analitik_2009 (analitik_2009) wrote in m_introduction,
analitik_2009
analitik_2009
m_introduction

Categories:

Как марксизм из науки превращался в утопию. Ч.5. Окончание.

Основоположники марксизма

Ещё большая неразбериха с содержанием понятия «социализм» произошла, когда в 1936 г. Сталин объявил о том, что в СССР «уже осуществлена в основном первая фаза коммунизма, социализм» (Доклад на чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 г. «О проекте Конституции Союза ССР»). Такое заявление в теоретическом плане противоречило тому, что писал Ленин перед смертью о создании с помощью НЭП лишь основ социализма. Получалось, что в 1922 г. стали закладывать лишь основы социализма, а в 1936 г. получили социализм как первую фазу коммунизма. Более того, в 1949 г., в связи с испытанием атомного оружия, было объявлено, что социализм победил окончательно.

Но поскольку Ленин и Сталин отождествляли социализм с первой фазой коммунизма, то после такого объявления, согласно марксистской теории, должна была наступить более высокая фаза коммунизма, т. е. полный коммунизм. Полный коммунизм, по Марксу, – это общество с изобилием продуктов, когда«труд перестанет быть только средством для жизни, а станет сам первой потребностью жизни», так как преодолено подчинение человека общественному разделению труда, когда уже отсутствуют классы, государство, а продукты распределяются по потребностям (см. Маркс К. Критика Готской программы).

Подобная основа в СССР не могла быть создана ни к 1936 г., ни в период после Великой Отечественной войны в условиях разрухи, общей бедности и в окружении развитых империалистических стран. Видимо поэтому в октябре 1952 г. на XIX съезде ВКП(б) было принято решение о необходимости переработки программы партии в связи с переходом только ещё к строительству основ для полного коммунизма, т. е. первой его фазы. И уж вовсе теоретическое противоречие проявилось, когда в 80-х годах в СССР стали вести речь не о развитии полного коммунизма, а о развитом социализме, т. е. о первой фазе коммунизма, когда она уже согласно заявлениям Сталина была сформирована к 1949 г.

Однако, с точки зрения марксистской теории, социализмом в СССР называли, по существу, полукапиталистические производственные отношения. Ещё в 1932 г. Т. В. Сапронов в упомянутой ранее статье писал: «Беглый анализ нашего хозяйства с неизбежностью требует вывода, что это хозяйство с точки зрения научного социализма не может быть подведено ни под какое другое определение, как своеобразный, уродливый госкапитализм…

Если у нас нет буржуазии, у власти находится бюрократия, она же распоряжается средствами производства, а рабочий остаётся наёмным рабом, то характер производства от этого социалистическим не делается.

Только ренегаты коммунизма могут госкапиталистическое хозяйство отождествлять с социалистическим… ».

В статье «Критика теории „Деформированного рабочего государства”» теоретики Интернациональной коммунистической партии (ИКП) в Италии ещё в 70-х годах прошлого столетия вполне в русле марксизма отмечали: «Социализм – есть упразднение торговли, и к социализму можно двигаться, только ограничивая торговлю. Конечно, если под социализмом иметь в виду коммунизм».

Они справедливо подвергали критике позицию Троцкого, который, по их мнению, полностью разрушил марксистскую доктрину, утверждая, что«противоречия советского общества глубоко отличаются по природе своей от противоречий капитализма».

На самом деле, противоречия советского общества по сути мало чем отличались от противоречий капитализма. Авторы статьи справедливо утверждают, что «при капитализме наёмный труд и денежное обращение постоянно развиваются…

Государство всё больше отделяется от гражданского общества; города развиваются, а деревни становятся безлюдными; разделение труда усиливается, противоречие между умственным и физическим трудом становится более резким, школа отделяется от производства, женщина порабощается мужчиной.

На пути к социализму ландшафт коренным образом меняется. Движение становится обратным по отношению к тому, которое наблюдали на пути к капитализму: денежное обращение атрофируется и исчезает; государство растворяется в обществе; различие между сельским хозяйством и промышленностью исчезает, тогда, как громадные капиталистические агломерации разрушаются; производственные площади и жилые районы распределяются рационально по территории; разделение труда регрессирует, противоположность между умственным и физическим трудом также стирается, образование более не отделено от производственной деятельности, женщина становится социально равной с мужчиной».

Авторы статьи обоснованно обвиняют троцкизм в плохом знании марксизма. Они утверждают, что троцкизм «не только считает себя идущим к социализму в то время, как он уже давно, в компании с „деформированным рабочим государством”, катится в противоположном направлении, но ещё и (во имя социализма!) „имеет наглость бранить машинистов за то, что они двигаются недостаточно быстро”».

По их мнению, если СССР в 70-х годах и находился «„на этапе перехода к социализму”, то исключительно в том же самом смысле, что и все капиталистические государства планеты: осуществляя накопление капитала и развивая крупные современные средства производства.

… Троцкисты не знают, что такое коммунизм. В то время, когда в СССР постоянно усиливались все основные черты капиталистического общества, они продолжали заявлять, с комичным самодовольством „что не следует вместе с грязной водой выплёскивать и ребёнка” и что СССР по-прежнему является „деформированным рабочим государством”».

Вывод их чрезвычайно прост: «троцкизм должен быть и будет разрушен; революционная партия пролетариата может быть создана только на базе исторического материализма, исключая любую другую теорию».

«С тех пор, – пишут они, – как Троцкий задался вопросом (в статье „Ещё и ещё раз о природе СССР”), является ли Россия империалистической страной и, естественно, ответил на него отрицательно, стало традицией троцкистских недоучек снисходительно относиться к марксистам, которые разоблачают русский империализм. Последние немедленно получают следующий ответ: „Империализм – это экспансионистская политика финансового капитала. Однако в России нет финансового капитала. Следовательно, Россия не является империалистической”. Превосходный вывод, достойный людей, которые рассматривают государственные банки, „народные” или нет, предоставляющие займы в миллиарды рублей, как институты, „некапиталистический” характер которых находится вне всяких подозрений. Тем не менее, каждый, кто читает газеты, может узнать, что Россия экспортирует капиталы, что она намеревается эксплуатировать, совместно с французским капиталом, будущих рабочих из Фос-сюр-Мер, или что она финансировала строительство сталелитейных заводов в Индии. А если повседневная пресса кажется недостаточным доказательством, можно ещё проконсультироваться с официальными изданиями режима. В своих „Принципах политической экономии” (Маркс написал „Критику политической экономии”), опубликованных в Москве в 1966 году, г-н Никитин пишет в главе „Предоставление кредитов” (стр. 461):

„Советский Союз, например, после второй мировой войны предоставил социалистическим странам займы и кредиты в размере, превышающем 8 миллиардов рублей, кредиты, предполагающие максимум льгот. Тогда как капиталистические страны взимают за предоставляемые кредиты очень высокий процент (от 3,5 до 6%), обставляя предоставление кредитов целым рядом экономических и политических условий, кредиты, предоставляемые внутри социалистического содружества обычно устанавливаются на уровне от 1 до 2% в год”».

Вот такой развитой социализм был в СССР! Путаница в понимании этого термина остаётся и ныне в левой среде. Однако марксистская характеристика первой фазы коммунизма (социализма) иная. Несмотря на то, что классики не оставили подробных её описаний, тем не менее они в своих произведениях наметили основные её сущностные параметры. К ним можно отнести:


  1. Высокий уровень развития производительных сил общества, достигнутый ещё капиталистическим способом производства, который исключал бы всеобщее распространение бедности. Универсализацию мировых производительных сил и формирование всемирно-исторической, эмпирически универсальной личности (Маркс К. и Энгельс Ф. Немецкая идеология);

  2. Исчерпание капитализмом возможности для дальнейшего развития производительных сил, для своего расширения в планетарном масштабе (Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология. Энгельс Ф. Принципы коммунизма. Энгельс Ф. Введение к работе Маркса «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.»);

  3. Мировую коммунистическую революцию и установление пролетарской коммунальной государственности (Маркс К. и Энгельс Ф. Немецкая идеология, Манифест коммунистической партии. Энгельс Ф. Принципы коммунизма. Маркс К. Капитал, Гражданская война во Франции);

  4. Огосударствление пролетарским государством коммунального типа источников существования общества как первый шаг к уничтожению отношений частного присвоения (Маркс К. и Энгельс Ф. Немецкая идеология, Манифест коммунистической партии. Маркс К. Критика Готской программы. Энгельс Ф. Анти-Дюринг);

  5. Дальнейшее уничтожение отношений частного присвоения путём преодоления подчинения человека общественному разделению труда и законам стоимостного товарного производства и обмена через сеть производственно-потребительских коммун, основанных на общности имущества (Энгельс Ф. Описание возникших в новейшее время и ещё существующих коммунистических колоний. Маркс К. и Энгельс Ф. Немецкая идеология. Энгельс Ф. Принципы коммунизма. Маркс К. и Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии. Маркс К. Капитал. Энгельс Ф. Анти-Дюринг, Происхождение семьи, частной собственности и государства);

  6. Планомерное производство и планомерное распределение (Маркс К. Гражданская война во Франции. Энгельс Ф. Принципы коммунизма, Анти-Дюринг, Диалектика природы);

  7. Прямое распределение средств производства (Маркс К. Критика готской программы. Энгельс Ф. Анти-Дюринг);

  8. Распределение предметов индивидуального потребления по труду через именные квитанции (Маркс К. Критика Готской программы);

  9. По мере преодоления подчинения людей общественному разделению труда и товарного обмена – ликвидацию классовых различий (Маркс. К. Капитал. Энгельс Ф. Анти-Дюринг);

  10. Вместе с преодолением классовых различий – «засыпание» коммунальной государственности и переход на самоуправление, т. е. к общественному управлению не людьми, а производственными процессами (Маркс К. и Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии. Энгельс Ф. Анти-Дюринг, Происхождение семьи, частной собственности и государства);

  11. Развитие различных форм самоуправления трудящихся.

В этой связи необходимо отметить, что основоположники коммунистической теории связывали переход общества к полному коммунизму с производственными организациями рабочих, которые учили бы их самоорганизации, управлению производством и распределением, учили бы влиять на общественно-политические процессы. И такими переходными формами самоорганизации и коммунистического самоуправления Маркс и Энгельс считали коммуны, кооперативные фабрики и рабочие кооперативы, народные предприятия и пролетарские профсоюзы. Относительно коммун, необходимо иметь в виду опубликованную в 1845 г. в «Немецком Ежегоднике» статью Энгельса «Описание возникших в новейшее время и ещё существующих коммунистических колоний» (Маркс К. и Энгельс Ф. Собр. соч., т. 42). В этой статье Энгельс на примере американских и английской коммунистических колоний (коммун) пришёл к выводу, что коммунизм – это общественная жизнь и деятельность на основе общности имущества.

Не случайно поэтому Ленин, сразу после прихода большевиков к власти, мечтал о создании сети производственно-потребительских коммун с целью преодоления с их помощью подчинения человека разделению труда и законам товарного обмена. Так, в Докладе VII-му Экстренному съезду РКП(б) 8 марта 1918 г. он говорил по сути о преодолении разделения труда в области управления через слияние законодательной и исполнительской функции, а в области производства и потребления – через создание потребительно-производительных коммун. Он считал необходимым «принудительное объединение всего населения в „потребительско-производительные коммуны”». В «Очередных задачах Советской власти», в апреле 1918 г., Ленин уже утверждает, что «социалистическое государство может возникнуть лишь как сеть производительно-потребительских коммун». Он считает задачами построения социализма «постепенный переход к поголовному объединению в потребительные общества и продуктообмен» (ПСС, т. 36, с. 185). Эти положения Ленин повторяет во многих своих статьях и речах в 1918–1920-х годах. Лишь отсталость производительных сил, отсутствие мировой революции, послевоенная разруха, голод и эпидемии заставляют его отказаться от этой идеи в 1921 г. и перейти к новой экономической политике государственного капитализма.

Относительно роли рабочих производственных кооперативов в коммунистическом развитии, необходимо отметить, что классики специальных трудов на эту тему не создавали. Они писали о них в основном в письмах и документах, имеющих практическое значение. Вместе с тем упоминание о кооперативах мы находим в первом томе «Капитала», в котором Маркс пишет, что капиталистическое производство само себя отрицает «на основе кооперации и общего владения землёй и произведёнными самим трудом средствами производства».

В III томе «Капитала» Маркс разъяснял, что кооперативные фабрики самих рабочих являются первой брешью в капиталистическом способе производства (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 25, с. 384–483).

В «Гражданской войне во Франции» Маркс писал: «А если кооперативное производство не должно оставаться пустым звуком или обманом, если оно должно вытеснить капиталистическую систему, если объединённые кооперативные товарищества организуют национальное производство по общему плану, взяв тем самым руководство им в свои руки и прекратив постоянную анархию и периодические конвульсии, неизбежные при капиталистическом производстве, — не будет ли это, спрашиваем мы вас, милостивые государи, коммунизмом, „возможным” коммунизмом?» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 17, с. 346–347).

В письме Герману Юнгу 14 июля 1870 г. Маркс предлагал включить в программу работы Генерального Совета Международного Товарищества пятым вопросом рассмотрение условий кооперативного производства в национальном масштабе. Им была составлена Инструкция по отдельным вопросам делегатам временного Центрального Совета Первого Интернационала. В п. «е» этой Инструкции было записано: «Во избежание вырождения кооперативных обществ в обыкновенные буржуазные акционерные общества (societes par actions), рабочие каждого предприятия, независимо от того, являются они пайщиками или нет, должны получать равные доли в доходе. Мы согласны допустить в виде чисто временной меры, чтобы пайщики получали небольшой процент» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 16, с. 194–203).

Необходимо обратить внимание на этот важный принцип кооперативного распределения, рекомендующий, чтобы рабочие каждого кооперативного предприятия получали равные доли в доходе. Иначе кооператив может переродиться в капиталистическое акционерное общество. В «Гражданской Войне во Франции» 1871 г. Маркс писал о том, что пролетариат должен не за отвлечённые – от своего повседневного производительного бытия – идеалы бороться, а дать свободу элементам нового общества, которые уже развились в лоне старого разрушающегося буржуазного общества, и элементами этими являются кооперативные товарищества рабочих.

Рабочие кооперативы, объединившись, берут руководство национальным производством в свои руки, организуют его по общему плану и тем самым вытесняют капиталистическую систему.

Но кооперативное движение без революционных изменений основ общественного строя не в состоянии превратить общественное производство в единую, обширную и гармоническую систему свободного кооперативного труда, т. е. в систему коммунистическую.

В «Критике Готской программы» Маркс подчёркивал, что «социалистическая организация совокупного труда» возникает из классовой борьбы, в ходереволюционного преобразования общества, а не по-лассальянски – из «помощи», предоставляемой производительным кооперативам непролетарским государством. Из марксистского учения вытекает, что после прихода пролетариата к власти, помощь кооперативам должно оказывать пролетарское государство переходного периода.

Энгельс в «Развитии социализма от утопии к науке» отмечал, что Оуэн ввёл — в качестве мероприятий для перехода к уже вполне коммунистическому устройству общества — кооперативные общества (потребительские и производственные), «которые с тех пор, по крайней мере, доказали на практике полную возможность обходиться как без купцов, так и без фабрикантов». В письме Августу Бебелю 20–23 января 1886 г. Энгельс пояснял, что его позиция отличается от позиции Шульце-Делича и Лассаля, которые«предлагали создавать мелкие кооперативные товарищества: один — с помощью государства, другой — без неё, но, по мысли их обоих, эти кооперативные товарищества должны были не вступать во владение уже имеющимися средствами производства, а лишь наряду с существующим капиталистическим производством создавать новое, кооперативное. Моё предложение, – пишет Энгельс, – требует внедрения кооперативных товариществ в существующее производство. Им надо будет дать землю, которая в ином случае эксплуатировалась бы по-капиталистически, подобно тому, как Парижская Коммуна требовала, чтобы рабочие на кооперативных началах пустили в ход бездействующие фабрики, остановленные хозяевами. Различие здесь огромное. А что при переходе к полному коммунистическому хозяйству нам придётся в широких размерах применять в качестве промежуточного звена кооперативное производство — в этом Маркс и я никогда не сомневались. Но дело должно быть поставлено так, чтобы общество — следовательно, на первое время государство — сохранило за собой собственность на средства производства и, таким образом, особые интересы кооперативного товарищества не могли бы возобладать над интересами всего общества в целом».

Так решали рассматриваемую проблему классики почти полтора столетия назад. Предложенные ими решения, как представляется, не потеряли своей актуальности и сегодня. Вот и Ленин в своём предсмертном письме «О кооперации» рассматривал эту форму коллективного хозяйствования, но в основном с позиции развития культурной торговли в связи с введением НЭП, а также вёл речь о кооперировании крестьянства, так как сельхозпроизводство осуществлялось единоличными мелкими, малопроизводительными крестьянскими хозяйствами.

После смерти Ленина единоличные крестьянские хозяйства были объединены в коллективные хозяйства, но не на кооперативной или коммунальной, а на артельной основе. Развитие же кооперативов пошло по иному пути, чем указывали классики.

В конце концов, верх взяла идея централизации и огосударствления всех форм хозяйствования, что тормозило развитие самоуправленческих начал в обществе.

Однако содержание понятия социализма, как первой фазы коммунизма, с точки зрения марксистского учения иное. Повторим основные признаки социализма:


  1. Высокий уровень развития производительных сил общества, достигнутый капиталистическим способом производства, который давал бы простор для их дальнейшего развития и исключал бы всеобщее распространение бедности. Универсализацию мировых производительных сил и формирование всемирно-исторической, эмпирически универсальной личности.

  2. Исчерпание капитализмом возможности для дальнейшего развития производительных сил, для своего расширения в планетарном масштабе.

  3. Мировая коммунистическая революция, т. е. революция в большинстве развитых стран капитала и установление пролетарской коммунальной государственности.

  4. Огосударствление пролетарским государством коммунального (общинного) типа источников существования общества как первый шаг к уничтожению отношений частного присвоения.

  5. Планомерное производство и планомерное распределение.

  6. Прямое распределение средств производства.

  7. Распределение предметов индивидуального потребления по труду через именные квитанции.

  8. Дальнейшее уничтожение отношений частного присвоения путём целенаправленного преодоления подчинения человека общественному разделению труда и законам стоимостного товарного производства и обмена через организацию системы производственно-потребительских коммун, основанных на общности имущества. Развитие различных форм самоуправления трудящихся и, прежде всего, рабочих кооперативов как переходной формы.

  9. По мере преодоления подчинения людей общественному разделению труда, а также законам товарного производства и обмена, т. е. отношений частной собственности, – ликвидация классовых различий.

  10. Вместе с преодолением классовых различий – «засыпание» коммунальной государственности и переход на коммунное (общинное) скоординированное самоуправление, т. е. к общественному управлению не людьми, а производственными процессами.

Tags: Беллетристика., Методология марксизма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments