Analitik (analitik_tomsk) wrote in m_introduction,
Analitik
analitik_tomsk
m_introduction

Categories:

Кризис марксизма и трансформация капитализма. Окончание.

Кризис нового столетия.

Развитие техники.

Развитие техники. Хуго Геллерт. «Капитал» в литографиях, 1934.

Более существенно однако то, что гипотеза конца исторического цикла «объективно» поддерживается трансформацией капитализма, которая, конечно, началась раньше 1989-1991 годов, но которой события тех лет придали необратимость.
Подлинная сила ревизионизма Бернштейна, этого архетипа всех «пост-марксизмов» в следующие 100 лет, состоит не столько в «чисто« теоретической убедительности его аргументов, сколько в его чуткости к неизбежности изменений политики организаций рабочего класса, вызванных «пассивной революцией» капитализма, переживавшего империалистический период, прежде всего в ее двойном проявлении — в развившейся способности к социополитическому компромиссу в странах «центра» и в усилении колониального насилия, поддержанного военной экспансией, за пределами этого «центра», на периферии.
Бернштейн тем самым решился отмести два важнейших принципа теории и практики рабочего класса в 19 веке.
Первым был экономический катастрофизм, который оправдывал квиетизм ортодоксии и который экономический рост, последовавший за кризисом 1890-1895 годов, казалось должен был совершенно опровергнуть .

Вторым — «бланкизм», кодовое имя для традиций бунта рабочего класса, которые по-прежнему были глубоко укоренены благодаря памяти о Коммуне, революциях 1848 года и, возможно, в наибольшей степени , благодаря памяти о Великой революции и 1793 годе.

Безработные. Закон накопления капитала.

Безработные. Закон накопления капитала. Хуго Геллерт. «Капитал» в литографиях, 1934.

Бернштейн опирался исключительно на факторы, вытекавшие из нового равновесия системы, к которому привело ее расширенное воспроизводство и ряд завоеваний трудящихся.
Среди этих факторов — рост демократизации (который он полагал необратимым), вызванный расширением избирательного права в некоторых европейских странах и отменой законов против социалистов в Германии; сила быстро увеличившегося числа кооперативов и профсоюзов; рост «средних классов»; увеличение сложности социальной структуры (особенно растущая неоднородность пролетариата); и, наконец, самый прозаический, но критически важный элемент умиротворения, на который делали ставку власть предержащие — поддержка движением рабочего класса политики колониальной экспансии и защиты «национальных интересов.
«Нет необходимости указывать на то, насколько — в отличие от этой открыто наступательной и способной к развитию позиции [Бернштейна] — слабым кажется ответ ортодоксии, прозвучавший — под знаком «Маркса… против Маркса» — со стороны душеприказчика Энгельса, человека, обладавшего величайшей независимостью ума и безусловной интеллектуальной честностью, — Каутского, но, на первых порах, и Люксембург (с важным отличием позиции, — решительно важным, конечно, — по вопросу о милитаризме и колониализме).
Более того, восприятие первого кризиса марксизма в романском мире (Сорель, Лабриола) веско подтверждает это.
В данной связи, «пост-марксизм», созданный в ходе последнего кризиса марксизма, и нашедший свою библию в работе Шанталь Муфф и Эрнесто Лаклау есть «бернштейнианство для бедных»; другими словами, это ревизионизм, который не осознает себя, а так же ошибается как насчет своей новизны, так и насчет своего объекта.
Результаты «дискуссии«, которую он инициировал (единственное исключение из тенденции к умиротворению марксистского поля ) оказались достаточно скудными, как с точки зрения теоретической продуктивности, так и в отношении связи теории и практики.
По одну сторону — уточнение языка, связанного с «гегемонией», «множественностью субъективных позиций» и «радикальной, плюралистической демократией», не может скрыть все более явный призыв к либеральному здравому смыслу и к фрагментации социальных практик, безжалостно проверямых на прочность наступлением капитализма.
По другую сторону — установка на подтверждение преданности основам теории, хотя часто и правомерная, и иногда сопровождавшаяся ностальгией по возвращению к некоему мифическому «классическому марксизму», доказала свою неадекватность, столкнувшись с реалиями новой «пассивной революции» капитализма и также оторванна от коллективной практики, как установка, защищаемая «неоревизионистами.

«Так что последний по времени эпизод в цикле кризисов марксизма закончился скорее с разочарующеми итогами.
Тем временем капиталистическая реконструкция шла своим чередом.

В. И. Ленин и пролетариат. Хуго Геллерт. «Капитал» в литографиях, 1934.

Крах «социалистических» государств открыл огромные пространства для ее экспансии «вовне».
Отказ от социального компромисса кейнсианского периода обеспечил не менее значительные «внутренние« зоны для ее проникновения.
Рабочий класс во всем мире переживает опыт травматической ре-пролетаризации.
Национальные государства стремятся перестроить свои формы вмешательства так, чтобы наилучшим способом удовлетворять новым требованиям накопления [капитала], а в это время устанавливается новый империалистический порядок, теперь не имеющий противовеса в виде обществ другого типа.
При столкновении с этой реальностью, внятно подтвердившего диалектику континуальности и дисконтинуальности, характерную для капитализма, возникает вопрос: означает ли это, что начинает подтверждаться тезис Фредрика Джеймисона, согласно которому «капитализм эпохи постмодернизма неизбежно вызовет к жизни в противовес себе марксизм эпохи постмодернизма»?
Многие факты наводят на мысль, что это действительно так.
Безымянная в момент своего триумфа, упорно прятавшаяся под маской понятия «рыночная экономика«, система все чаще называется ее подлинным именем.
Немногие сегодня подвергают сомнению правомерность применения понятия «капитализм« к реальности, распространяющейся на всю планету, и к кричащим противоречиям, которые она несет в себе.
Не случайно, что именно в этих условиях марксизм движется в сторону «когнитивного картографирования», к которому призывал Джеймисон, когда формулировал свою гипотезу о постмодернизме как культурной логике позднего капитализма .
Будь то недавние работы о текущем кризисе капитализма, изучаемого в исторической среднесрочной durée 7, как в исследованиях Роберта Бреннера, Жерара Дюмениля и Доминик Леви; или «историко-географический материализм» Дэвида Харви; или предложенная Бенедиктом Андерсоном интерпретация феномена национального; или изучение постмодернизма как «культурной логики позднего капитализма», начатое Джеймисоном , — марксизм безусловно продемонстрировал способность мыслить настоящее, которое — хотя и не гарантирует будущего, — дает наилучшее опровержение предсказаниям краха и смерти.
(7.Длительности (фр.)
И еще кое-что: обозначение системы ее [подлинным] именем является на самом деле и условием и знаком, указывающим, что — субъективно говоря — нечто другое стало возможным.
Требуя, конечно, необходимой работы самокритики, поражение, тем не менее, начинает преодолеваться.
Возобновление социальной борьбы во всем мире, ставшее очевидным с середины 1990-х (от Кореи до Чьяпаса), в том числе декабрьское движение 1995 года во Франции, левый поворот в Латинской Америке, разворачивание «антиглобалистской» мобилизации после событий в Сиэтле, неопровержимо свидетельствуют о том, что новый капиталистический порядок, созданный при неолиберальной гегемонии, начал переживать необратимый кризис.

Grapus. Плакат

Grapus. «Праздник молодежи». Плакат для Молодежного коммунистического движения Франции, 1976.

Нет сомнений, что будущее марксизма, который всегда платил дорогую цену за свой статус кризисной теории par excellence8, будет определяться здесь, в терпеливом воссоздании предпосылок коллективной борьбы за освобождение.
(8. По преимуществу, преимущественно (фр.)


Литература

Ленин В. 1969 [1909] Материализ и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной реакционной философии. М.
П. Андерсон 1991 [1976]. Размышления о западном марксизме. М. http://scepsis.ru/library/id_1818.html

Althusser, Louis 1979 [1977], ‘The Crisis of Marxism’, trans. Grahame Lock, in Il Manifesto, Power and Opposition in Post-Revolutionary Societies, London: Ink Links.
Althusser, Louis 1991 [1977], ‘On Marx and Freud’, translated by Warren Montag, Rethinking Marxism, 4, 1: 17–30.
Althusser, Louis 1994a, Écrits philosophiques et politiques. Tome I, Paris: Stock/IMEC.
Althusser, Louis 1994b, ‘Marx dans ses limites’, in Althusser 1994a.
Althusser, Louis 1999a [1995], Machiavelli and Us, translated by Gregory Elliott, London: Verso.
Althusser, Louis 1999b [1988], ‘Machiavelli’s Solitude’, in Althusser 1999a.
Anderson, Perry 1983, In the Tracks of Historical Materialism, London: Verso.
Balibar, Etienne 1991, Écrits pour Althusser, Paris: La Decouverte.
Balibar, Etienne 1995 [1993], The Philosophy of Marx, translated by Chris Turner, London: Verso.
Bensussan, Gerard 1985, ‘Crises du marxisme’, in Labica & Bensussan (eds.) 1985.
Bernstein, Eduard 1961 [1899], Evolutionary Socialism, translated by Edith Harvey, New York: Schocken Books.
Besnier, Bertrand 1976, ‘Conrad Schmidt et les debuts de la litterature economique marxiste’, in Histoire du marxisme contemporain 1976.
Bidet, Jacques 1988, ‘Sur l’epistemologie du jeune Croce. A propos du debat Labriola/ Croce sur la valeur, 1896–1899’, in Labriola d’un siècle à l’autre, edited by Georges Labica and Jacques Texier, Paris: Meridiens-Klincksieck.
Callinicos, Alex 1989, Against Postmodernism, Cambridge: Polity.
Geras, Norman 1990, Discourses of Extremity: Radical Ethics and Post-Marxist Extravagances, London: Verso.
Gustafsson, Bo 1976, ‘Capitalisme et socialisme dans la pensee de Bernstein’, in Histoire du marxisme contemporain 1976.
Hobsbawm, Eric J. 1990, Echoes of the Marseillaise: Two Centuries Look Back on the French Revolution, London: Verso.
Jameson, Fredric 1991, Postmodernism, or the Cultural Logic of Late Capitalism, London: Verso.
Jameson, Fredric 1993, ‘Actually Existing Marxism’, Polygraph, 6–7: 170–95.
Korsch, Karl 1973 [1931], ‘Crise du marxisme’, in L’Anti-Kautsky, ou la conception matérialiste de l’histoire, Paris: Champ Libre.
Kouvelakis, Eustache 1996, ‘Le postfordisme, une lecture a` partir de Gramsci et Foucault’, in L’ordre capitaliste, Paris: Presses Universitaires de France.
Kouvelakis, Eustache 2000, ‘D’un congre`s a l’autre: Marx fin de sie`cle’, in Marx 2000, Paris: Presses Universitaires de France.
Labriola, Antonio 1934 [1899], Socialism and Philosophy, translated by Ernest Untermann, Chicago: Charles H. Kerr.
Labriola, Antonio 1966 [1896], Essays on the Materialistic Conception of History, translated by Charles Kerr, New York: Monthly Review Press.
Labriola, Antonio 1970 [1902], Essais sur la conception matérialiste de l’histoire, Paris: Gordon & Breach.
Laclau, Ernesto & Chantal Mouffe 1985, Hegemony and Socialist Strategy, London: Verso.
Lecourt, Dominique 1973, Une crise et son enjeu. Essai sur la position de Lénine en philosophie, Paris: Maspero.
Lefebvre, Henri 1989 [1959], La Somme et le reste, Paris: Meridiens-Klincksieck.
Lidtke, Vernon L. 1976, ‘Bernstein et les premises theoriques du socialisme’, in Histoire du marxisme contemporain 1976.
Luxemburg, Rosa 1970 [1899], ‘Reform or Revolution’, in Rosa Luxemburg Speaks, edited by Mary-Alice Waters, New York: Pathfinder Press.
Masaryk, Tomas G. 1898, ‘La crise scientifique et philosophique du marxisme contemporain’, Revue Internationale de Sociologie, 6.
Sorel, Georges 1982, La Décomposition du marxisme, Paris: Presses Universitaires de France.
Tosel, Andre 1996, Études sur Marx (et Engels). Vers un communisme de la finitude, Paris: Kime.
Wood, Ellen M. 1998 [1986], The Retreat from Class: A New ‘True’ Socialism, London: Verso.

Перевод выполнен по изданию: Stathis Kouvelakis. The Crises of Marxism and the Transformation of Capitalism // Critical Companion to Contemporary Marxism. Edited by Jacques Bidet and Stathis Kouvelakis. Leiden-Boston, 2008 (Historical Materialism Book Series, Volume 16), pp. 23-38.

Перевод с английского – Владислав Софронов

Tags: Методология, Методология марксизма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments