2013ivan (2013ivan) wrote in m_introduction,
2013ivan
2013ivan
m_introduction

Category:

Мемуар про Путина: МОЙ ДРУГ ВОВКА ПУТИН



Депутат Ленсовета 21 созыва, военный прокурор, профессор Леонид Полохов – единственный из очевидцев, кто согласился подробно рассказать о своем однокурснике Владимире Владимировиче Путине, который в начале 2000 года был назначен «исполняющим обязанности президента России».
Это давно забытое интервью из депутатских архивов, как представляется, приобретает сегодня новый смысл.
Читайте: пожелтевшая страничка газеты «Московский комсомолец», 16 марта 2000 года.
Вопросы задает Олег Засорин.
Отвечает Леонид Михайлович Полохов.

---------------------------------------------
Леонид Полохов – единственный из путинских сокурсников, кто согласился рассказать о нем более или менее подробно. С нынешним (в 2000 году – П.Ц.) и.о. президента Полохов познакомился в 1970-м году, при поступлении на юридический факультет ЛГУ, и близко общался вплоть до 1993 года.

О.З.:
— И каково было первое впечатление?
Л.П.:
— Да никакого абсолютно. У нас на факультете были яркие личности, которых знали все, были очень одаренные. Путин не выделялся ничем.

— Говорят, он был тихоня...
— Я же сказал: ни-ка-кой. Путин нигде не засвечивался, в лидеры не лез. Выступал на комсомольских собраниях и только. Ерунду нес, как и все остальные. Однажды, правда, заступился за студента, которого хотели выгнать из университета. Говорил горячо, очень волновался. Вот это мне понравилось.

— Вы сдружились благодаря спорту?
— Разумеется. Володя увлекался борьбой, уже тогда был перворазрядником, я — футболом. Компания образовалась большая (человек двадцать), но близко общались мы вчетвером — Путин, я, Витя Хмарин (он теперь известный адвокат) и Ильгам Рагимов, ставший впоследствии заместителем министра юстиции Азербайджана. Путин был младше нас на пять лет, мы до университета успели поработать, армию отслужить, а он поступил сразу после школы.

— Путин рассказывал что-то о своей семье, о женщинах, об увлечениях?
— Он вообще был малоразговорчив. Про семью никогда не говорил, но мы и так понимали, что семья небогатая, рабочая. Говорят, что юрфак — блатной факультет, но тогда, в начале семидесятых, «мажоров» там водилось немного. Был Ильгам, у которого дядя прокурором республики работал, мы еще смеялись над ним все время, что он школу за 25 баранов закончил. Был абхазец один супернавороченный. Были профессорские дети — человек десять. И все.

— Судя по всему, Путин избегал студенческих вечеринок, пьянок, походов?
— Нет, он приходил к нам в общагу. Но был замкнут, скромен, я бы даже сказал — излишне скромен. Вот я, например, не помню, чтобы Володька напивался. Мы ведь как, — купим консервов каких-нибудь дешевых, нарежем колбасы, сядем, вмажем — хорошо! А он — нет. Даже стопки не выпивал. Очень осторожный человек. Мне кажется, уже тогда он выбирал, с кем ему по пути. Ведь в гору Путин пошел не просто так, не случайно...
Карьерный взлет был спланирован им еще в студенческие годы. Конечно, он может блефануть, сказать, мол, все не так, но я уверен в том, что говорю. Путин стремился вверх. И выбрал самую престижную и влиятельную на тот момент организацию — КГБ. Когда я спросил, зачем он туда идет, Володя сказал, что ему нравится эта работа. Не подумайте, я его не осуждаю, это хорошо, что Володька с юношества был нацелен на карьеру. Это мы, дураки, не думали о будущем, а он уже четко знал, что хочет от жизни.

— Когда Путина завербовали комитетчики?
— На третьем курсе. Они и меня к себе звали, и многих других. «Пойдете работать в КГБ?» — говорят. Я: «Куда? Да вы что, с ума сошли? Вы мне в армии покоя не давали за то, что я Высоцкого орал по умывальникам. И теперь я к вам пойду? Не дождетесь!»

— В общем, судьба вас с Путиным развела.
— Не совсем. После университета я работал в военной прокуратуре, но мы часто встречались — в транспорте, на обеде. Потом, когда у Путина появился «Жигуленок», он заезжал за мной после работы и подвозил до дома. По отдельным фразам чувствовалось, что Володя недоволен своим положением, своим статусом. Он говорил: «Вот смотри, ты уже начальник следственного отдела, а я — никто. Несправедливо». И когда он, наконец, получил назначение в Германию, был просто счастлив, весь светился. Еще он часто приходил ко мне в кабинет посмотреть уголовные дела. Не то чтобы вынюхивать, а просто из любопытства. Бывает, сидим, пьем чай, а он так нетерпеливо: «Слушай, ну дай посмотреть, чем вы тут занимаетесь». Брал дело и зачитывался, как детективом.

— Весьма странный интерес, особенно если учесть, что военная прокуратура, в которой вы работали, расследовала дела в отношении сотрудников госбезопасности...
— О, если б вы знали, что это за дела! Лучше б я ими никогда не занимался. Столько слез, столько нытья. Помню, кража у них в КГБ была. Пропал приемник. Они раскрутили из этого целую историю, подняли на ноги весь следственный отдел. В результате вышли на своего же. Нашли этот приемник, приволокли его ко мне и сказали: «Может, ничего не будет?». Как малые дети.
Или в другой раз прапорщик-гэбист задавил какого-то мужика. Ну, мужик пьяный был, шел вне зоны перехода — все же очевидно. Но нет — на дело были брошены три дознавателя, два следователя. Им везде мерещился заговор. Вот в такой атмосфере Путин и работал.
После того как он уехал в Германию, мы не общались пять лет. И вот в 90-м вдруг встречаю его в Ленсовете. «Привет, — говорит, — ты кто?» — «Я депутат Ленсовета, а ты?» — «А я... Опять никто. Вытурили меня из ГБ. Без пенсии, безо всего».

— Почему?
— За ненадобностью. Это сам Путин сказал. Но теперь гуляет другая версия — будто он в Германии проштрафился — не с теми дружил. Знаете, не верю. Путин, как я уже говорил, — крайне осторожный человек. В студенческие годы мы частенько выходили к Неве и пели Высоцкого. Я с гитарой, вокруг — ребята. Менты нас постоянно гоняли, угрожали неприятностями. В эти моменты Путин никогда, ни разу, с нами не был. По-моему, это очень показательно.

— Говорят, что из разведки В.В.Путина никто не выгонял, а он был тайно внедрен к демократу Собчаку соглядатаем?
—. Не знаю. Да и никто не может знать. Но вот, что странно. Сразу в нескольких интервью Путин утверждал, что проработал в КГБ 17 лет. Считаем. В 1975-м он закончил университет и поступил в разведку, в 1990-м оттуда официально ушел. Получается пятнадцать лет, никак не больше. А если верить словам самого В.В.П., то он служил в «органах» до самого развала Союза, то есть в госбезопасности оставался уже будучи замом Собчака. И потом, совершенно непонятно, почему Собчак его взял?

— Ну, как же? Любимый студент! «Случайная встреча» в коридоре университета через много лет – об этом уже тома написаны.
— Чепуха! Они не могли быть знакомы (Владимир Путин с Анатолием Собчаком. – П.Ц.). Собчак провел у нас от силы два с половиной семинара, его никто из нас не помнил. И Путин в том числе. К тому же Володя ничего не понимал в политике. Представьте: он вернулся из ГДР, здесь фронты, платформы, партии, союзы, все друг на друга орут – он совершенно не мог в этом разобраться. Когда Путина назначили помощником Собчака, он постоянно у меня консультировался. Мы сидели на галерке Мариинского дворца, так, что было видно всех депутатов. На трибуне, как обычно, бесновалась «демшиза», и Володя спрашивал: «Ну, расскажи, что они делают?» Я ему: «Да идиоты, не видишь, что ли? Смотри, сейчас выйдет один «демократ», будет плакаться. Что надо ехать в Прибалтику, спасать литовцев, потому что их давят танками, ну, в общем, будет просить на халяву съездить в Литву». Только я сказал, так оно и происходит. Путин смотрит и удивляется: «А чего им всем, делать нечего?»
Володя набирался опыта постепенно. И здесь ему здорово помог Собчак, сам того не понимая, Анатолий Александрович часто шастал по заграницам (прилетит из Индонезии, сбегает на телевидение к Курковой и – снова на самолет), а Путин всегда оставался за него. Фактически он управлял городом вместо Собчака.

— Зачем Путин вообще ударился в политику?
— Потому что его выгнали из КГБ. Он прямо так и говорил: «А куда мне идти? Что я умею?» И ещё Путин был очень ожесточен на людей, подписавших приказ о его увольнении из разведки. «Ничего, Леня, - все время повторял он. – Я ещё своё возьму. Они обо мне услышат. Они меня ещё вспомнят».

— Путин шел во власть, чтобы отомстить? Как Ельцин – за раскулаченных родственников?
— Думаю, да. Он решил всем на свете показать, что с ним поступили неправильно, несправедливо.

— Он будет хорошим президентом?
— Я не понимаю, зачем он полез в Чечню? Знал бы он нашу армейскую структуру или хотя бы день служил бы в Армии, никогда бы этого не сделал. Настораживает и то, что он не пресекает собственное восхваление. Дошло до маразма: Путин теперь – почетный доктор, почетный академик. Ну, зачем это тебе? Зачем ты едешь в Сочи, катаешься на лыжах, когда ребята на войне погибают? Зачем детей по щекам шлепаешь, точь-в-точь как один «великий» человек пятьдесят лет назад? Зачем награждаешь деятелей культуры, вместо того, чтобы попросить прощение за гибель десантников у их вдов? Зачем говоришь про «сортир»? Ведь это не твои слова.
Меня возмутила история со Скуратовым. Я плохо отношусь к Юрию Ильичу – не должен теоретик, ни дня не проработавший следователем, быть генеральным прокурором. Но Путин-то, Путин! Ведь это на его имя проститутки строчили доносы. Ведь это он на пару со Степашиным заявил перед телекамерами, что пресловутая порнопленка – подлинная. Милый мой друг, ведь ты же не Степашин! Ты – Юрист! Да любой эксперт скажет, сколько месяцев нужно, чтобы установить подлинность пленки. А ты – на следующий день такое ляпаешь. То есть или не знаешь УПК (что я исключаю), или – сам заинтересован в исходе дела.


Tags: Протестное настроение, Психологический портрет, Путин, Путинизм-кретинизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments