sedoia (sedoia) wrote in m_introduction,
sedoia
sedoia
m_introduction

Categories:

Король двух гетто. Беседа с Александром Тарасовым

Александр Тарасов

Иллюстрация. Название: «Александр Николаевич Тарасов». Автор: Евгения Спасская. Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Тарасов,_Александр_Николаевич

Интервью журналу «Новая литература»

Вопросы задавал азербайджанский писатель, литературный критик и публицист Лачин

Начнем с самого главного. Демонтаж Советского Союза и кризис блока коммунистических государств породили известный тезис Фрэнсиса Фукуямы о «конце истории» под знаком либерализма. Сейчас уже становится совершенно ясным, что конец этот невозможен. Каковы перспективы современного левого движения на территории бывшего СССР, на ваш взгляд?

Давайте сначала договоримся о терминах.
Никаких «коммунистических государств» в природе никогда не было ибыть не может: коммунизм — этобезгосударственное общественное устройство.

В Советском Союзе и его сателлитах существовал суперэтатизм — общественный строй, парный капитализму в рамках единого способа производства — индустриального (подробнее об этом я писал в статье «Суперэтатизм и социализм» — в журнале «Свободная мысль», 1996, № 12; http://saint-juste.narod.ru/se.htm). Именно потому, что способ производства в СССР не был более прогрессивным, чем при капитализме, СССР и удалось, как вы выразились, «демонтировать».

О «конце истории» Фукуямы помнят сейчас лишь в постсоветских государствах, что само по себе говорит об их зависимом, полуколониальном по отношению к странам «первого мира» характере: в колонии и полуколонии всегда сплавляли то, что в метрополиях считали устаревшим, — от технологий до идей. После агрессий против Югославии, Ирака, Ливии, Кот-д’Ивуара, после 11 сентября 2001 года, после «левого поворота» в Латинской Америке говорить про эту теорию Фукуямы смешно, ее только ленивый не высмеял, самого Фукуяму так затравили, что он в панике дезертировал из рядов неоконсерваторов! Вообще, Фукуяма в интеллектуальном отношении — существо довольно жалкое. Если бы вы лично его увидели, вам бы сразу это стало понятно: у него на лице всё написано, как у прокремлевского «политолога» Маркова.

Что касается перспектив левого движения на территории бывшего СССР, то давайте сначала решим, о каком периоде мы говорим. Если о краткосрочном (или даже среднесрочном), то перспективы эти плачевны. О причинах я рассказывал в своих работах «Мировая революция-2» (журнал «Левая политика», № 10—11; http://saint-juste.narod.ru/WWII.html) и «Разрушить капитализм изнутри» (http://saint-juste.narod.ru/Tysa2.html). Главные из таких причин: негативный советский опыт, опыт контрреволюционного сталинского (и послесталинского) термидорианского режима, дискредитация за этот период левых идей и последовавшая затем шоковая индоктринация целых поколений («перестроечного» и «постперестроечного») антикоммунистической идеологией в условиях, когда у этих поколений отсутствовал самостоятельный социальный опыт, который бы позволил сопротивляться такой индоктринации. А также и незавершенность в бывшем СССР процесса классообразования (то есть смены однойустойчивойклассовой структуры другой). О последнем я писал подробнее, в частности, в работе «“Второе издание капитализма” в России» (журнал «Левая политика», № 7—8; http://saint-juste.narod.ru/2kapital.html). Поэтому сегодня в бывших республиках СССР никакого «левого движения» просто нет. Есть отдельные левые, есть левые (чаще псевдолевые) организации, крупнее или мельче (обычно с идеологией, совершенно неадекватной сегодняшнему дню). Но движения нет. Движение — это нечто большее, чем группа, партия или организация, это то, составными частями чего эти группы, партии и организации являются. Например: антивоенное движение, рабочее движение, студенческое движение… Я об этом много раз и много где говорил и писал.

Что же касается отдаленной перспективы, то многое зависит от степени разрушения постсоветских республик в процессе их «освоения» глобальным капиталом и в ходе неолиберальных контрреформ. Многое также зависит от воздействия (в том числе и морально-идеологического) зарубежных левых на левых в наших странах. А также и от поведения самих наших левых, от их интеллектуальных и организационных способностей, от их смелости и способности к самопожертвованию и т.д. Но, в любом случае, постсоветские страны станут последними из стран периферии, которые включатся в новое революционное наступление в мировом масштабе. Позже них — только страны метрополии, так как эти страны живут за счет эксплуатации и грабежа стран периферии.

И в каком регионе мира больше предпосылок для масштабной социалистической революции? Учитывая экономическое положение, да и психологию местного населения: Латинская Америка, Юго-Западная Азия, Индия, Ближний Восток, Европа? Или же особой разницы здесь нет?

Социалистическая (коммунистическая) революция возможна только тогда, когда индустриальный способ производства в основном исчерпает себя, то есть вступит в силу закон несоответствия уровня развития производительных сил наличным производственным отношениям. Кроме того, разумеется, социалистическая революция может быть только мировой. Говоря иначе, сегодня (и завтра) социалистическая (коммунистическая) революция не может произойти ни в одной стране мира. Не надо себя обманывать. Речь может идти лишь обантибуржуазных (антикапиталистических) революциях — подобных Октябрьской революции в бывшей Российской империи, Кубинской революции и т.п. Однако и такие революции были огромным шагом вперед в деле социального прогресса — даже если сами революционеры не понимали их истинного характера (как это было до сих пор). А уж если эти революционеры будут лишены иллюзий и необоснованных ожиданий, будут трезво осознавать, что они могут (и должны) сделать, а что нет…

Если говорить об антибуржуазных (антикапиталистических) революциях, то сейчас, конечно, в авангарде — Латинская Америка. Это не случайно. Дело в том, что Латинская Америка — это тот регион капиталистической периферии, где капиталистические отношения утвердились и в основном победилиочень давно (после национально-освободительных — то есть буржуазных — революций начала XIX века) и где неолиберальный эксперимент был проведен в 70—80-е годы — с катастрофическими, естественно, последствиями, то есть где капитализм себя полностью дискредитировал, где — в отличие, например, от постсоветских стран — иллюзии у огромного большинства населения уже исчезли. Если у нас сейчас из активных поколений самое молодое — это, условно говоря, поколение «перестройки», «зомбированное» антикоммунистически-неолиберальной пропагандой, то в Латинской Америке подобным поколением «зомбированных» было поколение, родившихся в конце 50-х — в 60-е годы, а те, кто по возрасту соответствует нашему «перестроечному» поколению, уже родились в условиях торжества неолиберально-фашистских режимов, в условиях «потерянного десятилетия», и изначально были разочарованы и обозлены. А те, кто им наследует, обозлены еще больше. Другого такого крупного региона с аналогичным уровнем развития, аналогичным опытом, аналогичными условиями пока нет. И уж, конечно, нельзя говорить о Европе (Западной Европе), которая, как все страны метрополии, слишком паразитична для того, чтобы там не то что произошли антибуржуазные революции (паразиты не устраивают революций, иначе бы мы давно наблюдали восстание глистов или вшей против своих хозяев), но даже сформировалисьнастоящие (а не бутафорские типа «антиглобалистов») левые движения.

Долгое время левая мысль в CCCP была стиснута догматическими путами, диктовавшими верность единственному течению — марксизму в той специфической интерпретации, которую сформировали правящие круги. Но кто сейчас имеет больше шансов добиться достаточной популярности в массах и возглавить революционное движение международного масштаба — анархисты, марксисты-ленинисты, сталинисты, троцкисты? Или, скажем, маоисты?

Советский «марксизм-ленинизм» никакого отношения к марксизму не имеет. От марксизма в нем — лишь терминология (и то не вся, частью она была изобретена в советский период, частью смысл терминов был искажен). Советский «марксизм-ленинизм» — это такая квазирелигиозная идеология, призванная задним числом оправдывать любые действия власти путем подведения под них «теоретической базы» из надерганных из марксистской классики цитат (цитаты при этом, естественно, лишались практического содержания). То есть существовал набор «сакральных текстов», смысл которых самих пропагандистов совершенно не интересовал, так как их задачей было найти подходящие к случаю слова, которые и можно было бы выставить в качестве аналога божественного благословения. Этим занималась целая корпорация жрецов — всяких «марксистско-ленинских философов», преподавателей «марксизма-ленинизма» и истории КПСС; режим содержал этих идеологических проституток как раз для того, чтобы они не развивали марксизм, а полностью выхолащивали его.

Теперь — о второй части вашего вопроса. Никто из вами перечисленных не сможет «возглавить революционное движение международного масштаба» потому, что все эти идеологии давно устарели. Они все сформировались до II Мировой войны! А анархисты — еще раньше (поэтому сегодняшний анархизм так убог). Нужна новая, современная революционная идеология, максимально научная, впитавшая в себя (как это было с «классическим» марксизмом) научные достижения последних десятилетий, переварившая их, учитывающая и способная объяснить социально-экономические изменения этого периода.

Александр Николаевич, вопрос давно назревший и мучительный. В одной из своих работ вы заметили, что интеллектуальные элиты имеют гигантское значение для развития общественного прогресса. Но при чтении соответствующей литературы создается гнетущее впечатление, что пытливая человеческая мысль, действительно, загнана в гетто — и стала маргинальной. В чем причины такого феномена? В девятнадцатом веке во французских газетах выходили «истории с продолжением», где публиковались, между прочим, писатели масштаба Оноре де Бальзака. И тогда их читали! А сейчас кружащаяся в вихре удовольствий публика предпочитает эротические журналы, как горько заметил устами своего героя Рэй Брэдбери в «451 градусе по Фаренгейту». Но миллионы, сотни миллионов людей на планете голодны, влачат жалкое существование, претерпевают самые возмутительные унижения… Где их певцы, защитники? И почему таковых не слушают, ежели они есть?

Дело в том, что в XIX веке в той же Франции (а в более отсталых странах — и в XX веке) буржуазия былапрогрессивным классом, боровшимся с феодализмом. Как прогрессивный класс, она была прямо заинтересована в развитии науки (в первую очередь для развития технологического, промышленного), в развитии образования (усложняющееся производство требовало грамотных работников), культуры и искусства (как союзников в борьбе с феодализмом, в том числе с церковью, религией, мистицизмом, которые были верными союзниками реакции, то есть феодалов). Идеология Просвещения, ставшая тогда идеологией буржуазии, была прогрессивной идеологией; ее ограниченность и ущербность (ориентация на мелкого буржуа как на идеал) тогда еще не осознавались и не становились препятствием на пути социального прогресса (это случилось лишь после I Мировой войны, после Октябрьской революции). Буржуазия была достаточно богата, чтобы материально поддерживать прогрессивное — реалистическую литературу (буржуазия нуждалась в реализме как в методе отражения и познания феодальной и полуфеодальной действительности — чтобы можно было наглядно продемонстрировать их убожество и невыносимость), реалистическую живопись и реалистический театр (по тем же причинам). Почему, например, в Российской империи перед I Мировой войной именно М. Горький стал самым знаменитым и высокооплачиваемым писателем? Не только потому, что был талантлив, но в первую очередь потому, что воспринимался как смелый обличитель «свинцовых мерзостей» царского режима, потому, что его произведения входили в резонанс с настроениями широких слоев населения (начиная от более или менее образованных рабочих и кончая самой умеренной либеральной буржуазией), давно жаждавшего перемен.

Однако к настоящему времени прогрессивный потенциал капитализма (и, следовательно, правящего при капитализме класса — буржуазии) полностью истощен. Буржуазия стала абсолютно реакционным классом — и тут же стала воспроизводить все особенности поведения феодалов как предыдущего реакционного класса: на место свободомыслия пришла поддержка религии, церкви, расцвет мистицизма (разница лишь в том, что если при феодализме обычно имело место наличие одной государственной церкви, то сегодня буржуазия как более опытныйэксплуататорский класс знает, что иллюзия выбора — более надежный хомут на шее эксплуатируемых, и потому выступает за многоконфессиональность: пусть одураченные угнетенные либо дерутся друг с другом по религиозным причинам, либо всю жизнь ищут «правильную» религию!); насаждение таких видов искусства, которые не изображают и не разоблачают уродство и невыносимость теперь уже буржуазной социальной действительности (это может быть «современное искусство», которое вообще не имеет отношения к реальности, а может быть масскульт, формально вроде бы реалистический, но в действительности эскапистский, заменяющий реальность множествомпримитивных псевдореалистических выдуманных миров). Отличие от феодализма здесь в том, что при феодализме правящий класс предпочитал просто держать массы в темноте и невежестве, а при капитализме это пока невозможно (слишком усложнились технологии). Поэтому при капитализме правящие классы тратят грандиозные средства наодурачивание масс и на отвлечение их от социальной действительности. Масскульт и есть такая индустрия одурачивания и отвлечения. За время существования капитализма научно-промышленное развитие вызвало к жизни новый социальный класс — интеллектуалов, наемных работников умственного труда, обслуживающих интересы правящих классов (то есть служащих, клерков, преподавателей, священников, работников индустрии развлечений и т.д., и т.п.). Именно этот класс, пусть не правящий, но привилегированный (он не занят тяжелым физическим трудом, и в то же время его услуги достаточно хорошо оплачиваются), и выполняет работу по одурачиванию населения и его отвлечению от осознания и анализа социальной действительности. Легче всего это сделать с помощью ориентации населения на потребление и развлечения. Разумеется, это повлекло за собой вытеснение на обочинунастоящегоискусства, а также потребовало проведения «реформ» (то есть, конечно, контрреформ) образования (чтобы население было не «слишком образовано», а то оно станет отвергать примитивную «культуру»).

Масскульт прекрасно зарекомендовал себя как мощная антиреволюционная сила (в лучшем случае насаждающая аполитизм, в худшем — воспитывающая консервативную, а то и прямо реакционную аудиторию). Сначала это было проверено на англосаксонских странах. Потом эта практика стала переноситься на весь мир, начиная с «первого». То, что масскульт лучше противостоит революционной идеологии и революционной пропаганде, чем любая открыто реакционная идеология и прямая, пусть даже массированная, серьезная реакционная пропаганда, показал, например, опыт ФРГ 60—70-х годов: леворадикалы, несмотря на свою малочисленность и ограниченные технические и финансовые возможности, уверенно победили реакционеров в борьбе за умы молодежи — на серьезном поле, но полностью проиграли схватку масскульту (поскольку масскульт навязывает свои правила игры). Я об этом рассказывал в тексте «Капитализм ведет к фашизму — долой капитализм!» (http://saint-juste.narod.ru/meinhof701.htm), кстати, переведенном на азербайджанский (http://www.screen.ru/Tarasov/Meinhof-azerb.htm). А догадаться, что нужно просто перестать играть в эту игру и перевести противостояние из области информационной и «культурной» (пишу в кавычках потому, что масскульт — не культура вообще, подобно тому, как поглощенный раковой опухолью орган перестает по сути быть органом) в область военную (то есть физически разрушать структуры масскульта и уничтожать его создателей) немецкие леворадикалы, увы, не смогли.

Любое произведение культуры (искусства) нуждается а) в носителях — будь это книга, журнал, кинопленка, холст, кассета и т.п., б) в «рекламисте» (в данном случае под «рекламистом» я имею в виду кого-то или что-то, кто (что) доносит информацию о существовании тех или иных произведений искусства до их потенциальной аудитории). Самыми успешными «рекламистами», разумеется, являются СМИ. Но в классовом обществе основные СМИ неизбежно контролируются правящими классами. Правящие классы не заинтересованы в «рекламе» подлинного — то есть опасного для них — искусства. Ваши слова «где их певцы, защитники?» и «почему их не слушают?» говорят лишь о том, что вы (как и все мы) поставлены в условия, когда основная информация о произведениях искусства (и их авторах) черпается из СМИ, а СМИ, естественно, замалчивают существование таких «певцов, защитников». Это не значит, что их нет и что их «никто не слушает». В качестве примера я могу привести имена Себастьяна Аларкона или Питера Уоткинса, Гюнтера Грасса или Серхио Родригеса, Маноса Лоизоса или Сильвио Родригеса, Арундати Рой или Дарио Фо. Это я говорю только о живых. А произведения настоящего искусства тем и отличаются, что онивечны. Кто вам мешает пропагандировать таких авторов (в том числе умерших, в том числе недавно), которые служили делу социального прогресса и социального освобождения человечества? Мы, например, на сайте «Сен-Жюст» целенаправленно занимаемся такой пропагандой: рассказываем о Михаиле Евграфовиче Салтыкове-Щедрине (http://saint-juste.narod.ru/Zinoviev.htm), Николае Гавриловиче Чернышевском (http://saint-juste.narod.ru/Chernyshevsky.html), Жан-Люке Годаре (http://saint-juste.narod.ru/godar.htm), публикуем произведения Сергея Степняка-Кравчинского (http://saint-juste.narod.ru/Perovskaia.html; http://saint-juste.narod.ru/Krav.html), Сергея Елпатьевского (http://saint-juste.narod.ru/okajannyj_gorod.html), Миколы Хвылёвого (http://saint-juste.narod.ru/ivan.html), Рэя Брэдбери (http://saint-juste.narod.ru/Ray.html), Анри Аллега (http://saint-juste.narod.ru/Alleg.html), Луиса Сепульведы (http://saint-juste.narod.ru/rosas_blancas.html), Кори Доктороу (http://saint-juste.narod.ru/scroogled.html), Хуана Хельмана (http://saint-juste.narod.ru/hijos_de_argentina.html)…

Продолжение дальше

Tags: Методология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments