Analitik (analitik_tomsk) wrote in m_introduction,
Analitik
analitik_tomsk
m_introduction

Categories:

Политическая теология: от опыта библейских пророков к «опыту современности». Окончание



II.
Тем, кто изучает современную полемику в политической теологии, простительно незнакомство с большей частью приведенной истории. К примеру, этот контекст полностью отсутствует в исследованиях посланий апостола Павла у Бадью, Агамбена и Жижека. В результате, хотя Бадью и заявляет о совершенном  отсутствии интереса к традиционной рецепции мысли Павла,  он по факту воспроизводит большинство её порочных элементов – наиболее примечателен его резкий анти-иудаизм. Жижек даёт более про-иудейское прочтение, утверждая, что Павел предлагает язычникам такую же «обесточенную» позицию в отношении закона, которой придерживались евреи, но его трактовка является вне-исторической и анахроничной, восходя к работе Эрика Сантнера по психодинамике Иудаизма и проецируя эту теорию на совершенно иную ситуацию первого века. В свою очередь
Агамбен, невзирая на то, что скрупулезная работа по Вальтеру Беньямину обеспечила его глубоким знанием иудаизма, приводит лишь ограниченные ссылки на еврейскую Библию или иудейскую традицию, предпочитая держать в фокусе влияние Павла на традицию Западной мысли.
В рамках складывающегося мини-канона современного философского обращения к Павлу, только Якоб Таубс (JacobTaubes) в Политической теологии Павла адекватно вписывает апостола в контекст еврейской политической теологии, и т.о. только Таубс способен представлять интервенцию Павла не просто по аналогии с политикой (как у Бадью), но как прямое и нередуцируемое политическое: «Послание к римлянам является политической теологией, политическим объявлением войны Кесарю». Более того, Павел и его современники ведут сражение против доминирующей политической теологии своей эпохи: «Христианская литература это литература протеста против процветающего культа императора». Эта же широкая историческая перспектива, впервые разработанная в новаторском исследовании Западная Эсхатология (OccidentalEschatology), позволила ему контекстуализировать Карла Шмитта в поле традиции апокалиптической мысли. Задействуя несколько иной понятийный аппарат, чем тот который применялся Таубсом, можно увидеть политическую теологию Шмитта как недавний продукт той глубокой инверсии, которая произошла в христианской политической теологии после Константина. В рамках апокалиптической структуры это политическое развитие было равносильно обращению дьявола в Христианство.
Теперь, когда мирской правитель стал не космическим соперником Бога, а его верным слугой, христианство оказалось способным отступить от своей апокалиптической позиции и воспользоваться относительной стабильностью подобия модели иудейских пророков. Однако полный возврат к пророческой модели был невозможен в христианском понимании, поскольку воплощение Христа, смерть и воскрешение уже запустили апокалиптический порядок следования. В концептуализации этого странного нового развертывания христианские теологи опирались на загадочный переход из (возможно фиктивного) 2го послания Павла Фессалоникийцам:
Да не обольстит вас никто никак: ибо день тот не придет, доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога. Не помните ли, что я, еще находясь у вас, говорил вам это? И ныне вы знаете, чтó [katechon] не допускает открыться ему в свое время. Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий [katechon] теперь. И тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего. (Послание Апостола Павла кФессалоникийцам 2:3-8)
Невозможна убедительная реконструкция того, что автор пассажа исходно понимал как катехон (katechon ), но пост-константиновские интерпретаторы ухватились за неопределенное понятие для обозначение роли христианского правителя в предотвращении прихода Антихриста и, следовательно, отсрочивании апокалипсиса.
Сам Шмитт подчеркивает важность этой концепции в Номосе Земли, когда изображает европейскую политическую теологию средних веков: «Христианская империя не вечное царство. Она держит в поле зрения собственный конец, как и конец современного ей эона. Тем не менее, была способна являть собой историческую силу. Решающим историческим концептом её континуальности было понятие удерживающего: катехон [katechon]. «Империя» в таком понимании означает историческую силу сдерживания появления Антихриста и наступление конца нынешнего эона, т.е. власть, которая удерживает (qui tenet), как писал апостол Павел во 2м письме Фессалоникийцам… Империя христианского Средневековья сохранялась только пока была жива идея катехона».
Действительно, он эксплицитно указывает на концепт, как способ преодоления того, что в его понимании было историческим тупиком, созданным апокалиптической направленность Христианства: «Я не думаю, что для первоначальной христианской веры была возможна другая идея, отличная от катехона. Убежденность, что удерживающий отодвигает конец света, наводит единственный мостик между представлением об эсхатологическом коллапсе всех человеческих событий и громадным историческим монолитом, каким выглядела христианская империя…» Именно базируясь на катехоне Таубс позднее расскажет, где его мысль расходится со Шмиттом, невзирая на объединяющую апокалиптическую перспективу:
У Шмита был лишь один интерес: это Партия, неспособность хаоса победить, прочность государства. Любой ценой… Это то, что он позднее назовет катехон: удерживающий, который сдерживает хаос, поднимающийся из глубин. Я не так думаю о мире, это не мой опыт. Я могу видеть себя апокалиптически:  всё это может отправиться в ад. Я не совершаю духовных инвестиций в мир как он есть. Но я понимаю, что кто-то другой инвестирует в этот мир и видит апокалипсис, в любом виде или форме, словно врага, и делает всё, чтобы обуздать и пресечь его, поскольку оттуда могут высвободиться силы, с которыми будет не совладать.
Из такой перспективы видно, что решающий вопрос политической теологии относится не к суверенитету, а к апокалипсису. Шмиттовский фокус на суверенитете, который так глубоко повлиял на формирование современного поля политической теологии, в действительности предполагает готовый ответ на более фундаментальный вопрос апокалипсиса. И апокалипсис - это политический теологический вопрос, поскольку он прорастает из долгой истории теологического развития, которая плотно связала теологическую проблему зла с политической проблемой предельной легитимности земных правителей. В структуре христианства происходит выбор между апокалиптической парадигмой, согласно которой земные правители являются нелигитимными соперниками Бога, или парадигмой катехона, в которой земные правители есть легитимные, хотя и временные, слуги Бога. Однако, поскольку парадигма катехона, оставаясь христианской, никогда не в состоянии полностью отвязаться от апокалиптической схемы, она постоянно находилась под угрозой апокалиптического распада – перспектива, которая приветствовалась массовым апокалиптическим ожиданием в ранне-христианском движении, но постепенно стала рассматриваться как пугающая непредсказуемость, от которой следует защититься любой ценой.
Т.о. шмиттеанское структурирование дисциплины политической теологии приводит к её существенному ограничению – и весьма реакционному – загоняя в теснину рациональных альтернатив, разработанных в иудейской и поздне-христианской традициях. Оно склоняет политических теологов читать ранне-христианские источники вне хронологии, через призму пост-константиновского «катехоно-ведения», которая затеняет более радикальную апокалиптическую перспективу, и поощряет игнорировать современные теологические движения, перезапускающие апокалиптический протест против нелегитимности мирской власти: Латино-Американская теология освобождения, радикальная черная теология Северной Америки, постколониальная теология, феминистская теология, квир-теология – движения, которые, невзирая на распространенные клише по поводу предполагаемой узости «идентитарианских» (identitarian) интеллектуальных подходов, состоят в интенсивном и непрестанном диалоге друг с другом, а также с теологами более традиционного плана. Шмиттеанское «огораживание» обрекает нас – в большинстве белых, мужского пола политических теологов – нескончаемо воспроизводить рациональные построения «Христианского Запада», со всеми его тупиками и зашоренностью.
III.
На заре нового времени такое катехоно-центричное видение христианства начало сдавать позиции, поскольку христианский Бог представлялся уже не столько гарантом справедливости, сколько силой хаоса, сродни его языческим предшественникам. Радикальные апокалиптические движения не затухали и постепенно возникло секулярное государство, как единственная сила, способная ослабить насилие религиозного столкновения. Даже в этот исторический момент память о глубинной взаимосвязи между мирской властью и демонической всё еще сохраняла своё влияние, потому Гоббс смог изобразить государство в виде Левиафана, мифического существа, которое читатели книги Иова традиционно ассоциировали с дьяволом.
Эта сущностная непрерывность указывает на то, что здесь мы имеем дело скорее с мутацией политической теологии, а не радикально новым начинанием. Совсем как в явно теологических схемах  правитель не является само-легитимирующим, а нуждается во внешнем правиле легитимации. В гоббсовской парадигме свободное человеческое согласие заменяет божественный декрет – и подобно божественному декрету это человеческое согласие является неотменяемым, и что бы правитель ни совершал, будь это добро или зло, подлежит легитимации уже сделанным выбором подчинения его правлению. И в согласии со схемой катехона, всё что он делает, будет предпочтительнее апокалиптического сценария войны всех против всех, предотвращаемого его правлением.
В работе Царство и Слава Агамбен показал, что теология божественного провидения поддерживается генеалогическими истоками современных экономических концепций – невидимая рука [рынка] есть секуляризация десницы Бога. Здесь вновь принцип легитимации меняется от воли Бога к свободной воле человека, выражаемой через рыночные механизмы, которые консолидируют и  подытоживают индивидуальные предпочтения в едином итоге. И вновь, даже явно порочные результаты являются легитимными и необходимыми, поскольку отражают проявление человеческой свободы.  
Агамбен начинает Царство и Славу с заявления, что есть «две парадигмы» - политико-теологическая и теолого-экономическая. Он не даёт точных указаний, где и когда эти парадигмы имеют место и как следует понимать отношение между ними. Из перспективы настоящего исследования я предполагаю, что они являются исключительно современными парадигмами, обе легитимированы отношением к свободе человека и, в нормальных обстоятельствах, существуют параллельно. При «нормальных» обстоятельствах либеральной демократии они приходят в гармонию, что позволяет им взаимно легитимировать друг друга – государство, основанное на народном суверенитете, является куратором экономики, основанной на свободно выбираемых договорных отношениях, а экономика лежит в основании силы государства.
Подобно Богу в пророческой парадигме, легитимирующий принцип человеческой свободы выражает себя только косвенно, иногда совершенно парадоксальным образом. Однако, связь с пророческой парадигмой скрывается в глубине, поскольку современный субъект всегда находится «в изгнании». В теоретическом дискурсе наш доступ в сферу государства и рынка часто изображается как требующий «отвлечься» от логически предшествующего более «естественного» государства, и наше подчинение законам государства и рынка представляется как необходимое зло, учитывая невозможность полной актуализации человеческой свободы в мире. Мы отчуждаем нашу политическую власть, избирая представителей, и отчуждаем нашу производительную силу через режим наемного труда. Если кратко, мы всегда «не дома», находясь в институтах государства или в рыночном пространстве, и как указывает Агамбен, тот факт, что современная секулярная парадигма отсекает всякую надежду на эсхатологическое осуществление, потенциально всегда удерживает нас в состоянии преисподней.
Современная пророческая парадигма либеральной демократии пытается удерживать в равновесии две власти – государства и рынка. Однако, в предельных обстоятельствах возникают апокалиптические протесты, что не только нарушает баланс, но стремится полностью устранить одну из властей.
Фашизм утверждает народный суверенитет и постоянно стремится одолеть неустойчивость, создаваемую свободной игрой экономики. Это ведет к фиксации на «чуждых» элементах внутри тела политики, символически ассоциируемых с негативными эффектами в экономике, как в случае нацистской кампании против евреев и современных движений против иммигрантов или мусульман в западных странах. Такие движения часто углубляются в область права, отчаянно пытаясь найти предельную легитимацию собственным нарушениям закона. Печально сознавать, что практически всё, что нацисты творили в Германии, было формально законным. В недавней истории: администрация Буша агрессивным образом развернула  «правовой инструментарий» для легитимации своих не-правовых действий в Войне с террором.
Коммунисты, напротив, пытаются разрушить государство, понимаемое как противозаконное орудие классового доминирования и активно развивают «материальные условия для полного коммунизма» в надежде организовать новый экономический порядок невиданного изобилия и свободы, лишенный противоречий и несправедливостей капитализма. Коммунистические режимы часто демонстрируют своё небрежение традиционной политической легитимацией, например, принципиально искажая процесс выборов, если легкая победа не предвидится. Принципиальное беззаконие сохраняется в современном Китае, где Компартия не является законно зарегистрированной организацией и где традиционные государственные институты в каком-то смысле существуют, но по сути игнорируются.
Если эти парадигмы обладают какой-то дескриптивной силой, то это подтверждает многие элементы современной попытки Агамбена расширить политико-теологическкое «предприятие» – например, его «две парадигмы» в Царстве и Славе, его настойчивость в Homo Sacer и в других работах - где либеральная демократия и тоталитаризм сближаются в единой глубинной структуре. Но это же показывает ограничения его проекта, оторванного от глубинных политико-теологических корней иудейской пророческой и апокалиптической традиций. Если заново рассмотреть его проницательные догадки в свете этих фундаментальнейших парадигм, пазл может сложиться гораздо элегантней.
IV.
Теперь остается разрешить вопрос – не находимся ли мы на пороге новой политико-теологической конфигурации. По крайней мере, представляется бесспорным, что мы переживаем сейчас истощение современной секулярной модели, легитимированной свободой человека. Неужели кто-то всерьез полагает, что либеральные демократические институты обеспечивают свободным и равным гражданам действующую площадку для совместной выработки решений по важным вопросам? А обращаясь к финансовому кризису 2008го, способен ли кто-то с рассудительной прямотой поверить, что экономика является надежным инструментом повышения благосостояния людей и выражения человеческой свободы? В теории, существует много внушающих доверие планов по использованию государственной власти для реформирования экономики и возвращения на более обнадеживающую траекторию, освоенную в большинстве западных стран в раннюю послевоенную эпоху. Однако, явного желания прибегнуть к таким мерам не наблюдается ни в одной из развитых стран, где политические элиты преданы неолиберальному проекту агрессивного расширения государственной власти, что ведет к обострению самых деструктивных аспектов капитализма.
Если кратко, ответ современности на проблему зла потерпел неудачу. Народного суверенитета и экономической свободы более недостаточно для решения задачи легитимации мирового порядка и прояснения проблемы очевидного зла, входящего в более обширную структура «добра». Действительно, в современном дискурсе работа базовых принципов почти полностью сводится к осуждению «обычного гражданина» за зло этого мира. Почему они продолжают избирать этих шутов? Почему бы им не проявить себя через ответственное активное голосование? Почему бы не сделать выбор в пользу экологичных товаров или более здоровой еды? Почему бы не развивать трудовые навыки, необходимые для поддержки занятости и глобальной состязательности?
Упреки такого типа не удивительны при той роли, которую в христианской теологической традиции играет свобода воли. Мы привыкли рассматривать свободу воли как символ человеческого достоинства, но для доминирующей теологии её первейшей задачей было избавление Бога от ответственности за присутствие зла, чтобы переложить её на сотворенных им людей. Свобода воли, прежде всего, – механизм производства виновности, а свобода выбора есть ловушка.
Но какие смыслы откроются, если направить мысль за пределы горизонта человеческой свободы? Возможно ли обнаружить иной принцип легитимации, чтобы сделать жизнь более сносной, без принуждения к отрицанию нашего опыта зла? Или единственной нашей альтернативой является полный апокалиптический отказ предоставить всякую легитимацию этому миру? Таубс считает, что эта последняя опция проявляется в виде Гностицизма (и здесь можно вспомнить о некоторых западных марксистах или даже позднем Шмитте, которые настаивали на бескомпромиссной критике без какого-то упоминания об эсхатологической надежде, лежавшей в основании их собственного дискурса) и завершается полным нигилизмом.
Если у теологии есть какое-то будущее, то ей следует озадачиться такими вопросами. Потребуется продумать заново природу теологии как интеллектуального предприятия, отодвинув в сторону  избитые клише вроде «веры в Бога» или необходимую преданность «религиозным» сообществам. Напротив, теология требует более широкого взгляда как дискурс о «предельных основаниях», о множественности смыслов и их производстве, а кроме того, как критический и историко-контекстуальный дискурс озабоченности пределом. Это позволит понять современную политическую теорию и экономику как теологию человеческой свободы. Предстоит проделать большой объем критической работы в этом направлении и книга Теология денег (Philip Goodchild, 2009) может рассматриваться как одна из продуктивных моделей.
Более настоятельной является исследование конструктивной задачи теологии, которая может быть способна создать новые и обнадеживающие представления о нашей озабоченности пределом, о том, что может означать наша жизнь в совместности – или, даже так – какой смысл мы коллективно можем придать нашей жизни. Следует, не порывая с предшествующей линией мысли, подобно еврейским пророкам отважиться на творческий риск обновления и трансформации нашей традиции, сколь бы невероятным это не представлялось.

Перевод Сергея Адащика
Tags: Методология, теология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments