Белоцерковский, столкнувшись с последней проблемой, предлагает государству создать специальные инвестиционные фонды, снабжающие коллективные предприятия инвестиционными ресурсами, но обязанные по возможности быстро выходить из капитала предприятий, продавая свои доли трудовому коллективу. Да, такое решение вполне возможно — но очевидно, что это лишь костыль, который несопоставим по своей результативности с той свободой поиска инвестиций, которой обладают капиталистические компании.

Вадим Белоцерковский также обнаружил, что, в отличие от капиталистических предприятий, народные не должны поглощать друг друга, и поэтому предлагает ввести в обществе будущего запрет на поглощение компаний. И опять — мы здесь видим ограничение степени свободы без какой-либо компенсации.

Проблема взаимоотношений коллективных предприятий с внешними инвесторами является частным случаем более общей проблемы: народные предприятия довольно легко вырождаются в капиталистические. Если работника предприятия увольняют, но он сохраняет за собой пай — он превращается в обычного акционера. Еще более распространена противоположная ситуация: когда народное предприятие набирает новых работников, но при этом не дает им права совладельцев, старые работники — владельцы паев — выступают по отношению к новым в качестве коллективного эксплуататора. Как сообщает  Г. Я. Ракитская, в Испании действует закон, по которому численность работников кооперативов, не являющихся пайщиками, не должна превышать 10% от численности персонала, однако на практике в кооперативах «Мондрагона» эту норму обходят[11]. В Израиле же, где подобных законодательных ограничений нет, нередки случаи, когда большинство членов кибуца не работают на принадлежащих кибуцу предприятиях, выступая таким образом в качестве «коллективных эксплуататоров» по отношению к наемным работникам, набираемым из числа тех, кто в Израиле занимает низовые ниши рынка труда, т. е. арабов и новых эмигрантов.

В связи с этим представляется вполне резонным замечание Вадима Межуева — тоже социалиста, но скептически относящегося к идеям «народных предприятий», — что субъект частной собственности может быть и коллективным, но собственность от этого не перестает быть частной[12].

«Нам внятно все…»

Поскольку слишком многие соображения не позволяют с уверенностью утверждать, что будущее посткапиталистическое общество может быть построено только на основе государственной или только на основе коллективной собственности, то огромное количество левых организаций или левых мыслителей пришли к компромиссной идее, что в обществе будущего — или, по крайней мере, в обществе, играющем роль переходного от капиталистического, — не будет одного доминирующего типа собственности, а будет «многоукладная экономика» и «равноправие» всех форм собственности. Идея эта чрезвычайно популярна, она присутствует в теоретических документах множества существующих или существовавших после крушения СССР левых организаций и партий и пропагандируется в написанных уже в XXI веке книгах о будущем социализма, в частности, в работах бывшего секретаря ЦК КПСС, а ныне сотрудника «Горбачев-фонда» Вадима Медведева, в выдвинутой видным врачом-эпидемиологом Игорем Гундаровым теории «Социогуманизма», в трудах юриста Андрея Мушкина, считающего, что будущее человечества — за шведским социализмом, и т. д.  и  т. п. Вадим Медведев вообще — ссылаясь при этом на польского экономиста Лешека Бальцеровича — настаивает, что различия между всеми формами собственности стираются[13].

Collapse )