Analitik (analitik_tomsk) wrote in m_introduction,
Analitik
analitik_tomsk
m_introduction

Categories:

Накопление капитала и Государственная система: оценивая «новый империализм» Дэвида Харви





Работа Дэвида Харви «Новый империализм» — важная книга. Во-первых, она посвящена одному из наиболее насущных вопросов: вопросу о природе и тех формах, которые сегодня принимает империализм. Во-вторых, рассматривая данную проблему, Харви привлекает тот интеллектуальный ресурс, который может быть предложен одной из самых примечательных традиций в современной марксистской политической экономии. Уже в «Границах капитала» Харви предлагает набросок теории империализма в рамках целостного анализа тех процессов, которые заводят капитализм в кризисы перенакопления. В «Новом империализме» он развивает гораздо более систематическую теорию, не упуская при этом из вида и те более общие проблемы, которые он рассматривал в предыдущих работах².
В-третьих, несмотря на некоторые ограничения, анализ Харви заслуживает самой высокой похвалы. Он интерпретирует войну в Ираке как своего рода предупредительный удар республиканцев правого крыла, контролирующих администрацию Буша, направленный на то, чтобы послать сообщение потенциальным «конкурентам» Соединенных Штатов, таким как Европейский Союз и Китай. А также на то, чтобы упрочить американское военное присутствие на Ближнем Востоке с целью закрепить доступ Вашингтона к нефти региона, от которой сильно зависят конкуренты. Более того, выстраивая свой анализ, Харви рассматривает капиталистический империализм как то, что возникает из «диалектических отношений между территориальной и капиталистической логиками власти. Две логики различны и никоим образом не сводимы друг к другу, при этом они тесно между собой переплетены»³. Данная формулировка вполне согласуется с нашим видением, согласно которому «марксистская теория империализма анализирует те формы, в которых геополитическая и экономическая конкуренция переплетаются в современном капитализме». Тот факт, что теоретики на разных основаниях приходят независимо друг от друга к похожему пониманию империализма — хороший знак потенциально очень плодотворного встречного движения на современном радикальном левом фланге.
Ниже приводятся наши размышления о «Новом империализме». Они излагаются как дискуссия с Харви, которая может поспособствовать прояснению и укреплению разделяемых нами пониманий. Мы рассмотрим позицию Харви относительно природы современного империалистического противостояния, попытаемся выявить отношения между экономической и геополитической конкуренцией, а также выскажем некоторые предостережения против иногда слишком сильных утверждений, которые делает Харви относительно роли в современном капитализме того, что он называет «накоплением через лишение собственности». В частности, мы не согласны с периодически выдвигаемым тезисом Харви о том, что развитой капитализм —особенно представляемый — по своей сути сегодня является хищническим. Вместо этого мы утверждаем, что современный капитализм продолжает извлекать прибыль из эксплуатации наемного труда и что этот процесс продолжает быть сосредоточенным в основном в регионе стран Организации экономического сотрудничества и развития (OECD) с очень важным включением сюда Китая. Как становится очевидным из его недавней книги «Краткая история неолиберализма», эта оценка не сильно отличается от его собственной точки зрения. Большая часть нашей статьи была написана до появления данной книги, мы будем отсылать к ней лишь тогда, когда это будет напрямую касаться нашего обсуждения.
Конец межимперским противостояниям?
Прежде всего, имеет смысл поместить Харви в контекст современных дискуссий об империализме. Одним из основных дискуссионных моментов в современной марксистской политической экономии является вопрос о том, функционирует ли капитализм сегодня по преимуществу через транснациональные сети власти, как это на разный лад утверждают Хардт и Негри, а также иные теоретики возникновения транснационального капиталистического класса. При этом даже некоторые из тех, кто отрицает данную позицию, тем не менее утверждают, что глобальный капитализм более не связан с теми межимперскими противостояниями, о которых писали Ленин и Бухарин. Так Лео Панич и Сэм Жиндин утверждают, что мир развитого капитализма интегрируется относительно бесконфликтно под эгидой неформальной империи Соединенных Штатов. Прочие с ними не согласны, они утверждают, что, несмотря на неравномерное распределение власти между и даже наиболее сильными из государств, противостояние Великих Держав остается значительной чертой современной мировой политической экономии.
Где же место Харви в этом споре? В «Лимитах капитала» он выдвигает очень мощную теорию межимперских противостояний, интерпретируемых им как попытки соперничающих держав перекинуть бремя девальвации капитала друг на друга. Суть его позиции отражается в названии заключительного раздела книги: «Межимперские противостояния: всеобщая война как крайняя форма девальвации». В «Новом империализме» все обстоит несколько иначе: работа опирается на теорию Джованни Арриги о мировых капиталистических гегемонах. Несмотря на редкие указания на возникновение «особого транснационального капиталистического класса», Харви подчеркивает значение актуальных и потенциальных конфликтов между ведущими капиталистическими державами. Таким образом, он указывает на возможность все возрастающего острого международного соперничества: динамические центры накопления капитала конкурируют на мировой арене на фоне мощных потоков перенакопления. В силу того, что не все могут в конечном счете преуспеть, результатом становится либо гибель слабейшего из-за серьезного кризиса внутренней девальвации, либо возникновение геополитического противостояния между регионами. Последнее благодаря территориальной логике власти может превратиться в конфронтацию государств, заключающуюся в торговых и валютных войнах со всегда присутствующей где-то на заднем плане опасностью военных конфронтаций (наподобие тех, что мы видели во время двух мировых войн в xxв.).
Как и Арриги, Харви указывает на упадок гегемонии и на возникновение ситуации, которую вслед за Ранаджитом Гухом можно назвать «доминированием без лидерства»: все больше приходится уповать на принуждение, так как возможность добиваться согласия прочих ведущих стран «в беспроигрышной игре, в которой все стороны выигрывают», сходит на нет¹. Однако ради справедливости отметим, что описание конфликта ведущих держав Харви гораздо более гибко, чем описание Арриги. Больший упор делается на, но при этом Китай рассматривается как более важный потенциальный конкурент. Более того, в «Новом империализме» нет и намека на цикличную философию истории, которая у Арриги питает рассуждения о взлетах и падениях капиталистических гегемонов и которая заставляет его предположить, что в будущем Восточная Азия вытеснит. Ближе всего к подобным предсказаниям Харви подходит в тот момент, когда предполагает, что в противодействии Франции, Германии, России и Китая вторжению в Ирак «стало возможным различить слабые очертания Евразийского геополитического блока держав, который, как это давно предсказывал Хэлфорд Макиндер, сможет с легкостью осуществлять геополитическое доминирование в мире». Он рассматривает захват Ирака как шаг на пути создания «мощного военного американского форпоста» в самом сердце того блока, о котором говорит Макиндер, «чтобы иметь как минимум задел для предотвращения любой консолидации евразийской власти»¹¹. Этот, как многие могут подумать, чисто спекулятивный сценарий, свидетельствует о том, что Харви рассматривает конфликт ведущих держав скорее как плавно движущееся равновесие между множеством «динамических центров накопления», чем как всего лишь случайность на фоне гегемонии США (или как взлет и падение гегемонов). В силу того, что в целом мы разделяем это видение, остальная часть нашей статьи посвящена двум другим вопросам. Во- первых, самому пониманию Харви империализма и, во-вторых, тому вниманию, которое он уделяет роли так называемого накопления через лишение собственности в современном капитализме.
Логика власти и формы конкуренции
Как мы уже увидели, Харви понимает капиталистический империализм как «диалектическое взаимоотношение территориальной и капиталистической логик власти». Тот факт, что это взаимоотношение названо диалектическим, изначально лишает основы все попытки свести одну из этих логик к другой.
В ключевом параграфе Харви пишет:
Взаимоотношение этих двух логик должно рассматриваться скорей как проблематичное и даже противоречивое (то есть диалектическое), чем как функциональное или одностороннее. Тезис о диалектическом взаимоотношении способствует анализу капиталистического империализма в понятиях пересечения этих двух разных, но пересекающихся логик власти. Трудность непосредственного анализа конкретных ситуаций заключается в необходимости одновременно держать на виду две стороны этой диалектики и не сбиться при этом ни в сугубо политическую, ни в сугубо экономическую аргументацию.¹²

Продолжение далее
Tags: Методология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments