analitik_2009 (analitik_2009) wrote in m_introduction,
analitik_2009
analitik_2009
m_introduction

Category:

Женщины Путина и около него...


В развитых странах личная жизнь лидеров государства, как правило, открыта для глаз публики.
Потому что личная жизнь дает гражданам понимание, что это вообще за человек и что от него можно ожидать.

(Специальное упоминание для тупых домохозяек и ватных парнишек, коими кишмя кишит ЖЖ и все пространство бедной России. analitik_2009)


О женщинах Путина известно очень мало, информация довольна скупа, хотя они у него есть,.. должны быть.

Сергей Доренко в книге «2008» (можно скачать в интернете) уверяет, что Путин перехватывает через свои каналы девушек, поставляемых "даосу" Березовскому, тем самым получая моральное удовлетворение в праве первой ночи над своим Отцом-прародителем.


Из текста Доренко ясно, - не было бы девушек Березы, были бы другие девушки...


Хорошая физическая форма, которая является подлинной манией «нашего всего», требует постоянной вампирической подпитки от молодых самок, что прописывается учением даосов, которого Путин придерживается.

Придерживается ли Береза того же учения и откуда Путин подхватил бациллу даосизма Доренко умалчивает.
Может быть, даосский шарм был привит Путину Березовским, как и прививка к вкусу Власти…

Смешно читать, что Путин уже мало что может в плане секса в его-то годы.
Надо быть подлинным лохом в понимании сексуальности и растратить свое здоровье в мотовстве и гопотне, чтоб не ощущать каждодневной утренней эрекции минимум до шестидесяти пяти лет, говорят даосы.


Официальные женщины.

О  жене Путина Людмиле уже говорилось, смотри материал «История монолога Людмилы Путиной про мужа-упыря... »
Отмечу, что рассказ Людмилы был взят из книги "ВЛАДИМИР ПУТИН: дорога к власти" (изданной в Москве в 2002 году) - а затем изъятой из магазинов).

Очень закрыта информация о дочерях Путина, известны только снимки папарацци об их отдыхе в Италии в загородном доме Берлускони.
Вроде бы, старшая дочь вышла замуж за своего гимназического напарника, сына посла, корейца по национальности
Журналист Сергей Доренко говорит, что дочери живут отдельной жизнью, Людмила осталась одна и некоторое время вступала в публичную открытую конфронтацию с Владимиром Владимировичем, отказываясь сопровождать его в официальных поездках, допускала насмешливые высказывания в адрес своего звездного супруга, затрагивающие его мужские честь и достоинство, пыталась восстановить потерянные контакты со своими школьными и студенческими друзьями.
Доходила глухая информация об ее «отрывных» посиделках с друзьями, сопровождавшихся обильной выпивкой.
Вместе с тем Сергей Доренко очень тепло говорит о Людмиле, как о простой, порядочной и несчастной женщине.
Подчеркивает, что она не достойна той участи и судьбы, которая нагнетается вокруг нее.
Ходили даже слухи, что Людмила пробовала или ее пробовали пристроить в монастырь.

Неофициальные женщины.

Последние слухи касаются Кабаевой, но ничего интересного и читабельного по этой теме нет.
Интересна сама постановка вопроса: Нужны ли, вообще, Путину неофициальные женщины?
Есть ответ Доренко, его мы привели выше.

Из неофициальных женщин, которые посмели что-то вякнуть в отношении связей с Путиным, можно отметить одну лишь Лену Трегубову, которая описала свои похождения в книге «Байки кремлевского диггера».
(Книгу можно скачать из библиотеки Мошкова).


О Лене не буду рассказывать сам, а просто приведу готовый политкорректный текст.

«Трегубова, Елена Викторовна

Журналистская карьера
По собственному признанию, Трегубова решила стать журналисткой в августовские дни 1991 года, "потому что журналисты были героями народа, всегда в оппозиции".
Окончила факультет журналистики МГУ.
Журналистскую карьеру начала в "Независимой Газете", затем работала на радио "Немецкая волна", в газетах "Сегодня", "Русский телеграф", после его закрытия (1998) перешла в "Известия", оттуда через полгода — в "Коммерсантъ", откуда была уволена в 2003.
С 1997 по 2001 г. входила в так называемый "кремлевский пул" — круг журналистов, аккредитованных при Президенте РФ.
В настоящее время публикуется в западных СМИ.

"Байки кремлевского диггера"
В 2001 ей было отказано в аккредитации администрацией нового президента В. В. Путина (по мнению самой Трегубовой, из-за резко критического тона её статей) .
После этого начала писать и в 2003 г. издала книгу "Байки кремлевского диггера" (М., Ad Marginem), в которой подробно рассказала о закулисной стороне жизни российской политической верхушки, подоплеке таких событий, как дело "Связьинвеста", разгон младореформаторов в 1997 г., борьба "Семьи" против Лужкова-Примакова, назначение Путина и, по мнению Трегубовой, начавшаяся с его приходом цензура СМИ и "уничтожение независимой политической журналистики в России".
В книге в негативном свете выведены многие видные политические деятели, а также олигарх Б. А. Березовский; Трегубова сравнивает их с "мутантами" из фантастического фильма — существами иной, нечеловеческой природы, а себя — с диггером в подземелье среди мутантов.

Один из центральных сюжетов книги — неформальные разговоры Трегубовой с тогдашним директором ФСБ В. В. Путиным, которого Трегубова оценивает как человека "вполне среднего, советского образования и заурядного интеллекта, но гибкого".

Глава 1 КАК МЕНЯ ВЕРБОВАЛ ПУТИН

– Давайте вместе отпразднуем День чекиста в каком-нибудь ресторане, – неожиданно предложил мне Володя Путин.

Я сидела у него на Лубянке после интервью, одна, в кабинете директора ФСБ и, сохраняя непринужденную улыбку, судорожно старалась понять, что же пытается сделать главный чекист страны – завербовать меня как журналиста или закадрить как девушку.

– Оставьте мне свой телефон, я на днях перезвоню, и мы договоримся о времени и месте, – попросил он.

– Мой телефон вообще-то есть у вас в приемной… – с опаской процедила я.

– Ну вы вот здесь мне все равно на всякий случай напишите еще раз…

Отпираться дальше было глупо – мой телефон все равно не секрет, и тем более для главы ФСБ узнать его не составило бы труда.

Начальник секретного ведомства явно заметил, что я напряглась от интимного предложения. Чтобы хоть как-то разрядить обстановку, я весело заявила:

– Хорошо, я вам оставлю свой домашний телефон, а вы за это проверьте, пожалуйста, чтобы его больше не прослушивали! Вы же можете это поставить под личный контроль как директор ФСБ?

– А вас что, прослушивают?! – изумление, изображенное Путиным на лице, выглядело до того неподдельным, что я невольно расхохоталась. Но тут же взяла себя в руки и сделала серьезное лицо:

– Да вот, понимаете, Владимир Владимирович, я каждый день в Кремль хожу, часто езжу с президентом. А тут я недавно в одной статье прочитала, что в России вообще всех политических журналистов просто по должности прослушивают… Вы-то сами как думаете: правда это или неправда?

Последний вопрос, я, понятно, произнесла как можно более наивным голосом и выжидательно уставилась на Путина.

– Ну что вы!!! Мы?! Вы думаете, это МЫ вас всех прослушиваем? – еще более искренне изумился Путин.

Накал всеобщего изумления и наивности между нами возрастал.

– Ну что вы, Владимир Владимирович! Как я могла о вас такое подумать… – еще раз подыграла я, чуть не прыснув от хохота, и увидела, что глаза Путина тоже смеются.
Правда, его маска искренности и девственного непонимания была сработана гораздо профессиональнее моей.

– Вот-вот, – ловко пряча ухмылку, подхватил он, – это не мы, а кто-то другой!

– Кто же тогда, Владимир Владимирович? – не унималась я. – Вы же – самое осведомленное ведомство в стране, у вас же должна быть информация о том, кто это делает!

– Ну это, наверное, какие-ибудь конкурирующие коммерческие структуры. Знаете, у них есть такие свои маленькие службы безопасности… И, кстати, там иногда работают наши бывшие сотрудники…

– И что же, вы не можете их контролировать?

– Нет, абсолютно – творят что хотят! Вот уважаемых журналистов прослушивают! – тут уже Путин откровенно усмехнулся.

Черт, какая жалость, что передать этот разговор в виде газетного интервью не удастся! – пронеслось в тот момент у меня голове.
– Ну как вот, например, передать на бумаге этот особый юмор главы секретной службы?

Перед моим уходом Владимир Владимирович весьма профессионально попросил меня перечислить симптомы прослушки моего телефона. Выслушав, он удовлетворенно заключил: Ага. Проверим! На том пока и расстались..."

"Взаимоотношения" с Путиным продолжились и дальше, смотрите сам текст книжки...

Книга стала бестселлером (всего было продано 300 тысяч экземпляров издания); при этом, еще до выхода в свет она широко распространялась в ксерокопиях.
В 2005 "Байки кремлёвского диггера" (под заголовком "Кремлевские мутанты") вышла на итальянском языке («I mutanti del Cremlino», издательство Piemme); в октябре 2006 — на немецком («Die Mutanten des Kremls», издательство Tropen Verlag).
Книга встретила на Западе в целом благоприятную прессу.
Так, австрийское радио ОЕ1 отмечает: "Кремлевские мутанты" могут произвести впечатление исполненного ненависти памфлета, но местами книга действительно точна и, очевидно, объективна".
По оценке Berliner Zeitung, — "это плохо написанный шедевр, обнажающий механизмы власти, притом что речь в нем идет исключительно об отдельных личностях, прежде всего, о личности автора — женщины исключительно самоуверенной. Увлекательная, очень смешная и очень удручающая книга"
По словам самой Трегубовой, в Голливуде ей предлагают написать на её основе сценарий..
Книга, по утверждениям СМИ, вызвала "крайне негативную реакцию" среди кремлевских чиновников, в особенности среди ее непосредственных "героев" — людей из "ближнего круга" В. В. Путина.
СМИ утверждали, что Трегубова была поставлена "на особый учет", по их выражению, "искусствоведами в штатском" и попала в "черный список" журналистов, неугодных власти. Вскоре после выхода книги Трегубова была уволена из "Коммерсанта" с формулировкой "за прогул" и с того момента не имела постоянной работы в штате какого-либо российского СМИ.

В ноябре 2003 г. о книге был подготовлен обширный сюжет на телеканале НТВ (программа "Намедни" Леонида Парфенова).
Однако, сюжет был снят перед самым эфиром, после того как был показан на Дальнем Востоке (днем 11 ноября), по личному указанию гендиректора компании Н.Сенкевича.
Сам Л.Парфенов, секретарь Союза журналистов России М.Федотов и ряд общественных деятелей расценили этот факт как акт политической цензуры.
Н.Сенкевич публично мотивировал свое решение эстетическими критериями, обвинив материал в "хамстве и пошлости".

Взрыв у двери Трегубовой
Через три месяца после выхода книги, 2 февраля 2004 у двери Трегубовой в доме по Большому Гнездниковскому переулку произошел взрыв.
Под дверь соседней нежилой квартиры было подложено взрывное устройство, которое должно было сработать в момент, когда Трегубова, заказавшая по телефону такси, выйдет из квартиры.
По словам самой Трегубовой, её спасло то, что она задержалась перед зеркалом. Первоначально было заявлено, что использована светошумовая граната, но затем эксперты установили, что это было самодельное взрывное устройство мощностью 60-80 г в тротиловом эквиваленте; по мнению экспертов, если бы Трегубова вышла в назначенный по телефону момент, она бы оказалась в эпицентре взрыва, что привело бы к баротравме и сильным ожогам .
В ГУВД изначально отрицали связь взрыва (квалифицированного как "хулиганские действия") с Трегубовой, заявив, с одной стороны, что "квартира, у двери которой произошел взрыв, в момент взрыва была пуста" и в ней никто не проживает с 2000 г, с другой же — что бомба предназначалась (бывшему) хозяину этой квартиры Юрию Скляру.
Было официально заявлено, что Трегубова после взрыва в милицию не обращалась (сама Трегубова утверждает, что она пыталась дать официальные показания, но милиция не проявила к этому никакого интереса).
3 февраля, когда о взрыве сообщили российские и мировые СМИ, интерпретировавшие его как покушение на Трегубову и "дело приобрело слишком большой общественный резонанс", Трегубова была вызвана на допрос в ГУВД Москвы.
Однако в конце концов следователи Тверской межрайонной прокуратуры отказались возбуждать дело по этому эпизоду, квалифицировав его как "хулиганство".


В газете "Московский комсомолец" на следующий день после взрыва появилась статья, утверждающая, что взрыв был рекламным трюком, устроенным самой Трегубовой для поднятия рейтинга "Баек кремлевского диггера", которую газета назвала "весьма посредственным литературным произведением".
Также утверждалось, что Трегубова была немедленно после взрыва допрошена милицией, что Трегубова отрицала, так как она пыталась подать заявление о покушении на жизнь, а милиция это заявление принимать на начальном этапе не стало.

Со своей стороны Трегубова в первый же день обвинила милицию в покрывательстве организаторов взрыва: "ответ на вопрос о заказчиках покушения стоит искать в том факте, что после покушения милиция отказалась взять у меня официальные показания".
Взрыв она связывала со своей продолжающейся писательской деятельностью: "Недавно мой издатель Александр Иванов рассказал в интервью радиостанции "Эхо Москвы", что я пишу вторую книгу, кроме того, я работаю над западной версией "Баек кремлевского диггера".
Видимо, кому-то это не понравилось".
Организаторами взрыва Трегубова назвала своих "кремлевских читателей".
Однако в интервью газете "Коммерсантъ", данном сразу же после взрыва, она назвала версию о причастности спецслужб маловероятной, поскольку, по ее мнению, до президентских выборов Путину покушение на нее было невыгодно; более правдоподобной Трегубова сочла версию о том, что взрыв могли устроить "психически неуравновешенные поклонники" Путина.
(Впоследствии Доренко писал, что как они были наивны полагая, что Путин может бояться каких либо последствий!)
История выхода "Баек кремлевского диггера", попыток власти воспрепятствовать ее публикации и рекламе и взрыва у её квартиры стала темой новой книги Трегубовой — "Прощание кремлевского диггера" (2004).

Политические выступления и эмиграция.

12 октября 2006 г, через пять дней после убийства Анны Политковской, Трегубова опубликовала в немецкой газете Zeit открытое письмо Канцлеру ФРГ Ангеле Меркель, встречавшейся в тот день с Путиным.
В письме, изданном под заголовком "Молчание является соучастием", Трегубова обвинила Путина в убийстве Политковской, преследовании свободы слова и нарушении прав человека в России и потребовала изменить политику в отношении России с тем, чтобы "остановить политические убийства в стране, прекратить нарушение прав человека и отказаться от политики ликвидации независимых СМИ в России".
После этого, по словам Трегубовой, у ее дома постоянно стали дежурить два человека .
Вслед за тем Трегубова покинула Россию и уехала в Англию, где продолжала в статьях и интервью требовать от европейских политиков принять более жесткий курс в отношении правительства Путина.
В марте 2007 г. Трегубовой, в числе других лиц, интересовались представители Генеральной Прокуратуры РФ во время допроса Бориса Березовского о делу Литвиненко.
Месяц спустя, 23 апреля 2007 г. Трегубова попросила политического убежища в Англии.
По ее словам, она получила достоверные сведения, что в случае возвращения в Россию ей грозит политическое убийство.
2 апреля 2008 Трегубова сообщила, что убежище в Англии было ей предоставлено.

P.S.
"Я проработала кремлевским обозревателем четыре года и практически каждый день близко общалась с людьми, принимающими главные для страны решения.
Я лично знакома со всеми ведущими российскими политиками – по крайней мере с теми из них, кто кажется (или казался) мне хоть сколько-нибудь интересным.
Небезызвестные деятели, которых Путин после прихода к власти отрезал от властной пуповины, в редкие секунды откровений признаются, что страдают жесточайшей ломкой – крайней формой наркотического голодания.
Но есть и другие стадии этой ломки: пламенные реформаторы, производившие во времена Ельцина впечатление сильных, самостоятельных личностей, теперь отрекаются от собственных принципов ради новой дозы наркотика – чтобы любой ценой присосаться к капельнице новой властной вертикали.

Елена Трегубова.




Tags: Политический портрет, Психологический портрет, Путин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 34 comments