Analitik (analitik_tomsk) wrote in m_introduction,
Analitik
analitik_tomsk
m_introduction

Categories:

«Капитал» Пикетти за 10 минут

Экономический бестселлер «Капитал в двадцать первом веке» Томаса Пикетти в кратком изложении от проекта Smart Reading

«Капитал» Пикетти за 10 минут

Новый проект известного издателя Михаила Иванова предлагает бестселлеры нехудожественной литературы в кратком изложении – для тех, кто предпочитает экономить время и не готов к многочасовому наслаждению настоящими книгами. «Капитал в двадцать первом веке» – книга французского экономиста Томаса Пикетти, которая вышла в апреле 2014 года на английском языке и моментально сделала автора мировой знаменитостью.

Пока сама книга не переведена на русский язык, Slon публикует ее конспект, подготовленный проектом Smart Reading.

Введение

Автор книги – профессор парижской Школы экономики – на примере Европы и США рассматривает историю распределения богатства на протяжении XIX–XX веков и начала XXI века и приходит к выводу, что, за исключением периода с 1914 по 1980 год, всегда наблюдался огромный разрыв между богатыми и остальными гражданами.

Такое положение приводит к фундаментальному, с его точки зрения, противоречию, существующему в современном обществе, основанном на рыночной экономике. С одной стороны, преобладает общая уверенность в том, что каждый человек имеет равные права и что его материальное благополучие должно зависеть от индивидуальных способностей и желания много работать; с другой стороны, наблюдается растущее имущественное неравенство между очень богатыми и остальным обществом, приводящее к тому, что индивидуальный успех является все в большей мере результатом семейных связей и унаследованного состояния.

Кому будет принадлежать мир в конце XXI века? Можно ли считать, что рост образования и технический прогресс XX века привели к кардинальным изменениям в основах капитализма? Прав ли был Карл Маркс, обещая неизбежную гибель капитализма? Можно ли полагаться на законы рыночной экономики, которые «автоматически» приведут к справедливому распределению национального дохода? Как общество и государство должны реагировать на углубляющуюся пропасть между богатыми и бедными?

Используемые понятия

Капитал определяется как сумма любых активов (за исключением «человеческого капитала»), которые можно иметь в собственности и обменивать на каком-либо рынке. Капитал может находиться в собственности отдельных индивидов (частный капитал) или в собственности государства (публичный капитал). У Пикетти понятия капитала и богатства взаимозаменяемы.

Национальный капитал, или национальное богатство, состоит из суммы нефинансовых активов (земля, строения, товарные запасы, оборудование, инфраструктура, оборудование, патенты и иная интеллектуальная собственность) и финансовых активов (банковские счета, инвестиционные фонды, акции, облигации, пенсионные фонды, страховые полисы и иные финансовые инструменты) за вычетом финансовых обязательств (долга). Национальный капитал складывается из суммы частного капитала и публичного капитала.

Национальный доход определяется как сумма всего дохода, полученного лицами какого-либо государства в данном году, и складывается из дохода, полученного на инвестированный капитал(доход от капитала), и дохода, получаемого от трудовой деятельности (трудовой доход).

Размер национального капитала определяется его соотношением с национальным доходом. В большинстве развитых стран национальный капитал превышает размер национального дохода в 5–6 раз.

Рост экономики определяется как результат взаимодействия двух составляющих – роста населения и роста продукции на душу населения.

Первый закон капитализма – страна, в которой высок уровень сбережений при медленном уровне роста экономики, на протяжении длительного периода аккумулирует огромный капитал (по отношению к размеру национального дохода), что, в свою очередь, оказывает существенное влияние на социальные структуры и распределение богатства.

Второй закон капитализма – закон кумулятивного роста и кумулятивной доходности – даже незначительное превышение доходности капитала над уровнем роста экономики на протяжении длительного периода приводит к значительному росту капитала, а также мощным и дестабилизирующим воздействиям на структуру и динамику социального неравенства.

Мифы меритократии

В XIX веке считалось вполне естественным, что крошечная группа населения владела большей частью национального богатства, и никому не приходило в голову обосновывать их благосостояние тем, что представители этой группы – более умные, талантливые или работоспособные, чем все остальное население. В современном демократическом обществе, в первую очередь в США, основанном на меритократии и провозглашающем равенство прав всех граждан, крайне важно объяснить, что существенное неравенство условий жизни проистекает из разницы в индивидуальных способностях и прилагаемых усилиях (разумное и справедливое основание), а не в силу родства и наследуемой ренты (случайное и произвольное основание).

На протяжении XX века многие как либеральные, так и консервативные экономисты стремились доказать, что от экономического роста выигрывают все, что распределение национального дохода между трудом и капиталом остается стабильным, что в современном мире капитал потерял свое значение и что наша цивилизация не держится больше на наследуемом богатстве и родственных связях, а процветает благодаря талантам и работоспособности отдельных личностей.

Однако многочисленные недавние исследования указывают на несоответствие этих взглядов реальности.

Динамика имущественного неравенства

Несмотря на изменение структуры капитала на протяжении двух веков (от земли до современных промышленных и финансовых активов), соотношение размера капитала к национальному доходу осталось практически неизменным.

Данные показывают стабильный рост частного капитала с 1970-х годов. В начале 1970-х общий размер частного капитала превышал размер годового национального дохода примерно в 2–3,5 раза; в 2010-е годы – примерно в 4–6 раз.

Такая динамика объясняется не только низким экономическим ростом и высоким уровнем сбережений, но и процессами приватизации государственных активов, происходящими в последние десятилетия. Экстремальным примером роста частного капитала в результате приватизации является Россия, где огромные капиталы частных лиц образовались исключительно в результате перехода государственной собственности в частные руки.

Имущественное неравенство в исторической перспективе

Изучение исторических данных показывает, что крайне высокая концентрация богатства (например, во Франции, Англии, Швеции) относительно стабильно сохранялась на протяжении всего XVIII и XIX веков. К 1910 году богатейшим 10% населения принадлежало 80–90% всего национального богатства, а богатейший 1% населения владел 50–60% богатства. В этот период приобретение капитала по наследству или в результате выгодного брака обеспечивало комфортный уровень жизни, недоступный тем, кто зарабатывал на жизнь трудом, независимо от уровня образования и выбранной профессии. Остальные 90% населения практически не имели собственности. Пример истории Франции с ее революцией, провозглашением принципов всеобщего равенства, отменой сословных льгот и привилегий, введением гражданского кодекса, предоставляющего равную защиту прав собственности показывает, что все эти меры никак не повлияли на рост концентрации капитала. Введение всеобщего голосования и отмена имущественного ценза положила конец доминированию высшего класса в силу закона, однако никто не отменял экономических законов, действие которых приводит к появлению класса рантье.

Гиперконцентрация богатства в европейских странах на протяжении веков объясняется тем, что экономика в это время росла крайне медленными темпами и уровень доходности капитала всегда был выше уровня роста экономики.

И только в период 1914–1950 годов сочетание таких разных факторов, как две мировые войны, послевоенная разруха, введение прогрессивной системы налогообложения и быстрый рост экономики, создало беспрецедентную в истории ситуацию, когда рост экономики превышал рост доходности капитала, который упал с обычных 4–5% до 1–1,5%. В этот период доля богатых 10% населения в национальном богатстве упала до 60–70% в 1950–1970 годах, а доля богатейшего 1% населения упала до 20–30% в 1950–1970 годах. Такая динамика наблюдалась во всех крупных европейских государствах.

Однако похоже, что этот этап в истории экономики приближается к концу, и есть вероятность, что в XXI веке размер доходности капитала начнет опять превышать уровень роста экономики.

С учетом предполагаемого замедления роста населения (согласно прогнозу ООН, рост населения упадет с 1,3% (1990–2012) до 0,4% к 2030-м годам и установится в размере около 0,1% к 2070-м) и снижения темпов инноваций, ожидается, что уровень роста экономики в развитых странах в ближайшие десятилетия не превысит 1–1,2% (и то при условии развития альтернативных источников энергии вместо истощающихся углеводородов).

При этом уровень доходности капитала, хотя и зависящий от разнообразных технологических, психологических и социально-культурных факторов, будет в среднем в грубом приближении равняться 3–4%, имея в виду, что эффект инфляции на средний уровень доходности капитала оказывается незначительным.

Появление среднего класса

После Второй мировой войны имущественное неравенство в Европе беспрецедентно снизилось, что привело к образованию среднего класса. То есть почти половина населения впервые в истории сумела накопить серьезное благосостояние, составляющее значительную часть национального капитала.

Это объясняет энтузиазм, охвативший Европу в послевоенные годы: всем казалось, что капитализм изжил себя, имущественное неравенство и классовое общество ушли в прошлое. Появление среднего класса обязано уменьшению доли богатейшего 1% населения в национальном богатстве с 50% в 1910 году до 20–25% в конце XX – начале XXI века.

Стоит обратить внимание на то, что замедление концентрации капитала и процесса углубления неравенства, наблюдаемое после Второй мировой войны, произошло вовсе не путем постепенного эволюционного бесконфликтного развития, а в результате экономических и политических потрясений. Соответственно, идея о том, что современные рыночные отношения и неограниченная конкуренция каким-то «волшебным» образом регулируют имущественное неравенство и способствуют гармоничному развитию, является иллюзорной.

Новый рост имущественного неравенства стал наблюдаться уже с 1970–1980 годов, и этот процесс продолжается в настоящее время. Несмотря на появление среднего класса, общее распределение богатства остается крайне неравномерным, и напрашивается вывод, что для беднейших 50% населения с точки зрения их доли в национальном благосостоянии изменилось немногое.

Структура имущественного неравенства

Неравенство заработной платы после 1980-х

Тридцать пять лет, следующие за окончанием Второй мировой войны, были необычными, поскольку в этот период впервые стало возможным подняться на вершину экономической лестницы за счет своих собственных стараний, а не в результате получения крупного наследства. Возможно, что живые воспоминания об этих годах затмевают четкость понимания более исторически типичных тенденций в динамике имущественного неравенства.

В 1980–1990 годах стал появляться новый экономический феномен: зарплаты и бонусы сотрудников высшего звена крупнейших корпораций и банков достигли невероятных высот. Доля совокупного фонда оплаты труда, распределяемая в пользу 1% населения, достигла 8% к началу 2010-х. Наиболее ярко эта тенденция наблюдается в США.

Статистические данные США показывают, что начиная с 1980-х рост имущественного неравенства происходил за счет увеличения доходов богатейшего 1% населения, чья доля в национальном доходе выросла с 9% в 1970-х до 20% в 2010-х. Так же значительно за это время выросла доля дохода оставшихся 9% из богатых 10%. Это говорит о том, что рост дохода этой социальной группы превышал средний уровень роста экономики США в целом. Для всего остального населения Америки рост дохода составлял менее 0,5%.

Проанализированные данные по развитым странам Европы и Америки указывают на то, что у богатейшего 1% населения наблюдался в 1990–2010 годы фантастический рост покупательной способности, тогда как покупательная способность среднестатистического гражданина находилась в стагнации.

«Плата за везение»

Некоторые американские экономисты объясняют диспропорциональный рост дохода менеджеров высшего звена тем, что они обладают уникальными навыками и их производительность труда намного выше средней. Однако изучение уровня образования и профессионального опыта менеджеров, входящих в богатейший 1% населения, и оставшихся 9% (из богатых 10%) не объясняет существенного различия в уровне оплаты их труда.

Более того, уровень зарплаты топ-менеджеров не находится в прямой зависимости от качества принимаемых ими решений. Скорее наоборот. Если в результате воздействия внешних факторов прибыль компании увеличивается, то и компенсация топ-менеджеров растет. Этот феномен экономисты называют «платой за везение».

С другой стороны, прослеживается примечательная зависимость между уровнем подоходного налога и компенсацией сотрудников высшего звена: начиная с 1980-х ранее действовавший в США конфискационно высокий уровень подоходного налога был существенно снижен, что и могло способствовать взрывному росту доходов. Естественно, что социальная группа, выигравшая от снижения налогов и роста доходов, имеет значительное политическое влияние, которое она употребляет, в частности, для поддержания налогов на низком уровне.

Продолжение дальше

Tags: Маркс, Методология, Методология марксизма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments