Category: армия

Беслан. Школа. Стратегия выжить... Окончание

  Георгий Гулдаев, 9 лет. Кира Гулдаева, 65 лет

Около 14:00. Тренерская

При таком количестве вооруженных террористов в школе № 1 спасателям и спецназу было крайне трудно к ней приблизиться, тем более что военные были застигнуты врасплох.
К моменту первого взрыва два танка Т-72 с заглушенными двигателями стояли в одном квартале на восток от школы на улице Коминтерна.
Экипажи этих машин были поражены произошедшим не меньше, чем толпившиеся вокруг штатские, и начали спорить, что делать.
В пятиэтажном жилом доме, выходившем на школу с северо-востока, дежурило подразделение российских снайперов.
Для них взрыв тоже стал полной неожиданностью, и они высыпали на балкон посмотреть, что произошло.
Они начали прикрывать огнем заложников, бегущих из спортзала.
Отряд спецназа, только что выведенный из оцепления и отправленный на учебный полигон в близлежащую часть, выехал обратно и, вернувшись в Беслан, на ходу вступил в бой, начавшийся, когда они оставили позиции.

Collapse )

Профсоюзы и партия. Дискуссия 1921 года.



(Тезисы группы товарищей, стоящих на платформе «демократического централизма»)

Группа демократического централизма при определении своей позиции по вопросу о профессиональном движении исходит из следующих основных положений:

1. Вопрос о профсоюзах в настоящий момент отнюдь не имеет ни особо крупного объективного значения, ни особой теоретической сложности.



2. Руководящие круги нашей партии в лице двух групп, образовавшихся внутри ЦК, находят два основных выхода из создавшегося в нашем профессиональном движении кризиса:
первая стоит за немедленный переход к систематическому огосударствлению профсоюзов (сращивание их с хозяйственными органами), к передаче профсоюзам производственно-руководящих функций (Троцкий).
Вторая, — не отрицая огосударствления профсоюзов в более или менее отдаленном будущем, считает необходимым сохранить профсоюзы как особую организацию, не снабженную полномочиями государственной власти, и полагает, что расширение работы в профсоюзах в области производства не является боевым требованием момента (Зиновьев).
Между обеими этими группами нет никаких сколько-нибудь глубоких принципиальных разногласий.
Они на деле выражают два течения одной и той же группы бывших милитаризаторов хозяйства.


Collapse )

Бронепоезд Троцкого.

В течение 1918 года территория, находившаяся под контролем Советского правительства, быстро сокращалась.
Большая часть России находилась под контролем иностранных войск или различных антисоветских формирований.
Украина, Белоруссия, Прибалтика, часть Псковской области оказались под властью немецко-австрийских оккупантов.
Закавказье и значительная часть Средней Азии попали под власть национал-сепаратистских правительств.
Вся Сибирь была в руках мятежных чехословаков.
6 июля Антанта объявила Владивосток международной зоной и туда высадились американские (10—12 тыс. чел.) и японские войска (70—75 тыс. чел.).
Были усилены отряды интервентов в Мурманске (до 10 тыс. чел.), а 2 августа англо-американские интервенты захватили Архангельск и оттуда двигались на юг в направлении Вологды.
6 июля вспыхнули организованные с помощью Антанты мятежи в Ярославле, Рыбинске, Коврове, Муроме.
В тот же день 6 июля левые эсеры восстали в Москве.
Командующий Восточным фронтом левый эсер М.А. Муравьев попытался захватить Симбирск и соединиться с чехословаками.

Троцкий вспоминал: «Немецкое командование дало мне через своего военного представителя понять, что если белые будут приближаться к Москве с востока, немцы будут приближаться к Москве с запада, со стороны Орши и Пскова, чтобы не дать образоваться Восточному фронту.
Мы оказывались между молотом и наковальней».


После выступления чехословаков на востоке страны ВЦИК объявил республику в опасности.

Collapse )

Эренбург об "Убей немца!" (Природа протеста).


По воспоминаниям самого Ильи Эренбурга, он ставил цель развеять существовавшие у значительной части советских солдат иллюзии о том, что, если «рассказать немецким рабочим и крестьянам правду, то они побросают оружие», что «миллионы [немецких] солдат идут в наступление только потому, что им грозит расстрел»

И. Эренбург. «Люди, годы, жизнь» книга V, глава 3.


Ilya_Ehrenburg_1925

Collapse )