Category: психология

Образ, рассказ и смерть (Жорж Батай)



Травматические визуальные образы, по своей распространенности в современной культуре сближающиеся с порнографическими, часто разделяют с ними и специфическое качество — деконтекстуализацию. Потребитель порнографии не доискивается, где, когда и при каких обстоятельствах разыгрывались изображаемые в ней сцены, участники этих сцен, как правило, анонимны. Так же и «документальные» изображения убийств, трупов, разрушений, циркулирующие в масс-медиа, сплошь и рядом отрываются от своего действительного контекста: подобные фото или видео предстают без надежных реквизитов (точной датировки, идентификации персонажей, заслуживающей доверия авторской подписи, подтверждения из независимых источников). Непосредственным выражением такой дереализации образа может служить географическая дистанция: порнографическая продукция часто импортируется из других стран или изготавливается с участием иностранного персонала, а войны, катастрофы и прочие смертоносные события, происходящие в далеких краях, естественным образом предстают их зрителю на шокирующих картинках как абсолютно чужие.

Collapse )

Антонио Грамши: "Я ненавижу этот День Нового Года"

Новогодний привет от Антонио Грамши.
Впервые опубликовано 1 января 1916.
occupation


Каждое утро, когда я пробуждаюсь под покровом небес, я чувствую, что для меня это день Нового Года. Вот почему я ненавижу эти новогодние дни, осыпающиеся подобно завершившейся зрелости, которые обращают жизнь и человеческий дух в коммерческий формат с его аккуратной завершенностью, его неоплаченными счетами, бюджетом, требующим нового администрирования. Они вынуждают нас утрачивать континуальность жизни и духа. Ты завершаешь, всерьез полагая что между этим годом и следующим имеется разрыв, что начинается новая история; ты принимаешь решения и тут же сожалеешь о собственной нерешительности, и это происходит и происходит. По сути - в этом беда с датами.
Они говорят, что хронология это хребет истории. Прекрасно. Но нам также следует принять, что есть четыре или пять фундаментальных дат в голове каждого достойного человека, дат, сыгравших дурную шутку с историей. Это тоже даты Нового Года. Нового Года истории Рима, или Средних Веков или современной эпохи.
Collapse )

Психолог из концлагеря


Он был уверен, что нужно искать не отклонения и неврозы, а смысл. Так он разочаровался во Фрейде и стал лечить словом, заложив основы современной психотерапии. Он помогал искать смысл сначала больным в клиниках, потом – узникам нацистских концлагерей. Это дало возможность выжить в Холокосте и ему самому, и тысячам других. И по сей день его метод меняет жизни миллионов людей по всему миру. Восемнадцать лет назад умер великий психиатр Виктор Франкл.

В судьбе знаменитого психиатра Виктора Франкла как в зеркале отразилась судьба всего европейского еврейства XX века. Он родился в начале века в Вене – респектабельной, наполненной культурой, бурлящей новыми веяниями. Он обожал свою прекрасную Вену и был по-настоящему счастлив. Родители были гражданскими служащими, семья ни в чем не нуждалась. Отец соблюдал еврейские традиции, но не навязывал их своим трем детям. Мать окружала наследников заботой и вниманием. Виктор Эмиль Франкл был счастлив. Еще и потому, что с самого детства, кажется, знал, зачем пришел в этот мир. Как-то учитель в гимназии, куда ходил Франкл, решил поразить учеников оригинальностью суждения. «Жизнь – это всего лишь химический процесс», – заявил он. «Но как же тогда смысл?» – воскликнул маленький Виктор. Этот вопрос и стал для него самым главным, спас его от смерти в концлагерях, сделал его одним из самых известных психиатров двадцатого века.

Пока славный мальчишка из семьи венских евреев подрастал, кружок доктора Фрейда разрастался, а психоанализ перестал быть маргинальным движением в психологии, наоборот, он становился все более популярным. Франкл был в восторге от Фрейда, выискивал его статьи, прочел книгу «Толкование сновидений», которая в то время еще не стала «Библией психоанализа», и даже вступил в переписку с мэтром. Мэтру юноша понравился. Школьник, искавший смысл жизни, забавлял циника Фрейда. И когда Франклу исполнилось 19, Фрейд помог ему опубликовать статью в «Международном журнале психоанализа». Правда, личное знакомство Франкла и поклонников Фрейда не задалось. «Итак, господин Франкл, в чем ваш невроз?» – спросил его один из учеников мэтра. Чем отвратил нашего героя от фрейдизма навсегда. Франкл категорически отказывался воспринимать человека исключительно как носителя неврозов.

Collapse )

Une Saison en enfer par. Arthur Rimbaud.



"Une Saison en enfer par", Артур Рембо, 1873 –кульминация творчества Рембо.

Он отказывается от стихотворной формы и, следуя опыту Ш. Бодлера, пишет поэтическую прозу - (Une saison en enfer).

В этой поэме, написанной в состоянии духовного кризиса, Рембо отрекается от всей своей прежней поэзии;

ему удается издать поэму тиражом в пятьсот экземпляров, однако ни один из них не был продан.

"Une Saison en enfer par" переводят и как «Пребывание в аду» и как "Одно лето в аду", "Сезон в аду", хотя, правильней, на мой вкус, - "Время ада".

Академия наук СССР

Arthur Rimbaud
Poesies. Derniers vers. Les illuminations. Une saison en enfer
Артюр Рембо
Стихи. Последние стихотворения. Озарения. Одно лето в аду

Серия "Литературные памятники". М., "Наука", 1982

Под редакцией Н. И. Балашова, М. П.Кудинова, И. С. Поступальского.

Аннотация.

"Предлагаемое издание Артюра Рембо является не только первым претендующим на полноту русским изданием знаменитого поэта, но оно практически полно представляет то, что принято называть термином «Сочинения».

Collapse )

«Психотик и психоаналитик»

ваваа

Как психоаналитик может свидетельствовать об опыте встречи с психотическими субъектами в каждом конкретном случае? Для этого, прежде всего, необходимо освободиться от знаний и предполагаемых компетенций, как этому учит нас Лакан в обращении к психиатрам[1]: перед лицом загадки, которую представляют собой эти субъекты, речь идет о том, чтобы уловить, каким образом эта встреча затрагивает нас самих. Так, чаще всего именно тревога возникает перед лицом безумия. Желание предоставить этим субъектам возможность психоаналитического лечения, т.е. лечения их «невозможности выносить», в действительности, отсылает к реальному, которое необходимо учитывать.

Collapse )

Истеризация дискурса: Цепь означающих и референт...


Совсем молоденькая девушка (Х. Арендт) пишет письмо-рассказ «Тени» Хайдеггеру.

Письмо удивительное, ибо в нём она здесь интуитивно высказывает свой страх и опасения перед учителем и возлюбленным, лишь слегка камуфлируя всё в философскую терминологию.

Главные понятия здесь «страх», «тоска», «добыча», «властолюбие», «существование чудовищного», «одичавшее», «безнадежное» и, наконец, «разнузданность».

Уже этот глоссарий многое говорит прежде всего о самом Хайдеггере.
Вот сам фрагмент: «Страх овладел ею, как прежде тоска, и снова не какой-то определенный страх перед, как всегда, определенным «что», а страх перед бытием (Dasein) вообще.

Она познала его раньше, как познала многое.

Теперь она стала его добычей.

Collapse )

Пусть о парне останется хотя бы медийная память.



Николай Грякалов, философ:

Грязь — тотальный феномен, который проходит по экономическим, фантазийным и религиозным ландшафтам.  

Маргарет Мид говорила: «Хотите узнать культуру — спросите, что она считает успешной биографией». Воин и аскет — это одна культура, бизнесмен и бюрократ — это уже другая, если шоумен — тут мы, похоже, в точке современности. Как в последнем фильме младшего Кроненберга «Антивирусный»: «Даже скверну своих звезд мы хотим потребить».

Collapse )


Мудак или редкостная мразь....выбирайте на свой вкус.

Правнук Достоевского, говорят, на писательском съезде (кстати, интересно, что за писатели там были, пофамильно) сейчас витийствовал по поводу узников Болотной: "Пробежал я сейчас по жизни Федора Михайловича в Сибири.



Он преступил закон и получил по праву.
И мы получили человека, возросшего во много раз.
Получили гения.
Каторга - серьезное горнило.
Если эти люди пройдут каторгу и тоже станут гениями, то будет хорошо".
Смех и аплодисменты в зале.
Collapse )

Быть чужаком

Быть чужаком

Юлия Кристева

Если мы не преследуем и не изгоняем чужака, то внушаемая им бессознательная агрессивность доходит в нас до точки, когда мы начинаем его идеализировать.
Так, может быть, чужак — это новый образ провидения, в чьей роли прежде выступал Пролетариат, а теперь выступают Третий Мир или Женщина: новый Сезам, который отворит нам врата Небесного Града?

На самом деле, чуждость — не только боль, но и выбор.
Выбор, несущий в себе радость разрыва, побега, бесконечной надежды и той ясности, которая обостряет критический взгляд как на близких, так и на всех прочих: человек ниоткуда, чужак всегда в дороге, неутомимый разрушитель и неусыпный страж.
Вместе с тем и независимо от политических, экономических, профессиональных причин изгнания, чужак всегда находится в состоянии войны (не зря Целан пишет о себе как о «еврейском воителе») со своей изначальной самостью: с близкими, с материнским языком, он — потенциальный матереубийца, современный Орест.

Collapse )

РАЗРУШЕНИЕ ПСИХОТЕХНИКИ








псих2

В 1931 году психотехники отказались от биологической концепции детерминации психики и выдвинули тезис о ведущей роли социального воспитания.
Переход от биогенетической концепции к социогенетической в психотехнике отразился даже на названии психотехнического журнала.


Collapse )