analitik_2009 (analitik_2009) wrote in m_introduction,
analitik_2009
analitik_2009
m_introduction

Category:

Как марксизм из науки превращался в утопию. Ч 1.


wp-content/uploads/2015/10/marx-engels-300x246.jpg

  • Предисловие.

В XIX веке великие немецкие революционеры-мыслители Карл Маркс и Фридрих Энгельс создали теорию движения человечества к коммунизму.

К своим теоретическим выводам классики пришли не умозрительно, а в результате глубочайшего научного изучения сущностей, которые лежат в основе тех или иных явлений общественного бытия.

Используя метод материалистической диалектики, они исследовали в историческом плане происхождение и развитие человеческой общности, семьи, экономических и политических общественных отношений, религиозных, философских, и идеологических воззрений.

В результате им удалось выявить законы и закономерности развития человеческого общества, через разрешение диалектических противоречий как в сфере общественного производства жизни (бытия), так и в сфере идеологии (сознания). Они убедительно доказали, что разрешение этих противоречий обусловливает поступательное движение человечества во всемирно-историческом смысле, от менее совершенных его форм к более совершенным, от общего бытия к частному, а от частного бытия – к бытию всеобщему, т. е. коммунистическому. Тем самым ими было не только обнаружено направление, но выявлен и механизм развития человечества, от полузвериного существования к собственно человеческой истории.

В ХХ веке большевики предприняли попытку применить марксистское учение к отдельной, да ещё и отсталой России. Ими была выстроена общественная система, названная реальным социализмом, во главе с СССР. 70 лет эта система развивалась во многом успешно. За счёт огосударствления источников существования общества, планового ведения хозяйства и коммунистической идеологии в стране были проведены индустриализация промышленности, коллективизация сельскохозяйственного производства и культурная революция. Страна быстрыми темпами догоняла развитые государства, но затем потерпела крах и встала на рельсы классического капитализма.

После крушения советской системы многие учёные умы и даже деятели коммунистического и рабочего движения относятся к учению Маркса с большим пренебрежением. Постоянно приходится слышать, что марксизм не выдержал проверки временем, устарел, что требуется развитие всех его частей, так как это учение разрабатывали более 150 лет тому назад, и, наконец, что марксизм – это утопия, т. е. несбыточная мечта.

Не удивительно, когда об этом трубит буржуазная пропаганда. Но странно слышать подобное от учёных левой ориентации и коммунистических лидеров, называющих себя марксистами. Видимо, за этим скрывается неосознание того, что крах советского проекта стал поражением не марксистской теории, а её упрощённой интерпретации, обусловленной вполне объяснимым желанием большевиков во главе с В. И. Лениным максимально «сократить муки родов» коммунизма в одной и отсталой стране в условиях несостоявшейся мировой революции.

После смерти Ленина отступления от принципиальных положений марксистской теории усилились с целью приспособления её к неподходящим условиям советской действительности. В массовое сознание были постепенно внедрены взгляды И. В. Сталина – упрощённая интерпретация марксизма под названием «марксизм-ленинизм».

Последний был представлен как творческое развитие марксистского учения, но на самом деле является его ревизией. Он был внедрён в массовое сознание и до сих пор широко распространён в коммунистическом движении.

Чем же он отличается от аутентичного марксизма?

Во-первых, для «марксизма-ленинизма» характерна ограниченность мышления его последователей национальными рамками, поскольку они считают возможным осуществление социалистической революции и переход к новой коммунистической формации в отдельно взятой стране или регионе без мировой коммунистической революции.

Во-вторых, «марксизм-ленинизм» не считает необходимым для перехода к коммунистической формации достижения мировыми производительными силами определённого уровня развития, открывающего простор для их дальнейшего поступательного движения и исключающего распространение бедности.

В-третьих, он отрицает необходимость для перехода в новую формацию исчерпания предыдущей формацией возможности для её расширения.

В-четвёртых, он допускает возможность непосредственно коммунистического развития не только в отдельной, но ещё и отсталой стране. Поэтому ленинско-сталинское учение и предусматривает третий дополнительный, по сравнению с марксистской теорией, переходный этап.

В-пятых, он отрицает марксистское положение о том, что пролетариат, как движущая сила мировой коммунистической революции, может существовать только во всемирно-историческом смысле, также как и его деяние – коммунизм.

В-шестых, «марксисты-ленинцы» считают, что социальную революцию можно организовать.

В-седьмых, они идеалистически преувеличивают роль сознания по отношению к бытию. Они допускают возможность «перепрыгивания» через необходимые исторические этапы к первой фазе коммунизма в странах с отсталым экономическим базисом только за счёт «передовой» политической надстройки.

В-восьмых, они часто представляют социализм не как переходный период к полному коммунизму, а как самостоятельную экономическую общественную формацию с огосударствленными средствами производства, развитым общественным разделением труда, товарно-денежным обменом и советской государственностью, по существу, буржуазного типа. При этом, вступая в противоречие с самими собой, они продолжают объявлять социализм первой фазой коммунизма.

В-девятых, диктатура пролетариата представляется им как ничем не ограниченное насилие по отношению к своим оппонентам, а не как государственная политика диктата коренных классовых интересов пролетариата, направленная, прежде всего, на деспотическое вмешательство в отношения собственности с целью упразднения отношений частного присвоения при переходе к полному коммунизму.

В-десятых, «марксизм-ленинизм» уничтожением отношений частной собственности, частного характера присвоения при переходе к полному коммунизму считает лишь передачу средств производства в собственность государства и преодоление подчинения людей законам товарного обмена.

В-одиннадцатых, в первой фазе коммунизма (по Ленину при социализме) сталинская интерпретация марксизма не только допускает существование подчинения людей разделению труда на труд городской и деревенский, умственный и физический, творческий и рутинный, управленческий и исполнительский, но их развитие. Более того, сталинцы вообще отрицают возможность преодоления общественного разделения труда и соответственно ограничение человека сферой определённой профессии.

В-двенадцатых, сталинская интерпретация марксизма отрицает необходимость создания системы производственно-потребительских коммун на основе общего имущества (за исключением, конечно, предметов индивидуального потребления) для упразднения частного характера присвоения и перехода к коммунистическим отношениям.

В-тринадцатых, на переходе к полному коммунизму она отрицает необходимость слияния городского и сельского труда, развития малых и средних высокотехнологических поселений-коммун, приближённых к источникам сырья, вместо крупных городских агломераций.

Четырнадцатое отступление от принципиальных положений марксизма заключается в отрицании необходимости включения в действие уже в первой фазе коммунизма закона перемены общественного труда.

Пятнадцатым отступлением является не только допущение в первой фазе коммунизма товарного производства и обмена, но и их развитие.

Шестнадцатое отступление от марксизма заключается в создании советской, по существу, буржуазной государственности, вместо государственности коммунального типа.

Семнадцатым отступлением является укрепление государственности и бюрократии в переходный к полному коммунизму период вместо её отмирания.

Восемнадцатое отступление заключается в теоретическом допущении существования государственности даже при полном коммунизме.

Вот неполный перечень отступлений ленинско-сталинской интерпретации марксизма от его оригинала. Конечно же, в основном они обусловлены попыткой строительства коммунизма в отдельной и отсталой стране без коммунистических революций в развитых странах капитала. Этими отступлениями, которые никак нельзя назвать диалектическим снятием, были отброшены почти все принципиальные положения марксистской теории, что, по сути, представляет собой теоретическое, концептуальное отрицание коммунистической перспективы и коммунистической практики.

Маркс утверждал, что теория становится материальной силой, способной изменить мир, когда она овладевает массами, что теория «способна овладеть массами, когда она доказывает высоту принципов, а доказывает она высоту принципов, когда становится радикальной» (К. Маркс и Ф. Энгельс, соч., т. 1, с. 422). Но созданная Марксом и Энгельсом научная теория не стала материальной силой, так как не овладела и не могла овладеть массами. Её научное содержание и высоту её принципов не освоили не только пролетарские массы, но и массы «коммунистических» партийцев во главе с подавляющим большинством своих лидеров. Этому препятствовали и продолжают препятствовать не только мелкобуржуазные, частнособственнические взгляды подавляющего большинства коммунистов и буржуазная пропаганда, но – главное! – внедрение в массовое сознание искажённого марксизма. Этот «творческий марксизм», замешанный на примитивном представлении о коммунизме, навязывался в советских образовательных учреждениях. Он уводил от понимания сущности коммунистических преобразований и путей достижения социального равенства-основы социальной справедливости. Стремление трудящихся к социальному равенству отвергалось партийной и государственной элитой и углублявшимся общественным разделением труда. По этим причинам сталинский «марксизм-ленинизм» нередко вызывал насмешку у простых людей и, как правило, отторгался массами.

Поэтому, несмотря на огромные усилия и потери советского общества, сопряжённые с реализацией сталинской модели, роды новой экономической общественной формации не состоялись. КПСС и советская конструкция «развитого социализма» потерпели крах. СССР и так называемый социалистический лагерь не вышли за рамки капитализма и подверглись разрушению. В результате все бывшие европейские страны так называемого социалистического лагеря встали на рельсы классического капитализма с господством частной собственности и либерально-рыночной модели экономики. Ориентированная на социализм надстройка была отброшена развившимися отношениями своеобразного госкапиталистического базиса. Она была переориентирована на принципы буржуазной демократии. Большинство бывших первых лиц этих стран были преданы суду за превышение власти и злоупотребления.

Таким образом, человечество не смогло выйти за рамки капиталистической системы. Плод новой формации ещё продолжает находиться в лоне отживающего капитализма, мучаясь в затянувшихся предродовых схватках.

Однако «марксисты-ленинцы», анализируя причины краха советского социализма с точки зрения сталинской интерпретации коммунистического учения, до сих пор настаивают на том, что в СССР сформировался реальный социализм, который неожиданно рухнул. История общественного развития совершила, по их мнению, попятное движение от коммунизма к капитализму.

Они считают, что трагедия произошла лишь в результате происков американского империализма и предательства партийно-государственной бюрократии. Они не утруждают себя поиском ответа на вопрос, почему это стало возможным.

С точки же зрения аутентичного марксизма из-за слабых стартовых позиций (отсталость в основном крестьянской страны) в СССР развивались элементы своеобразного государственного капитализма (госсобственность непролетарского государства, товарное производство и госторговля) в форме государственного социализма, выдаваемого партийной пропагандой за первую фазу коммунизма. Советское общество, к сожалению, не смогло «перепрыгнуть» через этап развитого капитализма без мировой коммунистической революции. Под воздействием разраставшейся внутренней мелкобуржуазной стихии, стремящейся к отношениям частной собственности, под давлением мирового империализма и мирового рынка, благодаря предательству мелкобуржуазной партийной и государственной верхушки Советский Союз рухнул. Элементы государственного капитализма, названные «развитым социализмом», взяли верх. Переход произошёл не к коммунизму, а к либерально-рыночной модели капитализма со значительной долей участия государственных структур.

Но тем самым и мировая капиталистическая система потеряла возможность для своего дальнейшего расширения, охватив все континенты планеты. Сформировалась, как представляется, главная объективная предпосылка для мировой коммунистической революции и непосредственно коммунистического развития.

Следовательно, свою нежизненность доказала не марксистская теория, а её упрощённая интерпретация, её так называемый, творческий вариант.

Эта интерпретация укоренилась в головах большинства левых и продолжает кочевать из программы в программу почти всех нынешних российскихкоммунистических партий.

Подобные партии, хотя и содержат в своём названии слово «коммунистическая», но, по сути, являются партиями национал-социалистическими, утопическими, мелкобуржуазными. Отрывая социализм от коммунизма, они, по существу, отрицают и коммунистическую теорию с её материалистической диалектикой, и коммунистическую практику.

Одни из этих партий пропагандируют сталинский «марксизм-ленинизм» с революционно-коммунистической риторикой. Их отличает авантюризм, отсутствие научно-выверенной стратегии и тактики из-за непонимания экономической и политической сути коммунистических преобразований. Далее призывов к возврату советской модели «социализма» с некоторой модернизацией они не идут.

Другие делают то же, но без революционно-коммунистических призывов. Их идеал – сильное государство с национализированными ведущими отраслями, с ленинской НЭП в современных условиях, с индустриализацией промышленности, коллективным сельским хозяйством, союзом со средней и мелкой буржуазией. Для них характерно соглашательство с существующим режимом, державная риторика, заигрывание с религией, топтание на месте, следование в хвосте реакционных течений, барахтанье в парламентском болоте.

Необходимо отметить, что после краха КПСС и СССР в левой среде нашёл распространение и другой «социалистический» проект с так называемойобщественно-персонифицированной собственностью. Его сторонники под маркой «новых коммунистов-марксистов», в отличие от первых двух моделей, справедливо отрицают сталинский «марксизм-ленинизм» и советскую бюрократию. Однако социалистического общества и уничтожения эксплуатации рабочего класса они хотят достигнуть путём передачи непосредственным производителям в персональную неотчуждаемую собственность стоимости источников существования всего общества, разделив её на доли. Согласно их концепции каждый дольщик может распоряжаться своей «неотчуждаемой» долей в условиях общественного разделения труда и товарного обмена. Они думают, что частная собственность в результате станет всеобщей. Они не понимают, что именно распоряжение имуществом даёт возможность его отчуждения и частного присвоения с излишком. А разделение труда и товарный обмен, будучи формами частной собственности, как раз и являются условиями такого отчуждения за счёт накопления излишков, дающих возможность одним эксплуатировать других. Следовательно, освободиться от эксплуатации таким путём никак не получится.

Находясь в плену идеалистических концепций, изобретатель проекта, названного марксистским, видимо, упустил самую суть экономической теории Маркса. А она состоит в том, что без достаточного уровня развития производительных сил, без преодоления подчинения человека разделению труда, законам товарного производства и обмена невозможно достичь освобождения труда от эксплуатации. Удивительно, что отвергнутые в своё время классиками вульгарные представления о коммунизме как о местном явлении, как о стремлении к всеобщей частной собственности с наивной мечтой о полном присвоении работником произведённой прибавочной стоимости, ныне выдаются за марксизм.

Поэтому попытаемся проследить, как отрицание фундаментальных положений марксистской коммунистической теории превращало и продолжает превращать марксизм из науки в утопию, которая мешает ему овладеть массами и стать материальной силой, способной изменить мир.

Tags: Беллетристика., Методология марксизма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment