sedoia (sedoia) wrote in m_introduction,
sedoia
sedoia
m_introduction

Category:

Артем Магун // Философия и политика в учении Бенедикта Спинозы

Картинки по запросу спиноза

1) Биография

Бенедикт (Барух) Спиноза родился в Амстердаме в 1632 году.
Сложно охарактеризовать его национальную принадлежность: родители Спинозы незадолго до его рождения переехали в Голландию из Португалии, поэтому первым его языком был наверное испанский.
Родители были евреями-марранами и спасались в Голландию от преследований португальскими властями (это была массовая волна иммиграции).
В Голландии они открыто вернулись к иудейскому вероисповеданию, и Спиноза получил ортодоксальное еврейское образование, сначала в школе, а затем в т.н. иешиве. Таким образом, иврит тоже был для него родным языком. Голландский он также знал хорошо, так как был активно вовлечен в политическую жизнь Нидерландов. Но философские тексты Спиноза предпочитал писать на интернациональном языке, то есть на латыни.
Спиноза выделяется как «аномалия» (А. Негри) даже в 17 веке, богатом на людей свободомыслящих. Его учение – изложенное довольно сухим ученым языком – было воспринять большинством как еретическое. После своей смерти и вплоть до 19 века Спиноза был фактически запрещен, и другие философы должны были открещиваться от его влияния. Но это, конечно, послужило его подпольной известности, а через сто лет и полному триумфу, потому что немецкая спекулятивно-идеалистическая философия начала 19 века – вершинная философия Нового Времени – считала его своим главным вдохновителем. Так что Спиноза повторил в философии судьбу, которая постигла Маккиавелли в политике.

Неприятности у Спинозы начались еще при жизни. В юности он делал большие успехи в изучении Талмуда и подавал большие надежды как будущий иудейский теолог. Но постепенно он стал отходить от богословия (как иудейского, так и христианского) и предпочел светскую, внеконфессиональную философию в духе Рене Декарта (великого французского рационалиста 17 века). За это еврейская община посчитала его еретиком и отлучила от себя. Спинозу даже пытались зарезать кинжалом, но неудачно. В результате, Спинозе пришлось бежать из Амстердама. Он жил некоторое время в деревушке Рейнсбург, потом перебрался в пригород Гааги Ворбург, а затем (1770 г.) и в саму Гаагу. Спиноза сменил имя (на «Бенедикт», латинский аналог имени «Барух») и стал зарабатывать обработкой и продажей оптических инструментов, прежде всего очков (одно время так же зарабатывал и Декарт). Кроме того, он давал частные уроки, а позднее стал получать небольшой пансион от знатных покровителей. Все это давало ему возможность посвящать оставшееся время философской деятельности.
Впрочем, несмотря на отлучение и жизнь в деревне, отнюдь не надо представлять себе Спинозу как какого-то затворника. Напротив, он вел весьма активную социальную жизнь и участвовал в голландской политике. Вокруг него сформировался большой кружок друзей и последователей (которые пытались перетянуть его, кто обратно в иудаизм, кто в католичество, но Спиноза оставался тверд). Он вел обширную научную переписку. Кроме того, Спиноза был близок к тогдашним лидерам республиканской Голландии – братьям де Витт. Ян де Витт (человек просвещенный, почитатель Декарта) был другом и покровителем философа. Поэтому политическую философию Спинозы нельзя рассматривать в отрыве от Голландской республики и от либерально-республиканской политики де Виттов.
Голландия была в 17 веке ведущим европейским государством. Здесь динамичнее всего развивались капиталистические отношения, и благодаря торговле, промышленности, а также колониальным завоеваниям страна приобрела в Европе большой вес. Голландия стала также первой страной, где буржуазия непосредственно пришла к власти, установив, в результате затяжной освободительной войны против Испании (1566-1609гг.), республиканский строй. С 1650 по 1672 г. во главе республики стояли братья де Витт, ставленники крупной торговой буржуазии. Это были твердые республиканцы, светские, просвещенные лидеры. Под их руководством Голландия выиграла войну против Англии, но затем не смогла противостоять французской армии, которая заняла треть голландской территории. В результате, в 1672 г., братья де Витт были смещены, и разъяренная толпа горожан зверски убила их на улицах Гааги. Сам Спиноза, которого тоже обвиняли в контактах с Францией, спасся чудом и был, конечно, глубоко потрясен произошедшим. Режим Голландии поменялся и стал фактически монархическим: Вильгельм IIIОранский, настроенный более клерикально (кальвинистки), чем де Витты, но в то же время поддерживаемый массами, стал наследным «штатгальтером» республики. Просветительский рационализм, республиканизм Спинозы шел в русле партии де Виттов, даже когда эта партия уже проиграла.
Вернемся к интеллектуальной биографии Спинозы. В 1663 г. он публикует «Основы философии Декарта», где пытается изложить декартовское учение в «геометрическом» духе, то есть в строго логическом систематическом виде (вспомним аналогичные амбиции Гоббса в Левиафане). После этого Спиноза долгое время пишет большой оригинальный философский труд, пока без названия. И этот труд выстраивается, еще более последовательно, в геометрическом виде, по образцу Начал Эвклида: от аксиом к леммам и теоремам, каждая из которых вытекает из предыдущих.
Основной тезис главного труда Спинозы (который он потом назоветЭтикой) – это единство мира. Бог не составляет какой-то отдельной по отношению к миру субстанции, но: Бог – это и есть мир, взятый в его единстве, целостности и свободном движении. Субстанция существует только одна, и она тождественна и Богу, и миру. Соответственно и душа, и идеи, и то, что потом назовут человеческой «субъективностью» – все это не надстраивается над миром, а составляет одну из его сторон, «атрибутов». С одной стороны мир – это материя, протяженность, а с другой стороны – он мысль и душа.
В то же время, в природе, неважно, в материальной или идеальной ее стороне, надо разделять свободный, неопределенный творческий принцип –naturanaturans– и определенные, связанные необходимостью вещи –naturanaturata (1, теор. 29).
Пантеистический тезис Спинозы, на первый взгляд странный и несколько мистический, на самом деле является по сути просветительским: научное опытное познание природы это и есть познание Бога (Бог и природа – одно), и не следует отделять политику и этику от науки: знание природы и есть этико-политическое благо. Мир нужно познавать через действующую, а не целевую причину, то есть в научном и даже «материалистическом» духе (хотя материя у Спинозы – лишь один из атрибутов Бога). Ценой отождествления мира с Богом, Спиноза фактически пролагает дорогу позднейшему «материализму».
В конце 1660х годов Спиноза прерывает свою достаточно отвлеченную работу. Он чувствует необходимость высказаться по политическим и религиозным вопросам. Возможно, что к этому его подталкивает сам де Витт, а возможно, что Спиноза объясняет свою религиозную позицию в связи с предшествующим отлучением. Так или иначе, в 1670м году он публикует, анонимно и по-латыни, публицистический «Богословско-политический трактат». Большая часть книги посвящена отстаиванию критически-филологического подхода к священному Писанию. Этот подход фактически дезавуирует священный статус Писания. На тот момент это был скандал, и книга была повсеместно запрещена. Она была для своего времени слишком смелой, хотя и выражала скрытые мысли многих современников. Хотя Трактат в основном посвящен Библии, в нем есть главы, посвященные политике. В них Спиноза – впервые, наверное, в истории философии – высказывается за демократическое устройство государства, которое, по его мнению, «наиболее естественно и наиболее приближается к свободе» (16, с182). Кроме того, он выдвигает здесь свою версию общественного договора, который, правда, «до тех пор будет иметь силу, пока будет существовать его основание, а именно повод к опасности или выгоде». То есть договор ничего не добавляет к союзу материальных интересов и не создает никаких дополнительных обязанностей. Позже, в незавершенном «Политическом трактате» Спиноза более подробно разовьет эти размышления, но от теории общественного договора он откажется вовсе.
После написания «Трактата» Спиноза возвращается к своему большому труду, но теперь он разворачивает его к этической проблематике и поэтому называет все произведение «Этика». «Этическую проблематику» Спиноза понимает как учение об аффектах: мы не должны диктовать человеку какие-то принципы, а прежде всего описать, как и почему он обычно себя ведет. Это знание и будет составлять этику, потому что свобода и радость заключаются просто в сознании своих аффектов и в способности ими управлять (вытекающей из знания). В основе всех аффектов находится стремление (conatus) всякой вещи, и в частности человека, сохранять свое существование, а это значит сохранять и увеличивать свою способность к движению, действию (3, теор. 6-11). Существование каждой вещи не подразумевается само собой, а требует постоянного «вброса» божественной мощи: Бог, или природа, постоянно участвует в бытии каждой вещи. Этика Спинозы направлена не на достижение покоя, а на поддержание постоянной деятельности. Это этика практических людей 17 века.
Спиноза заканчивает «Этику» в середине 1670х годов, но и эту книгу его рассматривают как ересь и печатать не дают. Действительно, Бог в этой книге явно не является христианским Богом – у него нет личностной ипостаси, нет репрезентации. Он толи полностью воплощен, то ли полностью развоплощен, растворен в мире. То ли крайнее христианство, то ли крайний иудаизм. Но явная ересь с точки зрения и того, и другого.
В конце жизни Спиноза серьезно болеет туберкулезом. Он занимается грамматикой древнееврейского языка, а также решает систематизировать свое политическое учение и пишет «Политический трактат», который остается незаконченным. В отличие от «Богословско-политического трактата», «Политический трактат» написан в научном, схоластическом стиле – пусть без аксиом и теорем, но с онтологическим введением, из которого следует остальное. Именно эта систематичность ставит Политический Трактат Спинозы в ряд главных политических произведений 17 века: большинство ученых боялось объединять в одной книге онтологию и политику, и только такие смельчаки как Гоббс и Спиноза претендовали на всеохватывающий авторитет светского разума.
В 1677 году, в возрасте 44 лет, Спиноза умирает от чахотки. Его работы, в частности Этика и Политический Трактат издаются вскоре после его смерти, но тут же их снова запрещают, и они больше не перепечатываются вплоть до 19 века (!). Тем не менее, как мы упоминали, все немецкие мыслители конца 18 – начала 19 века зачитывают Спинозу до дыр и черпают в нем вдохновение для своей философской революции.

2) Политическое учение Спинозы.

Политическое учение Спинозы наиболее полно изложено в Политическом Трактате.[1] Оно полностью следует из его теоретической философии, изложенной в Этике.
Основываясь на учении Гоббса, Спиноза также кладет в основание общества власть или мощь, potentia. Объединяясь, люди суммируют свою власть. Власть общества тем больше, чем больше суммарная власть (мощь) его членов. Спиноза как бы развивает логику обложки Левиафана: государство – это сумма маленьких человечков, но без головы, приделанной Гоббсом и его иллюстратором! Поскольку Спиноза отрицает репрезентативный принцип в теологии и онтологии, то он отрицает его и в государстве. Тело общества акефально, оно никем не представлено.
В естественном состоянии люди «своеправны», то есть автономны (suiiuris). (этот тезис классического республиканизма стал основополагающим для Нового Времени – автономия, своеправие каждого). Но по отдельности люди слишком слабы. Поэтому они, как правило, объединяются и формируют общее право, которое образует суммарную общую власть (imperium) и государство (civitas). Но это объединение не является столь же определенным и бесповоротным, как у Гоббса. «Право верховной власти есть не что иное, как естественное право, но определяемое не мощью каждого в отдельности, а властью или мощью множества (potentiamultitudinis), руководимого как бы одним духом (quasiunamente).[2] То есть люди как бы, или почти, объединяются в государстве, но могут в любой момент из него выйти. Это «слабое», видимое единство не может достичь той степени единства, которая и так присуща всем вещам по их природе. Спиноза отрицает возможность «искусственного Бога». Государство не уничтожает в его теории то несводимое к единству «множество», которым является народ.

Продолжение текста.
Tags: Методология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments