Analitik (analitik_tomsk) wrote in m_introduction,
Analitik
analitik_tomsk
m_introduction

Category:

Эстетика и эстетство? Трансцендентальность и диалектика у Лосева.

Лосев о трансцендентальном методе.

Итак,  мы на  пороге диалек­тики.
Однако  философское  сознание  не  может  жить  ди­
алектически,  не  получивши  опыта  еще  на  одном  пути.
И
многие философы так  и не стали  настоящими  диалектика­ми, ибо не испробовали этого важного, хотя и подчиненно­го пути,
и соблазнились  на нем.
Этот путь и этот метод хо­
чет совместить  явление  и сущность,  вещь и идею.
Мы уже
видели, как приводит  Платона  к этому совмещению  самая судьба  его внутренних  исканий.
Нельзя  безнаказанно  ба
рахтаться  в стихии  непосредственных  ощущений:  они об­манут.
Нельзя  безнаказанно  и  сводить  свою  философию
на  «воздержание»  от  фактов:  абстрактные  эйдосы  тоже обманут.
Пока сами факты не станут смыслами, а смыслы — наивно  и непосредственно  ощущаемыми  фактами,  до  тех
пор философ остается осужденным  на смерть в духоте аб­стракций,  ибо  абстрактны  не  только  феноменологически
«узренные»  эйдосы,  но  и чувственные  факты,  если  они не суть в то же время сами полный смысл и вся полнота идеи,
не просто осмысленные факты, а — сама  полнота смысла, сам смысл и идея.
И вот есть метод, который, не будучи ди­
алектическим, дает эту вожделенную для философа и чело­века связь идеи и факта, дает своей специфической закон­ченностью  и полнотой,  хотя  ему  и чужда  еще  всесторон­ность  диалектики.
В  чем  он  заключается?
а)  Можно, именно, брать идею и факт не в их абсолют­ной  тождественности  и взаимопронизанности,  не так, что
уже  перестаешь замечать, где же идея и где факт, но так, что идея  и факт, оставаясь одно  в отношении  другого со­вершенно  внеположным,  рассматриваются  одно  в свете другого,  одно с точки зрения другого.
Мы имеем идею, или
смысл, и имеем факт.
И вот мы начинаем  видеть идею так,
что захватываем  тут  же  и факт; факт  отражается  в идее.
Факт отдален от этой идеи и не есть идея.
Но он отражает­ся в идее, в смысле; смысл захватывает факты и всю непо­средственно  ощущаемую  действительность.
Конечно,  фе­
номенологические  эйдосы  тоже  отражают  действитель­ность,  и феноменологическое  узрение  тоже  видит факты.
Но  феноменология  принципиально  «воздерживается»  от фактов.
 Факты  ей  не  нужны.
И  даже  не  важно  для  нее,
существуют ли или не существуют самые факты.
В описы­
ваемом  же  методе факты и вся действительность утверж­даются  как  сущие; и если  это —не  абсолютные  данности
факта  и  ощущения,  то  все  же  нечто  такое,  что  принци­пиально противостоит  смыслу, осмысливается им и в этом
осмыслении  порождается.
И  не только  мы находим  здесь идею,  восприявшую  на  себя  факт,  но  находим  и факты,
отразившие на себе чистоту идеи и смысла.
Это уже не про­сто непосредственно  ощущаемая  действительность  факта, как  и  не  просто  феноменологически  узреваемая  действительность  смысла.
Это — такая  действительность  факта,
которая,  несмотря на  все  свое  противостояние  чистому
смыслу  и в  условиях  такого  противостояния,  являет лик осмысленной  благоустроенности;  и видно, как в ней отра­зилась  и  воплотилась  стихия  чистого  смысла.
Итак,
изображаемая  философская  позиция  продолжает  стоять на  факте  абсолютной  раздельности  и  несовместимости
идеи и действительности, на факте полного противостояния сущности и явления; но эта позиция вместе с тем берет эти
две стихии в их взаимоотраженности и смысловой взаимо­связи.
Сущность  и  явление  противостоят  друг  другу  как
два  раздельных  факта, как  две  несовместимых  действительности, но они совмещены и взаимосвязаны как смыслы, в их взаимном, как бы зеркальном, отражении.
Их взаимо­
связь не фактическая  (как факты — они раздельны; тут — два  факта), но смысловая  (они даны как один смысл, как
единая  идея).
Возьмем две любых  вещи,  принадлежащих к одному и тому же роду и носящих одно и то же название: два дерева, два камня, два дома.
Каждая такая пара тоже
раздельна  фактически,  по  факту  (ибо  тут  две  вещи), и  каждая  такая  пара  одинаково  тождественна  идеально,
по смыслу,  ибо данное  дерево,  как дерево  вообще,  ничем не отличается от всякого другого дерева, а отличие его заключается  в том,  что уже  не касается  его  как дерева  во­обще.
Уже  тут  мы  видим  недостаточность  и несамостоя
тельность такой позиции, не умеющей видеть вещи в их ве­щественной  же тождественности.  Где-то должен  быть та­кой  философский  метод,  и как-то  должна  осуществиться такая философская позиция, которая бы воочию показала
не только смысловое тождество  вещи и идеи, но и  факти­ческое  их  тождество,  так,  чтобы  была,  хотя  бы  принци­пиально, одна  и единственная действительность, фактиче­ская  и идеальная  одинаково  и одновременно.
Рассматри­
ваемый  метод  на  это  еще  не  способен.

Tags: Лосев, Методология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments