2013ivan (2013ivan) wrote in m_introduction,
2013ivan
2013ivan
m_introduction

Categories:

«Гарвардские мальчики делают Россию»

Так ли своеобразны пресловутые российские коррупция и глупые законы в контексте мировой капиталистической системы?
Публикуем отрывок из новой книги политолога Александры Ждановской «Куда ведут Россию МВФ, Всемирный Банк и ВТО?», с любезного разрешения автора.

Гайдар 590

В России принято сетовать на коррупцию и глупые законы, в которых видят нежелание ориентироваться на западные нормы и которые воспринимаются как чисто российские явления, не связанные с мировой капиталистической системой и происходящими в ней процессами. Однако, как показывает книга Александры Ждановской «Куда ведут Россию МВФ, Всемирный банк и ВТО?», вышедшая в 2015 году, Россия — в мейнстриме мировых процессов и этот тот случай, когда вовсе не обязательно быть как все.

Первая часть книги – выжимка из практики 186 стран, находящихся в фарватере политики МВФ, ВБ и ВТО. Автор на богатом фактическом материале показывает, как правительства стран третьего мира, столкнувшиеся с дырами в бюджете, вынужденно обращаются за помощью к мировым финансовым институтам и попадают в ловушку. Они получают не только кредиты, но и требования проведения пакета реформ, которые ослабляют экономику, заставляют вскорости правительства выпрашивать новые кредиты, тем самым загоняя страны в долговую зависимость. Зато крупнейшие мировые ТНК получают возможность в странах третьего мира расправиться со своими конкурентами и еще больше сэкономить на оплате труда, экологии и т.д.

Значительная часть списка источников книги – автобиографии бывших работников МВФ, ВБ и ВТО, официальные доклады финансовых институтов и ООН. А потому, взяв ее в руки, левый активист получает увесистую пачку аргументов, которую в дебатах можно предъявлять либералам – рыночным фундаменталистам, когда те повторяют свои мантры про отмену ограничений на любые зарубежные инвестиции и сокращения контроля государства за частными предприятиями.

Вторая часть книги посвящена России конца 1980-х  — середины 2000-х. Книга фактически не затрагивает последние десять лет нашей жизни и из нее не получится узнать, например, причины сегодняшнего падения цен на нефть или то, почему российское государство оказалось неспособным провести модернизацию, смирившись с ролью России как глобальной бензоколонки. И это понятно: именно в середине нулевых российское правительство частично отказалась от курса, навязываемого МВФ, ВБ и ВТО. Рост цен на нефть позволил государству отказаться от идеологии регулятора, предполагающего ведущую роль частной собственности в экономическом развитии страны, и занять командные высоты в экономике, приобретя контрольные пакеты ряда ключевых компаний и создав крупные госкомпании, де факто ставшие органами отраслевого управления. При этом, однако, принципиального отказа от неолиберальных принципов в экономике не произошло.

«Открытая левая» предлагает для прочтения отрывок из подглавы «Приватизация» второй части книги с небольшими сокращениями. Он интересен не только потому, что детально описывает, как в начале 1990-х был заложен фундамент российского капитализма, но и потому, что дает почувствовать наше возможное ближайшее будущее. Идея приватизации регулярно обсуждается в верхах и полтора года назад правительство дажеанонсировало начало «второй волны», которая по масштабу должна была превзойти приватизацию 1990-х. И хотя в результате подковерной борьбы эти планы оказались сорваны, кто сегодня возьмется утверждать, что Кремль не будет вынужден вернутся к ним, если падение цен на нефть и кризис в экономике затянутся?

Сергей Решетин

Приватизация






«Приватизация и дерегулирование государственных предприятий приносит эффективность, рост и благосостояние»1.





обложка

Приватизация государственных предприятий и сельскохозяйственной земли, электростанций и водоснабжения всегда проводится в рамках структурных реформ МВФ и ВБ. К примеру, программы Всемирного Банка по банкротству государственных предприятий в 1990-ых в Югославии, Румынии, Болгарии, Венгрии, как и везде, преследовала цель ликвидации, банкротства и приватизации госпредприятий2.

Есть много аргументов против приватизации:

Во-первых, модель, по которой проводят приватизацию МВФ и Всемирный Банк, не предусматривает совместной собственности рабочих предприятия и демократическое самоуправление – модель, которая оправдала себя в Латинской Америке. Вместо этого собственность концентрируется через инвестиционные фонды, нечестные сделки и аукционы в руках узкого круга лиц, создавая неравенство и перекрывая возможность создания демократии на производстве. Частная собственность гарантирует эксплуатацию людей и природы.

Во-вторых, бывший главный экономист Всемирного Банка Стиглиц называет приватизацию «коррумпированием»: Политическим элитам страны предлагаются «комиссии» от приватизации на счетах в Швейцарии (откаты), чтобы они требовали при приватизации национального достояния на несколько миллиардов меньше3. В России приватизация и коррупция были неразрывно связаны, как будет видно ниже.

В-третьих, доходы от приватизаций часто идут на оплату государственных долгов, а государство теряет доходы, которое оно получало от госпредприятий. Переговоры о возврате кредитов проводятся вместе с приватизацией государственных предприятий этой страны. Деньги от приватизации госсобственности текут через финансовое министерство стран в Парижский и Лондонский клубы кредиторов4.

Приватизация: «Гарвардские мальчики делают Россию»

Теоретики МВФ утверждают, что приватизация автоматически приносит с собой более хорошее управление и что она понижает расходы государственного бюджета на государственные предприятия. Во многих случаях старая бюрократия осталась на своих позициях в предприятиях – только теперь они стали частными. Государство же потеряло доходы от государственного сектора, налоговые поступления в бюджет тоже упали из-за краха промышленности – в результате, Россия оказалась в бюджетном кризисе5. Теперь путь в долговую зависимость был открыт.

Приватизация передала в России контроль над собственностью и политикой – узкому кругу людей, которые были заинтересованы только в быстрой прибыли6, а не в улучшениях условий труда и жизни их рабочих и, тем более, всего населения. Анализ 64 крупнейших частных предприятий в России в августе 2002 показал, что 85% акций оказались под контролем 8 групп акционеров.

Российскую промышленность сделали неконкурентоспособной высокие процентные ставки и курсовая политика, продиктованные МВФ. Путем приватизации и искусственных банкротств с начала реформ в России в 1992 г. в руки западных фирм перешла бывшая государственная собственность в России на сумму примерно 500 миллиардов $ — включая фабрики военно-промышленного комплекса, инфраструктуру и природные ресурсы7.

Билл Клинтон демонстрирует навыки игры на саксофоне для Бориса Ельцина в Белом доме в 1994 г.

Билл Клинтон демонстрирует навыки игры на саксофоне для Бориса Ельцина в Белом доме в 1994 г.

Кто и как проводил приватизацию?

«Программа помощи США для России была на самом деле изобретением, целью которого было перекачивать государственные деньги США избранным Клинтоном и Гарвардским Институтом Международного Развития русским и инвестиционным банкам с Уолл-Стрит, которые нужны были Клинтону как сторонники и спонсоры его партии», – так характеризует реформы в России американская журналистка Энн Виллиамсон, работавшая в то время в России8. Напомним: Ее книга о том, как консультанты Джефри Сакс и Андерс Ослунд, а также министр финансов США Роберт Рубин и заместитель министра финансов Лоуренс Саммерс, спекулянт Джордж Сорос и другие американцы, занимающие высокие посты в политике и бизнесе США, обогащались за счет разграбления России, была запрещена в США под предлогом «национальной безопасности»9.

При этом западные элиты и международные финансовые организации поддерживали российские элиты. Приватизация в России контролировалась Министерством финансов США и другими доминируемыми США организациями. «Архитектором» приватизации был вице-президент Правительства Анатолий Чубайс, «любимчик финансовой элиты США и Европы»10. Приватизация в России получила поддержку от правительства Клинтона, и в ее проведении участвовал Гарвардский Институт Международного Развития (H.I.I.D.).

Этот Институт воспользовался престижем Гарварда и контактами с правительством США и получил свободу действий для проведения американской программы реформ в России. Институт был совершенно непрозрачным по отношению к российской общественности. Институт поддерживали Лоуренс Саммерс и Дэвид Липтон из Министерства финансов США. За Министерством финансов США стоят интересы частных финансовых игроков. К примеру, Роберт Рубин, министр финансов США, был по своему влиянию вторая по важности фигура после Клинтона. При этом Рубин был долгое время вице-президентом банка Goldman Sachs11.

Во главе «Комитета по приватизации» при Правительстве России – «Государственного комитета имущества» (ГКИ) стояли Хэй от «Гарвардского Института Международного Развития» (ГИМР) и Шлейфер12 с западной стороны и Чубайс, Максим Бойко, Дмитрий Васильев, Альфред Кох и П. Мостовой – с российской. ГКИ работал совместно с USAID (Министерство развития США, U.S. Agency for International Development) и финансировался ГИМРом13. ГИМР же в свою очередь финансировался Министерством финансов США и Национальным Советом США. Дочерний Банк Всемирного Банка – Международная Финансовая Корпорация (IFC) консультировала ГКИ14. Комитет приватизации ГКИ и программа занятости для советских ядерных исследователей были совместными инициативами «семерки»15. Хэй писал законы для приватизации.

Для проведения реформ Чубайс пользовался правом президента России Ельцина издавать указы, в парламенте России не проводилось голосования по экономическим реформам16: Многие политики США одобряли такой диктаторский образ действий, и Джонатан Хэй и его сотрудники писали проекты для указов Ельцина. Как сказал Волтер Коулс из Министерства США по развитию U.S.A.I.D, один из ранних сторонников программы приватизации Чубайса, «Если нам был нужен указ, Чубайсу не надо было пробиваться с ним через бюрократию»17.

Чубайс был специальным уполномоченным для МВФ. Позднее, в 1996 году, МВФ выдал России кредит в 6 млрд. долларов при условии того, что Чубайса назначат ответственным за экономическую политику.

Заседание Государственной думы России. Ложа Правительства России. 1994 г.© Эдди Опп / Коммерсантъ


Заседание Госдумы России. Ложа Правительства России. 1994 г.© Эдди Опп / Коммерсантъ

Особая комиссия экспертов при ГКИ, большинство членов которой были иностранцы, могла изменять проекты указов президента России и правительства. Когда Дума отказалась принять результаты ваучерной приватизации и одобрить следующий список предназначенных для приватизации предприятий, (сама программа была принята указом президента), то парламент исключили из принятия решений по этому вопросу18.

Юрий Болдырев, бывший депутат и руководитель Счетной Палаты, описывает, как в России проходила приватизация: Счетную Палату лишили возможности контролировать ГКИ. ГКИ не публиковал результаты приватизации крупных предприятий по добыче полезных ископаемых, которые производят на экспорт19. «Кредитные программы созданы для поддержки американских специалистов, которые изучают рынок России и его возможности и собирают в ГКИ важную информацию для своих торговых интересов»20.

Доходы от приватизации и западные кредиты России были большой своей частью разворованы, пишет бывший главный экономист Всемирного Банка Йозеф Стиглиц21.

Владимир Полеванов, который расследовал деятельность ГКИ, установил, что криминализация процесса приватизации привела к огромным суммам грязных денег, которые отмывались на аукционах, когда покупалась собственность и поднималась вверх криминальная прослойка22. По данным Полеванова, преступность и коррупция имели место и в незаконных приватизациях особенно прибыльных российских предприятий иностранными фирмами23.

С помощью консультантов ГИМРа Чубайс и другие создали сеть других частных организаций, которые не контролировались российским обществом. В рамках этой сети Максим Бойко и Дмитрий Васильев, люди Чубайса, контролировали почти треть миллиарда долларов и насчитывающие миллионы кредиты международных финансовых организаций. Одной из этих организаций, контролируемых ГИМРом и Чубайсом, был «Российский Центр Приватизации», основанный ГКИ и «Российским фондом федерального имущества», который Чубайс и его люди использовали для личного обогащения. Во главе фонда стоял Максим Бойко, США финансировали центр 116 миллионами $. Его задача состояла в сборе информации по приватизируемым предприятиям, которые интересовали иностранные корпорации24. Протеже Чубайса Васильев руководил «Комиссией по ценным бумагам». Другой такой организацией был «Institute for Law-Based Economy», финансируемый Всемирным Банком и Министерством помощи США U.S.A.I.D. и который подготавливал проекты указов для правительства России. Другая организация – «Первый российский специализированный депозиторий» («First Russian Specialized Depository»), который работал вместе с инвесторами, финансировался Всемирным Банком и который Хэй, Васильев и другие использовали для личного обогащения. Андрей Шлейфер и его жена, одна из ведущих менеджеров «Hedge Fund Nancy Zimmerman», инвестировали более 400 000 $ в акции российских фирм и государственные бумаги25. В США был проведен судебный процесс по делу Джонатана Хэя и Андрея Шлейфера, которые обогащались на счет проходящих через них денег. Окружной суд в Бостоне признал, что Шлейфер использовал служебное положение в корыстных целях, а Хэй пытался отмыть 400 000 долл.26 (При этом, Андрей Шлейфер сейчас продолжает публиковать статьи по экономике и политике, а Всемирный Банк ссылается на его работы как стоящий доверия источник информации по реформам в России).

Tags: Жизнь региона, Исторические хроники, Методология, Методология марксизма, Протестное настроение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments