Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Теория упорядочивания3

3. Теория упорядочивания

Теория развития предсказывает, что должно образоваться исходя из сети конкретных противоречий. Теория упорядочивания может предсказать как возникает новое, то есть даёт технологию развития. Но для этого требуется рассмотреть развитие с точки зрения упорядочивания.

По ходу развития противоречия возникший из старого порядка новый порядок задаёт рамки для развития. Далее развитие взламывает эти рамки, вследствие чего возникающий новейший порядок задаёт новейшие рамки для развития и т.д.


Collapse )
  • sedoia

Квантовая психология. Мы не верим в то, что видим. Мы видим то, во что мы верим.

Квантовая психология. Мы не верим в то, что видим. Мы видим то, во что мы верим.

Если сказать просто об акте наблюдения, то акт наблюдения – это акт творения. Наблюдение – это не смотреть на что-то стороннее, мы попросту создаем проекцию мысли о том, что наблюдаем. И эти проекции функционируют от наших предположений. В тот момент, когда мы начинаем наблюдать что-то, мы предполагаем нечто, и это предположение и есть наше убеждение, вера. Таким образом, наблюдения основываются на убеждениях. На квантовом уровне реальность наблюдается предположением наблюдателя, все во Вселенной так определяется нами.

Подсознательные мысли эквивалентны субатомным частицам


Collapse )

Антонио Грамши: "Я ненавижу этот День Нового Года"

Новогодний привет от Антонио Грамши.
Впервые опубликовано 1 января 1916.
occupation


Каждое утро, когда я пробуждаюсь под покровом небес, я чувствую, что для меня это день Нового Года. Вот почему я ненавижу эти новогодние дни, осыпающиеся подобно завершившейся зрелости, которые обращают жизнь и человеческий дух в коммерческий формат с его аккуратной завершенностью, его неоплаченными счетами, бюджетом, требующим нового администрирования. Они вынуждают нас утрачивать континуальность жизни и духа. Ты завершаешь, всерьез полагая что между этим годом и следующим имеется разрыв, что начинается новая история; ты принимаешь решения и тут же сожалеешь о собственной нерешительности, и это происходит и происходит. По сути - в этом беда с датами.
Они говорят, что хронология это хребет истории. Прекрасно. Но нам также следует принять, что есть четыре или пять фундаментальных дат в голове каждого достойного человека, дат, сыгравших дурную шутку с историей. Это тоже даты Нового Года. Нового Года истории Рима, или Средних Веков или современной эпохи.
Collapse )

Виктор Голышев: «Язык в тупике»


Иосиф Бродский констатировал: роман Платонова «Котлован» — это «язык смыслового тупика», но, «в конце концов, именно на нем мы и говорим». В своей лекции Виктор Голышев, переводивший на русский язык произведения Джорджа Оруэлла, Уильяма Фолкнера, Трумена Капоте, Кена Кизи и Джерома Сэлинджера, рассказал о книге, которая написана, будто это первое литературное произведение на русском языке — смесь Библии, бюрократического новояза двадцатых годов и чистой поэзии.

Из лекции:

«Вся эта корявость и нескладность Платонова производит впечатление, что человек впервые говорит на русском языке и впервые видит вещи. Там есть что-то очень детское — не первобыное, поскольку Платонов был очень образованным человеком и к 21 году имел двести публикаций в местных газетах. Он входил в воронежский литературный круг, обсуждал Канта, писал рецензии на Джойса и Пруста.

Collapse )

Психолог из концлагеря


Он был уверен, что нужно искать не отклонения и неврозы, а смысл. Так он разочаровался во Фрейде и стал лечить словом, заложив основы современной психотерапии. Он помогал искать смысл сначала больным в клиниках, потом – узникам нацистских концлагерей. Это дало возможность выжить в Холокосте и ему самому, и тысячам других. И по сей день его метод меняет жизни миллионов людей по всему миру. Восемнадцать лет назад умер великий психиатр Виктор Франкл.

В судьбе знаменитого психиатра Виктора Франкла как в зеркале отразилась судьба всего европейского еврейства XX века. Он родился в начале века в Вене – респектабельной, наполненной культурой, бурлящей новыми веяниями. Он обожал свою прекрасную Вену и был по-настоящему счастлив. Родители были гражданскими служащими, семья ни в чем не нуждалась. Отец соблюдал еврейские традиции, но не навязывал их своим трем детям. Мать окружала наследников заботой и вниманием. Виктор Эмиль Франкл был счастлив. Еще и потому, что с самого детства, кажется, знал, зачем пришел в этот мир. Как-то учитель в гимназии, куда ходил Франкл, решил поразить учеников оригинальностью суждения. «Жизнь – это всего лишь химический процесс», – заявил он. «Но как же тогда смысл?» – воскликнул маленький Виктор. Этот вопрос и стал для него самым главным, спас его от смерти в концлагерях, сделал его одним из самых известных психиатров двадцатого века.

Пока славный мальчишка из семьи венских евреев подрастал, кружок доктора Фрейда разрастался, а психоанализ перестал быть маргинальным движением в психологии, наоборот, он становился все более популярным. Франкл был в восторге от Фрейда, выискивал его статьи, прочел книгу «Толкование сновидений», которая в то время еще не стала «Библией психоанализа», и даже вступил в переписку с мэтром. Мэтру юноша понравился. Школьник, искавший смысл жизни, забавлял циника Фрейда. И когда Франклу исполнилось 19, Фрейд помог ему опубликовать статью в «Международном журнале психоанализа». Правда, личное знакомство Франкла и поклонников Фрейда не задалось. «Итак, господин Франкл, в чем ваш невроз?» – спросил его один из учеников мэтра. Чем отвратил нашего героя от фрейдизма навсегда. Франкл категорически отказывался воспринимать человека исключительно как носителя неврозов.

Collapse )

Une Saison en enfer par. Arthur Rimbaud.



"Une Saison en enfer par", Артур Рембо, 1873 –кульминация творчества Рембо.

Он отказывается от стихотворной формы и, следуя опыту Ш. Бодлера, пишет поэтическую прозу - (Une saison en enfer).

В этой поэме, написанной в состоянии духовного кризиса, Рембо отрекается от всей своей прежней поэзии;

ему удается издать поэму тиражом в пятьсот экземпляров, однако ни один из них не был продан.

"Une Saison en enfer par" переводят и как «Пребывание в аду» и как "Одно лето в аду", "Сезон в аду", хотя, правильней, на мой вкус, - "Время ада".

Академия наук СССР

Arthur Rimbaud
Poesies. Derniers vers. Les illuminations. Une saison en enfer
Артюр Рембо
Стихи. Последние стихотворения. Озарения. Одно лето в аду

Серия "Литературные памятники". М., "Наука", 1982

Под редакцией Н. И. Балашова, М. П.Кудинова, И. С. Поступальского.

Аннотация.

"Предлагаемое издание Артюра Рембо является не только первым претендующим на полноту русским изданием знаменитого поэта, но оно практически полно представляет то, что принято называть термином «Сочинения».

Collapse )

«Психотик и психоаналитик»

ваваа

Как психоаналитик может свидетельствовать об опыте встречи с психотическими субъектами в каждом конкретном случае? Для этого, прежде всего, необходимо освободиться от знаний и предполагаемых компетенций, как этому учит нас Лакан в обращении к психиатрам[1]: перед лицом загадки, которую представляют собой эти субъекты, речь идет о том, чтобы уловить, каким образом эта встреча затрагивает нас самих. Так, чаще всего именно тревога возникает перед лицом безумия. Желание предоставить этим субъектам возможность психоаналитического лечения, т.е. лечения их «невозможности выносить», в действительности, отсылает к реальному, которое необходимо учитывать.

Collapse )

  • sedoia

Почему дисциплина гораздо важнее мотивации


Есть два главных способа заставить себя что-то сделать.

Первый, самый популярный и сокрушительно ошибочный — попробовать мотивировать себя.

Второй, менее популярный и полностью правильный выбор — развивать в себе дисциплину.

Это одна из тех ситуаций, когда принятие иного подхода немедленно приводит к лучшим результатам. Нечасто услышишь верное использование выражения «сдвиг парадигмы», но это тот самый случай. Момент, когда над головой загорается лампочка.

В чём разница?

Collapse )


Карл Юнг. Послевоенные психические проблемы Германии



Это интервью К.Юнга было опубликовано 11 мая 1945 г. в газете «Die Weltwoche» (Цюрих) под заглавием «Обретут ли души мир?». Само интервью состоялось несколько ранее.

Шмид: Не считаете ли вы, что окончание войны вызовет громадные перемены в душе европейцев, особенно немцев, которые теперь словно пробуждаются от долгого и ужасного сна?

Юнг: Да, конечно. Что касается немцев, то перед нами встает психическая проблема, важность которой пока трудно представить, но очертания ее можно различить на примере больных, которых я лечу.
Для психолога ясно одно, а именно то, что он не должен следовать широко распространенному сентиментальному разделению на нацистов и противников режима.
У меня лечатся два больных, явные антинацисты, и тем не менее их сны показывают, что за всей их благопристойностью до сих пор жива резко выраженная нацистская психология со всем ее насилием и жестокостью.
[Когда швейцарский журналист спросил фельдмаршала фон Кюхлера [Георг фон Кюхлер (1881-1967) руководил вторжением в Западную Польшу в сентябре 1939 г.
Он был осужден и приговорен к тюремному заключению как военный преступник Нюрнбергским трибуналом] о зверствах немцев в Польше, тот негодующе воскликнул: «Извините, это не вермахт, это партия!» — прекрасный пример того, как деление на порядочных и непорядочных немцев крайне наивно.
Все они, сознательно или бессознательно, активно или пассивно, причастны к ужасам; они ничего не знали о том, что происходило, и в то же время знали.

Вопрос коллективной вины, который так затрудняет и будет затруднять политиков, для психолога факт, не вызывающий сомнений, и одна из наиболее важных задач лечения заключается в том, чтобы заставить немцев признать свою вину.
Уже сейчас многие из них обращаются ко мне с просьбой лечиться у меня.
Если просьбы исходят от тех «порядочных немцев», которые не прочь свалить вину на пару людей из гестапо, я считаю случай безнадежным.
Мне ничего не остается, как предложить им анкеты с недвусмысленными вопросами типа: «Что вы думаете о Бухенвальде?»
Только когда пациент понимает и признает свою вину, можно применить индивидуальное лечение.


Collapse )

Истеризация дискурса: Цепь означающих и референт...


Совсем молоденькая девушка (Х. Арендт) пишет письмо-рассказ «Тени» Хайдеггеру.

Письмо удивительное, ибо в нём она здесь интуитивно высказывает свой страх и опасения перед учителем и возлюбленным, лишь слегка камуфлируя всё в философскую терминологию.

Главные понятия здесь «страх», «тоска», «добыча», «властолюбие», «существование чудовищного», «одичавшее», «безнадежное» и, наконец, «разнузданность».

Уже этот глоссарий многое говорит прежде всего о самом Хайдеггере.
Вот сам фрагмент: «Страх овладел ею, как прежде тоска, и снова не какой-то определенный страх перед, как всегда, определенным «что», а страх перед бытием (Dasein) вообще.

Она познала его раньше, как познала многое.

Теперь она стала его добычей.

Collapse )