analitik_2009 (analitik_2009) wrote in m_introduction,
analitik_2009
analitik_2009
m_introduction

Categories:

Как марксизм из науки превращался в утопию. Ч. 4.

wp-content/uploads/2015/10/marx-engels-300x246.jpg

Идеалистическое преувеличение роли передовой надстройки в диалектической связи с отсталым базисом.


В ходе исследований классики установили, что в период первобытнообщинного варварства не существовало разделения отношений на базисные и надстроечные, так как не существовало разделения материальной и нематериальной сферы деятельности человека. Это разделение возникло позже, вместе с историческим формированием общественного разделения труда и появлением прибавочного продукта, позволившего нематериальной сфере отделиться от сферы материального производства. В «Немецкой идеологии» Маркс и Энгельс отметили: «Разделение труда становится действительным разделением лишь с того момента, когда появляется разделение материального и духовного труда…».

В той же работе они пишут: «Наибольшее разделение материального и духовного труда, – это отделение города от деревни. Противоположность между городом и деревней начинается вместе с переходом от варварства к цивилизации, от племенного строя к государству, от местной ограниченности к нации и проходит через всю историю цивилизации вплоть до нашего времени

Вместе с городом появляется и необходимость администрации, полиции, налогов и т. д. – словом, общинного политического устройства [des Gemeindewesens], а тем самым и политики вообще».

Дальнейшее развитие общественного разделения труда привело к возникновению классов и государства.

Окончательно разделение общественных отношений на базисные и надстроечные произошло именно вместе с возникновением государственности.

В «Анти-Дюринге» Энгельс разъяснял: «Пока совокупный общественный труд даёт продукцию, едва превышающую самые необходимые средства существования всех, пока, следовательно, труд отнимает всё или почти всё время огромного большинства членов общества, до тех пор это общество неизбежно делится на классы. Рядом с этим огромным большинством, исключительно занятым подневольным трудом, образуется класс, освобождённый от непосредственно производительного труда и ведающий такими общими делами общества, как управление трудом, государственные дела, правосудие, науки, искусства и т. д.».

С появлением государства базисные отношения собственности, внутри которых всегда развиваются производственные отношения, стали находить своё отражение в государственной политико-правовой надстройке, как отражение бытия в сознании. Надстройка включает в себя форму государственности, политические институты и правовую систему. Она оказывала и оказывает обратное воздействие на экономический базис путём правового регулирования отношений собственности. Она может содействовать развитию производственных отношений, если находится в русле объективных экономических законов, через регулирование отношений собственности, а также внедрения передовых технологий. А может тормозить их развитие, если развивается вопреки этим законам.

Помимо политических и юридических институтов, в надстройке заняли своё место также культура, идеология, в том числе религиозная, философия и иные воззрения конкретного исторического периода. Эти элементы надстройки действовали и действуют на базис не прямо, а косвенно через соответствующие экономическому базису идеологию, философию, культурно-нравственные институты. Таким образом, взаимосвязи базиса и надстройки весьма сложны.

Постепенно в ходе исторического развития в науке и общественном сознании сложилось идеалистическое представление, что государственно-политическая и правовая надстройка, идеологические, религиозные, философские и иные воззрения являются первичными в общественном бытии. Все другие отношения якобы вторичны. Поэтому для смены общественных отношений на более совершенные, умным и справедливым людям достаточно взять власть, т. е. совершить политическую революцию. А уж они установят гармонию, через принятие новых правовых норм, независимо от состояния экономических отношений. Это заблуждение служило теми граблями, на которые наступали многие революционеры-утописты, покорявшие вершины власти.

Как отмечали основоположники коммунистической теории, такое представление было преобладающим до середины 19 столетия. Затем ему было противопоставлено разработанное в основном Марксом материалистическое понимание истории, с первичностью экономических отношений (базиса) и вторичностью надстройки.

Однако идеалистический метод мышления, согласно которому юридические установления представляются первичными по отношению к действительно существующим экономическим отношениям, всё ещё распространён. Его носители утверждают, что вначале принимаются правовые нормы, а затем уже на их основе возникают экономические отношения. Такое представление было опровергнуто Энгельсом в написанной совместно с Каутским статье под названием «Юридический социализм» (К. Маркс К. и Энгельс Ф. Собр. соч., 2-е изд. Том 21). В ней авторы пишут: «Поскольку товарообмен в масштабе общества и в своём наиболее развитом виде вызывает, особенно благодаря системе авансирования и кредита, сложные договорные отношения, которые могут быть даны только обществом в целом, как правовые нормы, установленные государством, – постольку создалось представление, будто эти правовые нормы обязаны своим возникновением не экономическим фактам, а формальным установлениям, вводимым государством».

Далее они утверждают, что Маркс «своим материалистическим пониманием истории доказал, что все юридические, политиче­ские, философские, религиозные и тому подобные представления людей, в конечном счёте, определяются экономическими условиями их жизни, их способом производства и обмена продуктов. Тем самым было выдвинуто мировоззрение, отвечающее условиям жизни и борь­бы пролетариата; отсутствию собственности у рабочих могло соответствовать только отсут­ствие иллюзий в их головах

Борьба обоих мировоззрений, само собой разумеется, ещё продолжается, и не только ме­жду пролетариатом и буржуазией, но и между свободно мыслящими рабочими и рабочими, находящимися ещё во власти старых традиций».

Продолжается эта борьба и ныне внутри коммунистического движения, так как часть левых ещё находится под властью старых буржуазных взглядов. Особенно они распространены среди сторонников сталинского «марксизма-ленинизма».

Способствовало формированию таких взглядов, как представляется, обоснование Лениным и партией того, что передовая политико-правовая и идеологическая коммунистическая надстройка может быть первичной по отношению к отсталому полукапиталистическому экономическому российскому базису, что передовое сознание узкого слоя революционеров определит новое передовое бытие, изменит экономические отношения и сознание советских людей.

Тем самым, по существу, отрицалось основное положение материализма о том, что общественное бытие определяет общественное сознание, а не наоборот, что, в конечном счёте, экономический базис определяет надстройку, что передовая надстройка не может длительное время соответствовать отсталому базису. Маркс отмечал, что именно способ «производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процесс жизни вообще… Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание» (Маркс К. К критике политической экономии). Конечно, классики не отрицали относительной самостоятельности надстройки и даже её обратного влияния на базис.

В письме Мерингу Энгельс разъяснял, что «не признавая самостоятельного исторического развития различных идеологических областей, играющих роль в истории, мы отрицаем и всякую возможность их воздействия на историю. В основе этого лежит шаблонное, недиалектическое представление о причине и следствии как о двух неизменно противостоящих друг другу полюсах, и абсолютно упускается из виду взаимодействие. Эти господа часто почти намеренно забывают о том, что историческое явление, коль скоро оно вызвано к жизни причинами другого порядка, в конечном итоге экономическими, тут же в свою очередь становится активным фактором, может оказывать обратное воздействие на окружающую среду и даже на породившие его причины» (Энгельс Ф. Письмо Ф. Мерингу, 14 июля 1893 г. – Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 39, с. 82–84).

В письме В. Боргиусу он уточнял: «Политическое, правовое, философское, религиозное, литературное, художественное и т. д. развитие, основано на экономическом развитии. Но все они также оказывают влияние друг на друга и на экономический базис. Дело обстоит совсем не так, что только экономическое положение является причиной, что только оно является активным, а всё остальное – лишь пассивное следствие. Нет, тут взаимодействие на основе экономической необходимости, в конечном счёте, всегда прокладывающей себе путь» (Энгельс Ф. Письмо В. Боргиусу, 25 января 1894 г. – Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 39, с. 174–175, 176). И всё же, как видим, в основе взаимодействия надстройки и базиса всегда лежит экономическая необходимость.

Но никогда классики не считали воздействие надстройки на базис первичным. В конечном счёте, экономические отношения определяют отношения и в сфере государственно-правовой, и в сфере идеологической, и в сфере науки, и в сфере культуры.

Продолжение дальше.

Tags: Беллетристика., Методология марксизма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments