2013ivan (2013ivan) wrote in m_introduction,
2013ivan
2013ivan
m_introduction

Российская философия как ноосфера, возникшая путём деления ментальных "инфузорий туфелек"



Из интервью Василия Ванчугова о V Российском философском конгрессе «Наука. Философия. Общество».

"– Василий Викторович, с какой целью проводился V Российский философский конгресс в Новосибирске?

– Поскольку среди основных организаторов конгресса числилось Российское философское общество, правопреемник Философского общества СССР (уточнение не случайное, а намеренное, чтобы далее меньше удивляться странностям и несуразностям этого сообщества), то его цели оказывают не последнюю роль на формат проведения подобных мероприятий, а именно – объединение философов на основе общности интересов, работающих в области как философских исследований, так и преподавания философии.

Схожая мысль прозвучала и в торжественных речах при открытии конгресса – он-де должен сыграть, уже в пятый раз, особую роль, поскольку собрания подобного рода способствуют формированию и сплочению отечественного философского сообщества, дают возможность широкого обсуждения насущных философских и мировоззренческих проблем.

– Участие каких крупных философов (как отечественных, так и зарубежных) вы бы отметили на конгрессе?

– Таковых не заметил, хотя официальные буклеты уверяли в обратном.

При этом можно сказать, что никто не блистал своим отсутствием.

Собравшиеся не жалели о тех, кто не приехал, а те, в свою очередь, делали вид, что не знают о происходящем в Новосибирске.

Что они скажут – наперёд всем известно, как это сделают – не всегда интересно.

Они для многих уже как мираж – сколько ни приближайся к ним, всё это фикция, к источнику не припасть.

Они как проекция на экране, которая исчезает после отключения питания.

Был бы проведён конгресс с ними, или без, или вообще бы он не проводился, особых перемен вряд ли кто-либо заметил.

Но это проблема не организаторов, а философского сообщества в целом, которое вошло в период вялотекущей творческой активности.

Наши конгрессы – не собрание экспертов, не проявление качества, а чистая экстенсивность, несметное число клонов философских классиков.

Порой приходит на ум только одна метафора – этакая ноосфера, возникшая путём деления ментальных «инфузорий туфелек».

– Чем именно занимались философы на конгрессе?

– Возможно, кто-то прочитал от корки до корки седьмой номер «Российской философской газеты», где на первую полосу были вынесены рассуждения о реформе в ЖКХ, кто-то смотрел на всё происходящее сквозь призму своего Живого Журнала, решая, чтобы этакое запостить, чтобы выйти в «тысячники».

Если серьёзно и отчасти формально, то в рамках конгресса была организована работа почти трёх десятков секций, включая специальную для студентов: социальная философия, философия образования, философия науки, философская антропология и аксиология, философия культуры и прочие.

В первый день участников конгресса терзали парадными и программными выступлениями – с 11 утра и до самого вечера.

Все пленарные заседания у нас до сих пор проводятся так, словно в подражание партийным съездам, профсоюзным собраниям эпохи застоя.

Они затеваются больше для подготовки принятия «нужных» функционерам решений.

На них нет реальных авторитетов, способных облагородить своим присутствием, указать ориентиры, устроить мастер-класс.

Есть лишь формальные лидеры, «как бы» герои дня, рассуждающие на темы «нечто о природе философии и науки».

По моему мнению, пленарные заседания давно пора сводить к минимуму, доклады не оглашать, а публиковать и вкладывать в пакет раздаточных материалов.

Наши «пленарки» – явления ритуального порядка, где важные люди благословляют, низводят онтологическую благодать в массы, задают магистральные направления, часто ведущие в никуда.

Лучше бы больше устраивали круглых столов с живыми дискуссия, где возможно появление новых мыслей, а собеседование профессионалов из разных сфер ради приращения знаний.

– Каковы были способы культурного и политического ангажемента конгресса?

– Политического в чистом виде замечено не было, культурное так себе: делегатам было предложено посетить ботанический сад да несколько местных НИИ.

Я лично, в свободное время, добрался до Новосибирского зоопарка.

Замечательное место!

Интереснее и познавательнее, чем некоторые секции конгресса.

Иные из них – просто бестиарий!..

– Как современные философы отвечают на глобальные вызовы?

– Как многие из них в своё время на призыв коммунистической партии – надо, так надо!

А то, что многие из этих «императивов» типа «надо» придуманы людьми не всегда дальновидными и умными, мало кого интересует, потому что им важнее находиться в интеллектуальном мейнстриме.

Среди современников есть философствующая публика, но лишь малая часть из них – современные философы, их мысли своевременные и философские.

А многие из ныне здравствующих архаичны в худшем смысле, пережёвывая азы вчерашнего дня, набрасываясь на темы, которые предлагаются держателями грантов.

– Что вы можете сказать о роли РФО в подготовке к конгрессу, а также об организации в целом философской жизни в стране?

– Роль РФО в подготовке конгресса значима, но это объясняется корпоративной заинтересованностью «верхушки» – им необходимо представительное собрание, легитимизирующее (да простят мне философы такой термин) существование аппарата с последующим его финансированием.

Конгресс им нужен, чтобы проголосовали за структуру, руководящие органы, чтобы они могли с чистой совестью поддерживать свой статус-кво, в том числе за счёт взносов философского сообщества.

Для организации философской жизни в стране в целом у руководства РФО есть только благое пожелание, но нет возможностей.

Для кооперации между реальными философами, а не номинальными, организации типа РФО – пятое колесо в телеге: ехать можно, но много от этого поднимается пыли, и часто слышны насмешки со стороны.

Следует отметить, что при организации и проведении конгресса не стоит преуменьшать роли принимающей стороны.

Это, безусловно, стрессовая ситуация, но очень полезная для тренинга.

– По словам некоторых участников конгресса, общий уровень докладов оставляет желать лучшего, а философы из провинции подтвердили свой провинциальный уровень. Почувствовали ли вы провинциальный фон конгресса?

– Впервые Российский философский конгресс проводился за Уралом, в центре Сибири, в Новосибирске, что облегчало доступ на него именно провинции в самом положительном смысле.

Хотя по заявкам на участие на первом месте стояла Москва, но не все из столичных приехали, а те, что сдержали слово, нередко исходили при этом из чистого любопытства – посмотреть на регион, благодаря которому, согласно завещанию Михаила Ломоносова, будет прирастать богатство России.

Так что, в силу географического фактора, провинциальный фон был изначально задан.

Но это само по себе не так уж и плохо.

Другое дело, когда провинция демонстрирует «провинциальность» как умонастроение и манеру поведения.

Впрочем, некоторые столичные чиновники от философии часто проявляют именно этот формат сознания, сформированный их укладом жизни.

На московских конференциях можно услышать иногда такой «наивняк», что диву даёшься.

Другое дело, что конгресс из-за своей массовости генерирует подобного родаотбросы мысли в наиболее впечатляющей форме, и порой кажется, что нация сошла с ума.

Но в целом соотношение между «разумно» и «около того» – один к десяти.

Но иногда (например, на фуршете) толпа напоминала сборище «челноков», взявших трёхдневный отгул.

Глядя на эту массу захвативших столы (часто малокультурную, хамовитую, беспардонную), никак нельзя было сказать, что это интеллектуальная элита общества.

Какая тут неформальная социализация?

Разговаривать со многими не о чем и выпить стыдно.

Через пять минут некоторые особо чувствительные особы бежали с фуршета.

Я ушёл оттуда через десять минут.

Несколько интеллектуалов могут встретиться, используя иные поводы и задействовав другие средства коммуникации.

В другом месте и по другому поводу философское сообщество на конгрессе напоминало сборище чиновников средней руки: апломб, амбиции, интеллект заявлен лишь в документах, но не проявляется в делах.

Особо отмечу удивительное привнесение канцелярского стиля в сферу спекулятивного духа – так, например, за участие, часто обычное присутствие, на одной из секций симпозиума выдавали даже сертификат!"

---------------------------------

Этот сертификат участия в деле российской философии каждый участник мог повесить в деканате или у себя в кабинете на стенке...знаете, как в приемной у парикмахеров и зубных врачей...

Tags: Жизнь региона, Методология, Психологический портрет, Художественная практика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments