analitik_2009 (analitik_2009) wrote in m_introduction,
analitik_2009
analitik_2009
m_introduction

Categories:

Как марксизм из науки превращался в утопию. Ч 3. Продолжение.

wp-content/uploads/2015/10/marx-engels-300x246.jpg

На вышеприведённые принципиальные положения марксистской теории о необходимости и предпосылках мировой коммунистической революции для перехода к новой формации в сталинские времена в ожесточённой политической борьбе был навешен ярлык троцкизма.

Эти положения были подвергнуты остракизму, и в общественное сознание была внедрена ленинская (но в большей мере сталинская) идея возможности построения социализма и коммунизма в отдельно взятой стране.

Первым шагом к подобному «развитию» марксизма, как представляется, стал раскол в августе 1914 г. II Интернационала, в который входила РСДРП(б) во главе с Лениным. Раскол произошёл из-за нарушения многими лидерами II Интернационала решений, принятых на конференциях 1907 и 1912 гг., в которых содержался призыв к рабочим разных стран в случае начала мировой империалистической войны не стрелять друг в друга. Предполагалось превратить мировую войну в войну гражданскую, в мировую коммунистическую революционную. Однако перед началом первой мировой войны, некоторые лидеры II Интернационала, входившие во властные структуры своих государств, проголосовали за кредиты своим правительствам на ведение империалистической войны.

Они выступили с позиций национальных интересов своей буржуазии, с позиции патриотического социал-шовинизма. Конечно, это было предательство интересов пролетариата, контрреволюционный шаг по отношению к мировой коммунистической революции. По существу, лидерами II Интернационала был нанесён удар по марксизму, в части необходимости осуществления мировой революции в развитых странах для перехода к новой фазе развития человечества.

Видимо, в этой связи у Ленина возникли сомнения в правильности марксистской теории в части невозможности социализма в отдельных странах. У него родилась идея возможности победы социализма в одной капиталистической стране. Впервые он её сформулировал в 1915 г. в статье «О лозунге Соединённых Штатов Европы». Он писал: «Неравномерность экономического и политического развития есть безусловный закон капитализма. Отсюда следует, что возможна победа социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране» (Ленин В. И. ПСС, т. 26, с. 354–355).

Затем в 1916 г. в статье «Военная программа пролетарской революции» он уже утверждал: «Развитие капитализма совершается в высшей степени неравномерно в различных странах. Иначе и не может быть при товарном производстве. Отсюда непреложный вывод: социализм не может победить одновременно во всех странах. Он победит первоначально в одной или нескольких странах, а остальные в течение некоторого времени останутся буржуазными или добуржуазными» (Ленин В. И. ПСС, т. 30, с. 133).

Однако классики в своих произведениях не утверждали, что революция должна охватить сразу все страны мира, как писал Ленин. Они вели речь только о господствующих странах капитала. Такую революцию они и называли мировой.

Мысль о возможности социализма в отдельно взятой стране, как слабом звене империализма мы находим и в работе Ленина 1916 г. «Империализм, как высшая стадия капитализма».

Нетрудно заметить расхождение этого ленинского вывода с положениями, которые сформулировали Маркс и Энгельс в «Немецкой идеологии».

Конечно, Ленин не мог читать эту работу, так как рукопись её впервые была опубликована после его смерти. Но и в «Принципах коммунизма», безусловно, известных Ленину (составленных Энгельсом в 1847 г. для «Манифеста коммунистической партии»), на вопрос: «Может ли эта революция произойти в одной какой-нибудь стране? – Энгельс прямо отвечал: Нет. Крупная промышленность уже тем, что она создала мировой рынок, так связала между собой все народы земного шара, в особенности цивилизованные народы, что каждый из них зависит от того, что происходит у другого. Затем крупная промышленность так уравняла общественное развитие во всех цивилизованных странах, что всюду буржуазия и пролетариат стали двумя решающими классами общества и борьба между ними – главной борьбой нашего времени. Поэтому коммунистическая революция будет не только национальной, но произойдёт одновременно во всех цивилизованных странах, т. е., по крайней мере, в Англии, Америке, Франции и Германии. В каждой из этих стран она будет развиваться быстрее или медленнее, в зависимости от того, в какой из этих стран более развита промышленность, больше накоплено богатств и имеется более значительное количество производительных сил».

Однако окончательно рассматриваемые положения марксистской коммунистической теории Ленин никогда не отбрасывал. Он был инициатором создания III Интернационала. Надежда на мировую революцию оставалась у него до самой смерти.

Теперь уже очевидна истинность приведённых марксистских положений. Но в то время они ещё не были подтверждены общественно-исторической практикой, как не подтвердилось и предположение классиков, которое они сделали в «Манифесте коммунистической партии» 1847 г. о приближении уже тогда мировой коммунистической революции. Универсализация производительных сил в то время ещё не завершилась не только в планетарном масштабе, но даже в странах Западной Европы, на которые опирались в своём анализе основоположники коммунистической теории. Капитализм в середине XIX века ещё не исчерпал своего потенциала для развития производительных сил и для своего расширения.

Вполне понятно, что и Марксу, и Энгельсу, как романтикам, было свойственно забегать вперёд, опережать ход событий в своих прогнозах.

Это признал Энгельс уже после смерти Маркса. В 1895 г. (год смерти Энгельса) он написал введение к работе Маркса «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.» В нём он отмечал: «История показала, что и мы, и все, мыслившие подобно нам, были неправы. Она ясно показала, что состояние экономического развития европейского континента в то время далеко ещё не было настолько зрелым, чтобы устранить капиталистический способ производства; она доказала это той экономической революцией, которая с 1848 г. охватила весь континент и впервые действительно утвердила крупную промышленность во Франции, Австрии, Венгрии, Польше и недавно в России, а Германию превратила прямо-таки в первоклассную промышленную страну, – и всё это на капиталистической основе, которая, таким образом, в 1848 г. обладала ещё очень большой способностью к расширению».

Не произошло устранения капитализма и через 30 лет после написания «Манифеста», когда в 1878 г. в работе Энгельса под названием «Анти-Дюринг» классики вновь пришли к выводу, что производительные силы наиболее развитых капиталистических стран уже созрели для коммунистических преобразований. Вот как выражена эта мысль в названном произведении:«Возможность обеспечить всем членам общества путём общественного производства не только вполне достаточные и с каждым днём улучшающиеся материальные условия существования, но также полное свободное развитие и применение их физических и духовных способностей – эта возможность достигнута теперь впервые, но теперь онадействительно достигнута» (Энгельс Ф. Анти-Дюринг, с. 287).

Этот вывод классики сделали применительно всё к тем же развитым странам Западной Европы и США.

Но мировой коммунистической революции не произошло. Почему?

Видимо потому, что оставались другие континенты, ещё не охваченные капиталистическим способом производства, за счёт которых капитализм не терял способности к расширению. На это и обратил внимание Энгельс в конце жизни, поставив точку в формировании классиками коммунистической теории.

После смерти Энгельса разработкой этой проблемы занималась Роза Люксембург, но в 1919 г. она была убита.

Итак, четвёртой предпосылкой мировой революции является исчерпание капиталистической формацией возможностей для дальнейшего развития производительных сил и своего расширения в планетарном масштабе.

Теперь уже очевидно, что капитализм не терял способности к расширению весь XX век. В погоне за максимальной прибылью он перебрасывал низкие и средние технологии по всей планете в поисках дешёвой рабочей силы, наполнял господствующие страны гастарбайтерами, оставлял за собой армии безработных на периферии, наращивал финансовый капитал, превращая его в капитал фиктивный. Но это происходило уже после смерти классиков.

Думается, что процесс капиталистической универсализации, о котором писали Маркс и Энгельс в «Немецкой идеологии», подходит к своему завершению только сейчас. Ныне капиталистический способ производства, первичной клеточкой которого является товарная форма продукта, охватил все страны и континенты. Тем самым он потерял способность к дальнейшему расширению, исчерпал потенциал для дальнейшего развития производительных сил.

Думается, что мировые производительные силы только сейчас достигли того уровня, который необходим для перехода в новую коммунистическую формацию, что переход экономик развитых стран на новые информационные технологии, не сглаживает, а ещё более обостряет противоречия общественного характера производительных сил с частным характером присвоения производимого продукта. Всё более общественный продукт вступает в противоречие с товарной его формой. Нетоварный обмен пробивает себе дорогу, особенно в сфере информационных технологий. Капиталистические производственные отношения, которые развиваются внутри отношений капиталистической частной собственности, всё чаще стали попадать в кризисные ситуации. Они закономерно привели к системному кризису, на грани которого балансируют сейчас развитые капиталистические страны. С целью поиска выхода из кризиса, а также ресурсов для своего сверх потребительского существования эти страны развязывают междоусобные войны внутри развивающихся государств для разделения их населения и доминирования.

Однако из системного кризиса им, видимо, уже не выбраться без революционного преобразования системы производственных отношений в планетарном масштабе.

Внимательный анализ мирового развития с точки зрения марксистской теории также показывает, что в связи с универсализацией производительных сил, переброской новых технологий происходит дальнейшая универсализация мирового общения эксплуатируемого пролетариата. Местно-ограниченные пролетарии постепенно сменяются пролетариями интернациональными, эмпирически универсальными.

«Пролетариат, – утверждают Маркс и Энгельс в „Немецкой идеологии” – может существовать, следовательно, только во всемирно-историческом смысле, подобно тому как коммунизм – его деяние – вообще возможен лишь как „всемирно-историческое” существование; а всемирно-историческое существование индивидов означает такое их существование, которое непосредственно связано со всемирной историей…

В предшествующей истории эмпирическим фактом является, несомненно, также и то обстоятельство, что отдельные индивиды, по мере расширения их деятельности до всемирно-исторической деятельности, всё более подпадали под власть чуждой им силы (в этом гнёте они усматривали козни так называемого мирового духа и т. д.) – под власть силы, которая становится всё более массовой и в конечном счёте проявляется как мировой рынок. Но столь же эмпирически обосновано и то, что эта столь таинственная для немецких теоретиков сила уничтожится благодаря ниспровержению существующего общественного строя коммунистической революцией (о чём ниже) и благодаря тождественному с этой революцией уничтожению частной собственности; при этом освобождение каждого отдельного индивида совершится в той же самой мере, в какой история полностью превратится во всемирную историю. То, что действительное духовное богатство индивида всецело зависит от богатства его действительных отношений, ясно из сказанного выше. Только в силу этого отдельные индивиды освобождаются от различных национальных и местных рамок, вступают в практическую связь с производством (также и духовным) всего мира и оказываются в состоянии приобрести себе способность пользоваться этим всесторонним производством всего земного шара (всем тем, что создано людьми). Всесторонняя зависимость, эта стихийно сложившаяся форма всемирно – исторической совместной деятельности индивидов, превращается благодаря коммунистической революции в контроль и сознательное господство над силами, которые, будучи порождены воздействием людей друг на друга, до сих пор казались им совершенно чуждыми силами и в качестве таковых господствовали над ними».

Итак, классики считали, что пролетариат может существовать только во всемирно-историческом смысле, что его коммунистическое развитие«непосредственно связано со всемирной историей». Следовательно, коммунистическое развитие пролетариата в национальных границах невозможно. Оно, видимо, не может выйти за рамки национал-социалистических идей.

Это положение марксизма было не понято большевиками. Не понято оно и подавляющим большинством нынешних коммунистов, неосновательно называющих себя марксистами.

Отсюда постоянные бесплодные поиски пролетариата как движущей силы коммунистической революции в рамках национальных границ. Бесполезно сейчас искать его существование и во всемирно-историческом смысле, так как в этом смысле он ещё не сформировался.

В значительной мере такому состоянию пролетариата препятствует то обстоятельство, что марксистская теория ещё не овладела массами, она ещё не стала материальной силой, способной изменить условия существования человеческого общества. Этому мешает национальная ограниченность коммунистического движения, находящегося под влиянием идей как сталинского «марксизма-ленинизма», так и еврокоммунизма. Сталинцы (так они любят себя называть) напрочь отбрасывают фундаментальное положение марксизма о мировой революции под страхом троцкизма. Еврокоммунисты, в свою очередь, отрицают революционный путь перехода к коммунизму вообще. А кроме того, они отрицают и необходимость осуществления на переходе от капитализма к коммунизму насильственного вмешательства в отношения собственности с целью ликвидации частного характера присвоения.

Вместе с тем в «Манифесте коммунистической партии» классики уточнили, что«если не по содержанию, то по форме борьба пролетариата против буржуазии является сначала борьбой национальной. Пролетариат каждой страны, конечно, должен сперва покончить со своей собственной буржуазией» (Маркс К. и Энгельс Ф. Манифест коммунистической партии. М., Изд. полит. лит., 1980, с. 37). Казалось бы, что авторы «Манифеста» вступили в противоречие с тем, что они утверждали в «Немецкой идеологии» о мировой революции. Однако если вдуматься, то никакого противоречия здесь нет. В «Манифесте», который создавался для практической организации («Союза коммунистов»), авторы имели в виду, что пролетариат вначале ведёт борьбу с буржуазией своих стран, а затем эта борьба перерастает в мировую революцию, в мировые коммунистические преобразования.

Согласно их центристской концепции пролетариат экономически развитых стран, вставших на путь коммунистического развития, образовав основы для развития новой экономической общественной формации, должен повести за собой остальной мир, перебрасывая передовые технологии в слаборазвитые страны.

С целью объединения пролетариев для подготовки к мировой революции и осуществления мировых коммунистических преобразований Маркс и Энгельс, вступившие в 1847 г. в «Союз справедливых», предложили ему лозунг«Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Он заменил прежний расплывчатый лозунг Союза «Все люди – братья!», из которого вытекало, что братьями являются и буржуа-эксплуататор, и эксплуатируемый рабочий. Марксистский лозунг призывал объединяться пролетариев развитых стран в борьбе с капитализмом, с буржуазией. Он лёг в основу принципа пролетарского интернационализма и стал боевым девизом «Союза коммунистов» – бывшего «Союза справедливых», а также созданного классиками в 1864 г. Интернационального товарищества рабочих.

В предисловии к английскому изданию 1888 г. Манифеста коммунистической партии Энгельс отмечал, что Интернациональное товарищество рабочих (I Интернационал) было образовано «с определённой целью сплотить воедино весь борющийся пролетариат Европы и Америки».

Принцип пролетарского интернационализма лежал и лежит в основе деятельности всех существовавших и существующих левых интернационалов.

Однако после того как большевикам во главе с Лениным, а затем Сталиным пришлось осуществлять социалистические преобразования в России без поддержки мировой революции, его значение заметно упало. Надежда на победоносные революции в передовых странах капитала не оправдалась. Не оправдалась она, как представляется, прежде всего, в силу национально ограниченного мышления лидеров II Интернационала. Сыграла свою роль и ленинская идея возможности периферийного коммунистического развития.

Продолжение дальше.

Tags: Беллетристика., Методология марксизма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments