analitik_2009 (analitik_2009) wrote in m_introduction,
analitik_2009
analitik_2009
m_introduction

Category:

Как марксизм из науки превращался в утопию. Ч.6. Продолжение.

Основоположники марксизма

В «Немецкой идеологии» основоположники пошли ещё дальше в этом направлении. Они записали, что «разделение труда и частная собственность, это – тождественные выражения: в одном случае говорится по отношению к деятельности то же самое, что в другом – по отношению к продукту деятельности». А это значит то, что если материальное производство осуществляется в условиях общественного разделения труда, то продуктом этой деятельности всегда будет частная собственность.

Классики установили, что отношения частной собственности дают возможность присваивать средства к жизни с избытком. В таком присвоении заключена потенциальная возможность для господства над чужим трудом и для его эксплуатации. Избыток позволяет приобретать средства производства и рабочую силу с целью её эксплуатации для извлечения прибыли. Не случайно классики в Манифесте записали, что коммунизм не уничтожает «присвоение продуктов труда, служащих непосредственно для воспроизводства жизни, присвоение, не оставляющее никакого избытка, который мог бы создавать власть над чужим трудом» (Манифест коммунистической партии, с. 40).

По их мнению, именно избыток расслаивает общество на антагонистические классы богатых и бедных, эксплуататоров и эксплуатируемых.

Из всего изложенного следует, что под частной собственностью в марксизме понимается обусловленное разделением труда, товарным производством и обменом присвоение частными лицами источников существования всех, а также присвоение продуктов общественного производства с избытком, которое даёт возможность эксплуатировать чужой труд.

И основоположники коммунистической теории пришли к выводу, что в ходе коммунистического развития, в переходный период от капитализма к коммунизму (в первой его фазе), отношения частной собственности (частный характер присвоения) должны быть постепенно уничтожены путём преодоления подчинения человека законам разделения труда, товарного производства и обмена. На первом этапе это осуществляется через огосударствление средств производства пролетарским государством-коммуной (общиной). Затем должно постепенно преодолеваться подчинение человека законам разделения труда. С преодолением общественного разделения труда отпадает необходимость товарного производства и обмена. «Именно то обстоятельство – что разделение труда и обмен суть формы частной собственности, – писал Маркс в „Экономическо-философских рукописях”, – как раз и служит доказательством как того, что человеческая жизнь нуждалась для своего осуществления в частной собственности, так, с другой стороны, и того, что теперь она нуждается в упразднении частной собственности».

Почему человечество нуждалось в частной собственности? Очевидно, потому, что разделение труда и обмен, лежащие в основе частного присвоения и, прежде всего, присвоения средств производства, способствовали развитию производительных сил общества на историческом отрезке от рабовладельческого способа производства до капитализма. Частное присвоение в условиях малоразвитых производительных сил способствовало накоплению излишков в частных руках и тем самым позволяло укрупнять производство, внедрять новые технологии. Но на нисходящей линии последней стадии развития отношений частной собственности, т. е. на закате капитализма, когда производительные силы в своём количественном и качественном отношении достигли определённого уровня, они приобрели общественный характер. Частное присвоение стало тормозить их развитие. Оно стало оковами этого развития. Общество стало нуждаться в постепенном его уничтожении с тем, чтобы общественный характер производительных сил соответствовал общественному характеру присвоения.

Почему частное присвоение на закате капитализма становится оковами развития производительных сил?

Маркс и Энгельс убедительно доказали, что капиталистические производственные отношения, которые развиваются внутри отношений капиталистической частной собственности, имеют целью только максимальное извлечение прибыли капиталистами. На нисходящей линии развития капиталистического способа производства был достигнут определённый уровень развития производительных сил и производительности труда в развитых странах капитала. Тогда ориентация хозяйственного механизма на максимальное извлечение прибыли стала ограничивать развитие производительных сил. Оно стало сдерживаться страхом капиталистов перепроизвести товар в условиях анархии рыночного производства, страхом не найти рынка его сбыта и потерпеть банкротство, что делает невыгодным дальнейшее совершенствование производительных сил с целью увеличения выпуска продукции в единицу времени. Во время постоянно повторяющихся кризисов дальнейшее развитие производительности труда приводит к необходимости уничтожения части производительных сил и произведённой продукции, которая не находит потребителя. Коммунистический же способ производства, в основе которого лежит общий характер присвоения, снимает оковы с развития производительных сил, так как он нацелен не на максимальное извлечение прибыли отдельными капиталистами, а на максимальное удовлетворение постоянно растущих материальных и нематериальных потребностей всего общества, всех людей. А эти постоянно растущие потребности безграничны. Они могут быть ограничены лишь возможностями природы. Следовательно, с целью освобождения развития производительных сил и производительности труда от капиталистических оков, отношения капиталистической частной собственности должны быть заменены отношениями общей коммунистической (общинной) собственности.

Сразу следует уточнить, что в марксизме речь идёт не о диалектическом снятии частной собственности, как пытаются толковать некоторые теоретики марксизма, а именно об её уничтожении, но уничтожении постепенном. В «Принципах коммунизма», написанных Энгельсом ещё в 1847 г. для «Манифеста коммунистической партии», на 16-й вопрос: «Возможно ли уничтожить частную собственность сразу?» – он отвечал: «Нет, невозможно, точно так же, как нельзя сразу увеличить имеющиеся производительные силы в таких пределах, какие необходимы для создания общественного хозяйства. Поэтому надвигающаяся по всем признакам революция пролетариата сможет только постепенно преобразовать нынешнее общество и только тогда уничтожит частную собственность, когда будет создана необходимая для этого масса средств производства». В «Обращении Центрального комитета к Союзу коммунистов», написанном Марксом и Энгельсом в 1850 г., прямо говорилось, что «дело идёт не об изменении частной собственности, а об её уничтожении, не о затушёвывании классовых противоречий, а об уничтожении классов, не об улучшении существующего общества, а об основании нового общества» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 7, сс. 261, 267).

В «Экономическо-философских рукописях» Маркс показал, что частная собственность не только сдерживает развитие производительных сил, но и неизбежно приводит к отрешению работника от радостей жизни, закабалению его предметом его труда. Продукт труда становится чужим для него продуктом. Опредмечивание труда превращается в отчуждение труда, опредмеченный труд — в отчуждённый труд. В этом труде пролетарий «чувствует себя не счастливым, а несчастным», не развивает свободно свои физические и духовные силы, а подавляет их, изнуряет своё тело и разрушает свой дух. В процессе труда он принадле­жит не себе, а собственнику капитала. Он сам себе куёт цепи.

Отношение пролетария к продукту своего труда, как к пред­мету чуждому и над ним властвующему, порождает его отношение к акту производства, к своей собственной деятельности, как тоже к чему-то чуждому, порождает отчуж­дение человека от общества, превращает общественную жизнь человека в простое условие и элементарное средство под­держания его существования. В мире частной соб­ственности человек лишается стимулов производить по законам красоты и универсальных потребностей, так как его деятельность коммерционализирована. Отнимая у человека предмет его производства в качестве товара для рынка, отчуждённый труд, – указы­вает Маркс, – тем самым отнимает у него свойственную его роду подлинно человеческую жизнь.

Наконец, прямым следствием отчуждения человека от про­дукта его труда, его родовой сущности, является отчуждение человека от природы, отчуждение человека от человека, противостояние одного человека другому. «Мы видели, – пишет Маркс в „Экономическо-философских рукописях”, – какое значение имеет при социализме богатство человеческих потребностей, а, следовательно, и какой-нибудь новый способ производства и какой-нибудь новый предмет производства: новое проявление человеческой сущностной силы и новое обогащение человеческого существа. В рамках частной собственности всё это имеет обратное значение. Каждый человек старается пробудить в другом какую-нибудь новую потребность, чтобы вынудить его принести новую жертву, поставить его в новую зависимость и толкнуть его к новому виду наслаждения, а тем самым и к экономическому разорению. Каждый стремится вызвать к жизни какую-нибудь чуждую сущностную силу, господствующую над другим человеком, чтобы найти в этом удовлетворение своей собственной своекорыстной потребности. Поэтому вместе с ростом массы предметов растёт царство чуждых сущностей, под игом которых находится человек, и каждый новый продукт представляет собой новую возможность взаимного обмана и взаимного ограбления. Вместе с тем человек становится всё беднее как человек, он всё в большей мере нуждается в деньгах, чтобы овладеть этой враждебной сущностью, и сила его денег падает как раз в обратной пропорции к массе продукции, т. е. его нуждаемость возрастает по мере возрастания власти денег…

Безмерность и неумеренность становятся их истинной мерой. Даже с субъективной стороны это выражается отчасти в том, что расширение круга продуктов и потребностей становится изобретательным и всегдарасчётливым рабом нечеловечных, рафинированных, неестественных инадуманных вожделений».

В этом же произведении Маркс отмечает существенную причинно-следственную связь: частная собственность – не только решающая причина всякого отчуждения, и, прежде всего, отчуждённого труда, она в то же время «есть продукт, результат, необходимое следствие отчуждённого труда, внешнего отношения рабочего к природе и к самому себе». Следовательно, только уничтожением частной собственности можно положить конец отчуждённому труду, отчуждению человека от его родовой сущности, взаимному от­чуждению людей, отчуждению человека от природы. Преодолением отчуждения исключаются условия, порождающие частную собственность.

Здесь же Маркс рассматривает доктрины утопического коммунизма «в его первой форме». Незрелость этого «грубого комму­низма» заключается в том, что он стремится противопоставить частной собственности «всеобщую» частную собственность. По Марксу, это лишь форма проявления отно­шений частной собственности.

Как уже было отмечено, уничтожение частной собственности, частного присвоения продуктов общественного труда в процессе коммунистического развития классики видели, прежде всего, в огосударствлении средств производства пролетарским государством-коммуной. А затем – в преодолении подчинения человека общественному разделению труда, законам товарного производства и обмена, которые дают возможность присваивать продукты с избытком.

Однако иначе представлял себе это И. В. Сталин, а за ним и советская политэкономическая наука. Они полагали, что передача средств производства в собственность советского государства сразу же уничтожает отношения частной собственности, частного присвоения. После реализации НЭП, по завершении индустриализации, коллективизации и культурной революции, все средства производства и распределения полностью перешли в собственность государства. Считалось, что тем самым частная собственность на средства производства и частное присвоение в Советском Союзе были упразднены.

Напомню, что Конституция СССР 1936 г. закрепила социалистическую собственность в трёх формах: государственной, кооперативно-колхозной и личной. Места частной собственности в ней уже не было, из чего вытекало, что отношения частной собственности в СССР, по существу, были ликвидированы. Всё это партией и общественной наукой преподносилось как развитие марксизма, как творческий марксизм. Но такой «творческий» марксизм в корне противоречил классической марксистской теории, так как устанавливал отсутствие отношений частной собственности при наличии общественного разделения труда, товарного производства и товарного обмена. Тогда как огосударствление средств производства, согласно марксистскому учению, является лишь первым шагом к уничтожению отношений частной собственности.

Следующим шагом, как уже отмечалось, должно было быть преодоление подчинения человека общественному разделению труда на различные его виды. Коммунистическое развитие требует также ликвидации мирового разделения труда и мирового рынка с его товарно-денежным обменом. (Анти-Дюринг). Международное разделение труда и мировой рынок заставляли Советский Союз развивать внешнюю торговлю, в том числе средствами производства, с капиталистическими странами и ориентировать советскую экономику на стоимостные показатели. Ориентации на стоимость требовал и обмен между городом и деревней, в которых существовали различные формы собственности на продукты труда. Подчинение советского общества действию законов внешнего и внутреннего разделения труда, ориентация производителей на стоимостные показатели товарного производства и обмена, принадлежность средств производства не коммунальному пролетарскому государству, а государству буржуазному, но без буржуазии, не позволяет определять советский базис того времени как базис коммунистический, в котором отсутствовали отношения частной собственности.

Продолжение дальше



Tags: Беллетристика., Методология марксизма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments