analitik_2009 (analitik_2009) wrote in m_introduction,
analitik_2009
analitik_2009
m_introduction

КАК ВСЁ УСТРОЕНО. Рассказ московского чиновника. Окончание

ctW10lEcjIBw7EvvedhfSw-wide

О Собянине, интернете и айпадах

Кажется, впервые использовать айпады в рабочих целях в мэрии начали ещё в аппарате Ресина в 2010 году. От департамента к департаменту картина в этом смысле до сих пор сильно отличается. Где-то документооборот стараются сделать по максимуму цифровым, а где-то по-прежнему распечатывают любую фигню. Но даже в наиболее продвинутых структурах всем сотрудникам так или иначе приходится иметь дело с довольно большим объёмом бумаги.

Говорят, что некоторое время назад Сергей Собянин начал активно пользоваться интернетом. Он обнаружил, что «Яндекс» на главной странице отображает заголовки новостей, и набор этих заголовков вызвал у него вопросы: «А где новость о том, что Сергей Семёнович открыл детский садик?» Собянин не понимает, почему СМИ преподносят новости так, а не иначе, и его это действительно беспокоит. Социальные сети он не читает, хотя они могут попадать в дайджест. Это такой 15-страничный вордовский файл, который включает в себя новости о деятельности правительства Москвы, московские новости, федеральную повестку и международку. Как правило, это объективная подборка. Тем не менее из-за интереса Собянина к интернету его подчинённые делают теперь так, чтобы Сергей Семёнович не расстраивался.

О причудах

В мэрии ходят слухи, что у Сергея Собянина есть ребёнок от вице-мэра Анастасии Раковой. Это девочка, ей около четырёх лет, и в здании на Тверской улице, 13 для неё отведена специальная комната, ведь оба родителя заняты на работе в мэрии ( в пресс-службе Сергея Собянина от комментариев отказались. В декларации о доходах Анастасии Раковой начиная с 2011 года указана несовершеннолетняя дочь).
Вице-мэр по градостроительной политике Марат Хуснуллин занимается китайской дыхательной гимнастикой цигун, выращивает чайный гриб на работе и угорает по здоровому образу жизни, поэтому не пользуется лифтом и ходит по лестнице. Вообще среди чиновников много фриков — такого количества я не видел со времён РГГУ. За годы работы приходилось сталкиваться с любителями эзотерики, непризнанной поэтессой, варщиком самогона, несколькими сайентологами и одним свингером. Последнего раскусили коллеги, которые как бы случайно обнаружили его анкету на сайте для свингеров.

О платных блогерах и работе с журналистами

В мэрии не стремятся активно общаться с журналистами. Их запросы часто игнорируют, «теряют». Логика простая: как бы чего не вышло. К обращениям от населения относятся по-другому: ответы на такие запросы готовят всегда, но во многих случаях они бессодержательны. Это, конечно, связано и с тем, что люди не умеют внятно формулировать свои мысли и зачастую не понимают, куда они пишут о тех или иных городских проблемах.

На мэрию работают платные блогеры, и, как мне кажется, тот же Илья Варламов сидит на зарплате у департамента транспорта, но подтверждений этому у меня нет. При этом массовой практики нанимать известных людей нет, так как во многом это делается на ******** (не очень качественно). Чтобы продемонстрировать видимость проделанной работы, платят каким-то мнимым знаменитостям из ЖЖ — они пишут свои посты, и об этом сочиняют красивые отчёты.

О публичных слушаниях

Институт публичных слушаний — это муляж, способ легитимизации заведомо нелегитимных решений. Например, кто-то хочет построить торговый центр, но для этого нужно заручиться поддержкой на публичных слушаниях. Сперва принимается решение о строительстве, и лишь затем оформляются все эти никому не нужные легальные процедуры. Звонят завучу в среднюю школу и говорят: «Слушай, ты, людей поставь». Или сотрудникам муниципальных предприятий: «От вас столько-то рыл в 19 часов в Доме культуры». Институт публичных слушаний — это лишняя накипь, с которой приходится иметь дело.

О подготовке к выборам

Сейчас начался предвыборный цикл, и в мэрии идёт подготовка к выборам. Она заключается во всеобщей мобилизации, которой руководит вице-мэр Москвы Анастасия Ракова. Ракова курирует вопросы медийности, она хочет подмять под себя пресс-службы всех комплексов правительства Москвы. Её сейчас можно назвать самым влиятельным московским чиновником после Собянина, и в конечном итоге она под себя подомнёт многое. Вероятно продвижение Раковой и выше, на федеральный уровень.

О политике

Стокгольмский синдром в мэрии встречается довольно часто: всё более-менее с симпатией относятся к деятельности Собянина и собственного структурного подразделения. Ваты много, но в основном здесь работают люди, которым всё ****** (безразлично). Определённых политических взглядов мои коллеги не имеют и предпочитают об этом не задумываться. Есть в мэрии и заметное количество людей с оппозиционными взглядами. Каждый из них придумывает для себя оправдание, некий внутренний компромисс. У меня оно такое: если бы не я, то на моём месте мог бы работать душегуб, который действительно вредил бы обществу.

О геях

Геи в мэрии есть, но они вынуждены жить в толстом платяном шкафу. Открытым геем нельзя быть ни в коем случае, но также важно деятельно отрицать это: ходить куда-нибудь с девушками, демонстративно звать их обедать, всячески подчёркивать, что ты «здоровый». Пару лет назад один такой гей дал интервью журналу «Афиша». Он сам потом рассказывал, что после выхода интервью начальница вызвала его к себе и сказала: «Слушай, Саш, ты такой молодец, горжусь знакомством». А через несколько дней вызвала снова и говорит: «Знаешь, Саш, нехорошо как-то получилось, есть мнение — тебе бы надо уволиться». Была разнарядка сверху, и ему заплатили несколько окладов. Сейчас он попросил политического убежища в США.

О митингах и корпоративах

Почти всех сотрудников ниже определённого уровня гоняют на массовые мероприятия: на субботники, день народного единства, митинг в честь аннексии Крыма, на 1 мая. Первомайская обязаловка — самая жёсткая, на неё гоняют особенно массово. Участие в митингах контролируют — считают по головам.

Участие в корпоративных вечеринках строго регламентировано, а те, кто уклоняются от этого, попадают в категорию опущенных. К ним относятся соответственно — никакого уважения и пинки. Вечеринки проходят исключительно в скотском формате. Начальству нравится, когда все нажираются, поют в караоке «Золотые купола», — за этим можно весело наблюдать и смеяться. Руководство тоже любит поднажрать, но старается держать себя в руках до последнего. У нас бывают и выездные вечеринки, для которых арендуются какие-то пространства — не совсем лакшери-формат, но и не ********** (нищебродство).

В последнее время в мэрии произошло некоторое ужесточение нравов, это проявляется в нарастании параноидальных настроений со стороны руководства. Я много раз слышал, как людям выговаривали за записи личного характера в Facebook. Мол, не слишком бравируй тем, как ты проводишь свободное время. Я не знаю, следят ли за нашими соцсетями, но у всех работает чёткое самоограничение. Люди, которые отдыхают на яхтах, как правило, достаточно сообразительны, чтобы не писать об этом в блогах. Несмотря на это, ходить на работу в украшениях за 10 миллионов рублей, безусловно, можно.

Tags: Жизнь региона, Протестное настроение, Путинизм-кретинизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments