2013ivan (2013ivan) wrote in m_introduction,
2013ivan
2013ivan
m_introduction

Category:

Привет от человекообразных обезьян!



Конечно, странно и диковинно, что какая-то обезьяна (шимпанзе, горилла или бонобо) может так запросто сказать нам: Эй, привет, ребята! Меня зовут Кензи, как вы?

Для большинства людей, такая ситуация в реальности находится за гранью их понимания.
Для кого-то обезьяны это конечно, что-то там соображающие (с палкой) животные, но ничеговнятного от них ждать просто нельзя.
И уже тем более ожидать, что они могут нам что-то сказать или сообщить.
Попробуем немного расширить эту грань и понять: Что способны нам поведать «говорящие» обезьяны.
Мы поговорим о том, способны ли обезьяны выразить свои чувства, желания и просто вести общение в виде речи и его некоего предшественника.


Одну и ту же информацию можно выразить средствами устной речи, письменности, азбуки Морзе, жестового языка глухонемых и т.д.
Но действительно ли все эти свойства уникальны только для человека?
Можно ли что-топодобное обнаружить и у животных – если не в природе, то хотя бы в экспериментальнойситуации, созданной человеком?

Ответом на этот вопрос стали так называемые “языковые проекты” – масштабные эксперименты по обучению человекообразных обезьян (антропоидов) человеческому языку.
Или если высказаться более аккуратно – языкам-посредникам.
Такая формулировка ставит вопрос не «овладели — не овладели» а «чем похожи языки посредники на человеческий языки чем они отличаются от него».

Давайте познакомимся с языками-посредниками и главное, каких успехов смогли добиться обезьяны.

Среди героев нашего рассказа будут шимпанзе Уошо, горилла Коко, орангутан Чантек и «интеллектуал» бонобо Канзи и его сестренка Панбаниша и другие.

Первые трое обучались языку амслен (американский жестовый язык глухонемых), а Канзис Панбанишей изучали язык «Йеркиш», в котором слова обозначались лексиграммами (специальными значками) на клавиатуре компьютера.

Немного подробнее про языки-посредники, исследования:

амслен (AMErican Sign LANguage) – американский жестовый язык – (Алан и Беатрис Гарднер – шимпанзе Уошо и др; Ф. Патерсон – гориллы Коко и Майкл; Л. Майлс – орангутан Чантек);
язык пластиковых жетонов (Энн и Дэвид Примэк – шимпанзе Сара);
йеркиш – язык значков-лексиграмм, изображенных на клавиатуре компьютера (Дуэйн Рамбо – шимпанзе Лана; Сью Сэведж-Рамбо – шимпанзе Шерман и Остин);
– сочетание йеркиша с пониманием устной английской речи (Сью Сэведж-Рамбо – бонобо Канзи и др).
Каждая программа имела свои цели и следовала своим принципам.
Более того, их авторыв какой-то мере полемизировали друг с другом и пытались ответить на вопросы, не решенныепредшественниками.
Это значительно повышает достоверность результатов каждого этапа. Можно сказать, что каждые 5–10 лет происходил некий виток спирали, когда данные, полученные в одних работах, воспроизводились совершенно независимо другой группой исследователей в новых условиях и на других обезьянах.
Сам по себе факт получения сходных результатов в нескольких независимых языковых экспериментах, где обучение проводилось по разным методикам, иногда как бы «от противного», придает им дополнительный вес.

Опыты с шимпанзе и бонобо продемонстрировали, что антропоиды способны овладеть достаточно абстрактными понятиями, например, такими, как “еще”, “смешно”, “страшно”, “да”, “нет”, “потом”, “сейчас”, “друг” и т.д.
При этом они прекрасно знают, как зовут их самих, их тренеров и других обезьян, участвующих в том же эксперименте.



Горилла Коко делает жест «monkey», когда видит в книге обезьяну.

В ряде случаем, они способны составлять новые знаки путем комбинирования уже известных, а также придумывать собственные «слова».
Уошо, прогуливаясь по парку и впервые увидев Лебедя, назвала его комбинацией жестов ВОДА+ПТИЦА.
Горилла Коко обозначила маскарадную маску, как ШЛЯПА+ГЛАЗА.
Орангутан Чантек изобрел сочетание знаков “НЕТ”+“ЗУБЫ”, которое означало, что он
не будеткусаться во время игры

Наши обезьяны демонстрируют способность к намеренной передаче информации, в том числек намеренной лжи.
Более того, они способны использовать выученные слова в разнообразныхконтекстах, в том числе совершенно новых, и даже придавать им переносное значение, например, шимпанзе Уошо обругала служителя, который не давал ей пить, несмотря наее настойчивые просьбы, “грязным Джеком” (бранному употреблению слова “грязный” ее, разумеется, никто не учил, но перенос значения “запачканный” > “плохой” оказался обезьяне вполне доступен),
А Горилла Коко продемонстрировала, что даже способность шутить
не является чисто человеческой.
Вот такой диалог:
КОКО: Это я (показывая
на птицу).
ВОСПИТАТЕЛЬ: Разве?
КОКО: Коко хорошая птичка.
ВОСПИТАТЕЛЬ: Я думала,
ты горилла.
КОКО: Коко птица.
ВОСПИТАТЕЛЬ: Ты можешь летать?
КОКО: Да.
ВОСПИТАТЕЛЬ: Покажи.
КОКО: Птица понарошку дурачусь (смеется).
ВОСПИТАТЕЛЬ: Так
ты меня дурачила?
Коко смеется.
ВОСПИТАТЕЛЬ: А кто ты
на самом деле?
КОКО (смеется): Коко горилла.

Выяснились и интересные особенности: шимпанзе, и бонобо могут спонтанно, без направленного интенсивного обучения осваивать язык посредник благодаря пребываниюв языковой среде, как это делают дети.
Конечно, у них этот процесс происходит медленнее, и они могут продвинуться не так далеко как дети.
Возможность передачи языковых навыков потомству также оказалась не уникальной для человека.
Шимпанзе Уошо обучила своего приемного сына Лулиса знакам амслена (люди не показывали знаков не только ему лично, но и в его присутствии, но он перенял 55 знаковот Уошо и других обезьян), и в результате они смогли общаться на этом языке посреднике между собой.

Немного про Уошо:

Вербальное поведение развивалось у Уошо шаг за шагом, как у обычного ребенка, вместес появлением у него навыков пользования чашкой, вилкой и ночным горшком.
Оказалось, что она овладевала языком в той же последовательности, что и ребенок.
Сначала она училась отдельным знакам, потом стала применять комбинации из двух, а затем и из трех знаков.
Первые «высказывания» Уошо были номинативными («этот ключ») или содержали описание совершаемых ею действий («я открою»).
Следом за ними появились атрибутивные «фразы» («черная собака», «твой ботинок») и, наконец, фразы, описывающие ее собственный «опыт» или ощущения («цветок пахнет», «слышно собаку»).
Выяснилось, что она смогла отвечатьна вопросы «Кто?», «Что?» и «Где?» раньше, чем на вопросы «Как?» и «Почему?» Она к месту употребляла «слова», объединяла их в небольшие предложения, придумывала собственные знаки, шутила и даже ругалась.

После Уошо, начиная с 1972 г., Гаpднеpы работали и с другими шимпанзе (Мойя, Пили, Татуи Дар).
Оказалось, что те из них, кто попадал в лабораторию вскоре после рождения, учились еще быстрее, чем Уошо.
Кроме того, в отличие от Уошо, эти обезьяны, поступавшиек Гарднерам одна за другой в раннем возрасте, росли вместе со старшими товарищами, что делало социальную среду их развития более полноценной и адекватной.
Это было первое свидетельство необходимости начинать обучение как можно раньше, и оно многократно подтвердилось в последующих работах – и при обучении йеркишу и, в особенности, при обучении пониманию устной речи.







Примеры знаков амслена, усвоенных Уошо:
1 –«фрукт»;2 –«слушать»;3 – «мяч»;4 –«шляпа»;5 – «бэби»;6 – «еще»

Примеры знаков амслена, усвоенных Уошо:
1 –«фрукт»;2 –«слушать»;3 – «мяч»;4 –«шляпа»;5 – «бэби»;6 – «еще»

В описаниях достижений обезьян – участниц языковых проектов часто говорится, что они овладели языком на уровне ребенка двух – двух с половиной лет.
Проводились даже специальные эксперименты, где сравнивалась языковая компетенция антропоидови маленьких детей, – результаты, показанные теми и другими, были вполне сопоставимы

И у тех и у других упор идет на лексику, а не на грамматику, еще путаются падежи и роды.Фактически это «протограмматика».
Вот примеры фраз обезьян:
Панбаниша (йеркиш): ШЕРМАН ОСТИН ДРАКА (“Шерман и Остин дрались”)
Уошо (“амслен”): УОШО ПИТЬ ЧАШКА СКОРЕЕ ПИТЬ СКОРЕЕ
Коко (“амслен”): ИЗВИНИ УКУС ЦАРАПИНА ПЛОХО УКУС (речь шла об эпизоде трехдневной давности, так что по правилам жестового языка следовало бы добавить к слову “укус/кусаться” знак, указывающий на прошедшее время).

Но, как правило, к трем годам, дети уже могут переходить к настоящим предложениям.
Встречалось нечто подобное и у обезьян.
Например, когда Уошо стала просить у Роджера Футса сигарету (фразами GIVE ME SMOKE “Дай мне дым”, SMOKE WASHOE “Дым Уошо”, HURRY GIVE SMOKE “Быстро дай дым”), и он велелей попросить это вежливо (просигнализировав ASK POLITELY), Уошо построила достаточно длинное предложение с соблюдением правильного порядка слов: PLEASE GIVE ME ТHAT HOT SMOKE (“Пожалуйста, дай мне тот горячий дым”).
Полные правильные предложения строила шимпанзе Лана: ПОЖАЛУЙСТА МАШИНА ДАЙ СОК (секрет прост: на грамматическинеправильные фразы машина запрограммирована была не реагировать).
Однако если у нихесть выбор, то в спонтанной “речи” обезьяны предпочитают ограничиваться протограмматикой.

Разумеется, те способности, которые демонстрируют антропоиды в условиях эксперимента, представляют собой так называемый “запасной ум” (термин биолога эволюциониста Алексея Николаевича Северцова52), т.е. указывают на возможности скорее потенциальные, чем реально используемые в обычном существовании.
Но всё же они показывают, что чисто человеческих составляющих языковой способности, таких, которые бы совершенно отсутствовали у животных, не так уж много.

Продолжение далее.

Tags: Антропология, Методология, Наука
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment