2013ivan (2013ivan) wrote in m_introduction,
2013ivan
2013ivan
m_introduction

Этот корявый, неполиткорректный Лосев, - генератор Идей и Метода...

Самая жизненная  и  наиконкретнейшая  философия  есть все же  только  система  идей  и  принципов,  и она  никогда

не может  заменить  живой  жизни,  как  в религии  ника­кое  самое  живое,  самое конкретное  и

глубокомыслен­ное богословие  не  сможет  заменить  молитвы.

А «Федр» и  «Пир»,  это  есть  именно, если  не  прямо  молитва,  то во  всяком случае  нечто  поэтическое, это — религиозная

мифология.

И найти  тут  философию  можно  только  в результате решительной  вивисекции  всего  этого

животрепещущего организма  цельного  мироотношения.

Неуди­вительно, что  находимая  таким  путем  философская  кон­цепция оказывается  чем-то  совершенно  неожидан­ным — какой то аналогией когеновского  трансцедентализма!

Неудивительно— потому,  что и широкая  публика, и  большинство историков  философии  слишком  цельно воспринимают «Федра»,  «Пир»  и пр., слишком  мало и не­охотно  их анализируют.

Такова природа,  таково  счастье и  таково  убожество всякого  дилетантизма.

Только ди­летант воспринимает вещи цельно и непосредственно жиз­ненно;  и он  счастлив  от  этого  так,  как  не может  быть счастлив  анализирующий  ум.

Но последний  предпочи­тает  менее  цельно  воспринимать жизнь  и  потому  быть менее  счастливым,  чем быть  убогим  в  анализирующем

понимании.

Поэтому приходится  расстаться  с  дилетант­ским  восхищением и  умилением  в  отношении  Платона и предпочесть  понимание  эмоциям  и восторгу.

В резуль­тате — странное  когенианство,  скрытое  и зарытое в глу­бине  платоновских  мифов  и  экстазов.

Вынесем его  на свет  сознания,  не страшась  абстракций.

Кто ведь  боится абстракции,  тот  напрасно философствует,  и  нечего  ему и  изучать философов.

«Кратила» напрасно  понимали  всегда как только  учение  об  именах, а «Федона» как только  учение  о  бессмертии  души.

То и  другое,  конечно,  стоит  как  бы  в центре  соответст­вующих  произведений,  но  более глубокий  анализ  показывает,  что  то  и другое в сущности  является  лишь при­мером  более  общих и  более  широких  построений.

Тут историки  философии  снова  подпадают  под  гипноз со стороны  дилетантски  мыслящей  толпы

и берут  содержание  этих  диалогов  слишком непосредственно  и «цель­но».

Как ни  центрально  для  «Кратила»  учение  как раз об  именах,  а  для  «Федона» — как  раз о  бессмертии души  и  с  каким  пафосом Платон  ни  предается  разви­тию  здесь  именно этих  тем,  все  равно логически не  эти учения занимают  тут  основное  место.

Они, как  я сказал, есть  только  примеры  для  более широких  и принципиаль­ных  концепций.

Для каких  же?

1) «Кратил»  содержит основную  мысль:  сущность,  то, что есть "вещь  сама  по себе",  необходимо предшествует  реальному становлению и  протеканию этой  вещи.

Как в «Теэтете»  изображается «знание»  в  качестве самостоятельного,  независимого  от чувственности принципа, так и в «Кратиле»  изображается «в  себе» вещей,  то,  что  они  есть  сами  по себе,— в  ка­честве  самостоятельного,  нисколько  не зависящего  от

чувственного протекания  реальных  вещей  принципа.

2) Аналогия с  трансцедентальными  построениями  указанных трех диалогов  («Теэтет»,  «Менон»  и  «Пир») продолжается

и далее.

Разобщенные и разделенные сферы «сущности» и «становления»  должны  объединиться.

Трансцедентальная философия  ставит  своей  целью  трактовать вещи так,  чтобы  воочию  была  видна  их существенная  законо­мерность  и  принципная методика.

Сущность и  явление не только разобщены,  но еще  и объединены.

Они должны в  недрах  самой сущности  объединиться  так, как объединились уже  выше  в недрах  самого  смысла.

Идея и вещь отождествляются  — идеально  и  вещественно.

А.Лосев. Очерки античного символизма и мифологии.

Tags: Методология, Психологический портрет, Психология творчества
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments