2013ivan (2013ivan) wrote in m_introduction,
2013ivan
2013ivan
m_introduction

Что возможно После Освенцима

"В жизни  человека востребован холод и равнодушие – главный принцип буржуазной субъективности;

в противном случае Освенцим был бы невозможен;

в этом и состоит явная вина тех, кого пощадили".

Теодор Адорно.


Вадик Монро.

"...То обстоятельство, что я "в 15 лет убежал из дома" и много лет проживал в питерских и московских сквотах, а на все приставания бюрократов избрал надежную отмазку «свободный художник», назвать профессией как-то язык не поворачивается.

Скажу честно, что артистично и беззаботно тунеядствовать (вот она – моя подлинная профессия!) на Родине сегодня, без риска быть вовлеченным в революционную деятельность (а мы это уже проходили в 80-е, и повторения как то не хочется, элементарно скучно проходить эту «закалку характера» по новой), - стало просто невозможно.

Ибо без революционных идей в голове тупо терпеть как какие-то невзрачные и агрессивные бездари, окопавшиеся практически во всех властных и профессиональных структурах после того, как случайно и в неподходящее время оказались не на своём месте, превращают твою великую в недавнем прошлом страну, и твой любимый и недавно еще бесподобный город в смердящую и опасную для жизни помойку, т.е. формально соглашаться с этим,считаю для себя невозможным вдвойне.

Вот, поэтому я и перебрался три года назад в подлинную столицу самых яростных последователей движения Slow Life, новейших тунеядцев-гедонистов со всего мира, повернутых на паранормальных способностях человека, высокой кухне здорового питания и всевозможных украшательствах своего существования, выдаваемых и продаваемых как искусство, в город Убуд (о.Бали, Индонезия).

Местные экспаты (осевшие переселенцы из других стран) и есть подлинные хозяева этого города, а коренные местные жители давно уже подчинили свою жизнь обслуживанию этих эксцентричных оболтусов.

Здесь регулярно проводит по 2-3 месячных «зависания» автор «Аватара» Дэвид Кэмерон, и производит свои серебряные изделия и наслаждается жизнью знаменитый ювелир Джон Харди, как впрочем и наша Лена Бионди, живущая по соседству со мной, и производящая теперь здесь свою одежду.

Даже врачиха моя по аюрведе, доктор Суджата – тоже экспат, бежавшая от индийского треша в лоно изящного и релаксирующего индуизма центрального Бали.

Невероятно красивый футуристический архитектурный проект из бамбука, про который так любят показывать сюжеты на National Geografic и Discovery channel, т.н. ”Green scool”– это тоже здесь, и не смотря на весь свой фантастический вид, это просто школа, открытая американцами для детей экспатов, и это самая настоящая фантастическая школа будущего.

Кроме того только там, на территории Грин скул до недавнего времени варил лучший на Баликофе американский энтузиаст кофеварения Ашер, но с недавнего времени он стал расширяться, и уже открыл несколько других кофейных мест в Убуде, что то вроде сети кофеин под общим названием «Freak cafe».

Секрет его кофе в том, что его обжаривают специальным щадящим образом и варят только в тот же день, т.е. этот«живой» кофе не хранят.

Причудливые и гигантские бамбуковые конструкции всех построек в Грин скул как магнитом стали привлекать к себе подражателей.

И вот сначала там же рядом, и как бы соперничая с этой школой архитектурно, открыл свою ювелирную фабрику-аттракцион (куда можно приехать в любое время и вмешаться в процесс художественной обработки серебра) уже упомянутый нами Джон Харди, а недавно в это бамбуковое царство органично вписался еще один «монстр» (т. к. размеры всех этих сооружений потрясают, и до последнего не веришь, что бамбук может вот так вырастать) спиритуально-ресторанно-спа центр «FiveElements».

Помимо завораживающей красоты в «Пятом элементе» самая вкусная в мире (и самая дорогая в Убуде) сырая еда.

В этом месте пресловутая raw foodдавно уже перешла все мыслимые и немыслимые восхитительные оценки высокой кухни, я очень люблю туда приезжать, и очень хочу однажды заманить туда хозяйку нашей питерской «Ботаники» Марину Алби, для вдохновения и в качестве обмена творческим опытом.

Здесь вообще любой человек постепенно превращается в апологета здорового вегетарианского (или преимущественно вегетарианского) питания.

Обилие кафешек этого типа рождает здоровую конкуренцию, в результате чего веганское гурманство переходит в превосходную степень, а гармоничное утопание в благоухающей красоте окружающей природы исподволь подталкивает тебя к исключительно экологическим решениям в исполнении всех твоих житейских деяний.

В основном именно такие вегетарианские кафе, модные у экспатов (Clear café, café Café,Bali Buddha, Sari organic, Yoga barn и т.д.) и являются центрами здешней жизни наряду с магазинами эзотерической литературы и украшений, или спа-салонами.

Но есть и настоящие буржуйские рестораны с популярными национальными кухнями в традиционном и идеальном их исполнении.

Например, если вам захотелось жирной французской кухни, пожалуйте в ресторан «Bridges» повисший над духозахватывающим ущельем реки Чампуан, где вам все подробнейшим образом объяснит и разжует самый задушевный парижский менеджер Стефан.

Или в «Mozaic» -обладатель трёх мишленовских звёзд.

Итальянская еда лучше всего в «Terrazo», и в ресторанчике резорта «Alila».

Японская кухня – без сомнения только в«Minami», хозяйка которого, взбалмошная красотка Михо, специально содержит этот ресторан в жесточайшей японской аутентичности, что бы если ее консервативный папа, президент Rotary club города Токио, случайно нагрянет навестить любимую дочь, мог бы питаться именно той пищей к каковой только он и привык у себя дома.

Ночной жизни как таковой нет.

Никаких дискотек.

В принципе здесь без этого и не страдаешь, поскольку все из тех же соображений гармонизации своего существования с окружающим естеством ты сам невольно переходишь на этот идеальный режим жизни по солнцу.


Т.е. очень быстро начинаешь и вставать и ложиться вместе с этим светилом.

Ну если быть совсем честным, то конечно какие-то злачные места по ночам где-то на туристических улицах, и рассчитанные на мучающихся разницей во времени туриков, конечно есть, но мы, «местные» туда никогда не ходили.

Бионди тут сошлась с одним немецким транс-деятелем, художником, дизайнером и продавцом всякой транс-атрибутики,
и знает больше меня относительно транс-пати, которые регулярно проводятся здесь на всяких частных виллах, поэтому через нее, как через
нашего питерского агента влияния вы сможете, конечно же, всегда приобщиться к кислотной танцевальной культуре Убуда.

Просто, лично я больше не могу слушать транс, и прямо заявляю, что это удовольствие не для меня.

А так вообще-то, пожалуйста, ребята здесь целые фестивали трансовские регулярно проводят, то на диком пляже, то в жерле потухшего

вулкана.

Про всякие западные бренды в одежде здесь можно смело забыть, поскольку здесь свои тропические местные бренды, идеально подходящие
как по климатическим условиям, так и по ценовой политике, возвращающей понятию шопинг его первоначальную радость.

Магазинов куча, мои любимые из местных марок – это «Biasa», и «Gingersnap», просто бесконечный восторг с постоянно обновляемыми коллекциями.

Дресс-коды же здесь для людей всех профессий одни и те же, т. к. связаны с невероятно важным значением всевозможных религиозных церемоний, чуть ли не ежедневно проводимых на территориях различных храмов, минеральных источников, просто на улице, или в процессе умилостивания духов, помогающих человеку машин, мотобайков, холодильников и прочей бытовой техники.

Для присутствия на каждой из такой церемонии женщинам необходимо иметь прикрывающий бедра саронг и прозрачную удлиненную кружевную блузку в тон, а мужчинам – саронг, индуистский китель-пиджак, и специально завязанный на манер бабы-яги из х/ф «Морозко» платок на голову."

Текст от Аркадия Волк

Фото Натали Дроздова

Tags: Исторические хроники, Психологический портрет, Психология творчества, Художественная практика
Subscribe

  • «Они делают каждый день изматывающим»

    16 мыслей о России немецкого философа: 1926 год Вальтер Беньямин «Московский дневник» Немецкий философ и теоретик культуры Вальтер…

  • Письмо Жан-Люка Нанси

    Вопрос ислама весьма сложен, но одно можно сказать наверняка: исламизм есть использование, эксплуатация и искажение ислама. На самом деле, в нем…

  • Образ, рассказ и смерть (Жорж Батай)

    Травматические визуальные образы, по своей распространенности в современной культуре сближающиеся с порнографическими, часто разделяют с ними и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments