2013ivan (2013ivan) wrote in m_introduction,
2013ivan
2013ivan
m_introduction

Categories:

Чорный Хайдеггер и/или Хайдеггериана по-черному. Выпуск 1.

Интродукция.  Бибихин versus Хайдеггер.

«Чорный человек

Водит пальцем по мерзкой книге…

«Слушай, слушай, —

Бормочет он мне, —

В книге много прекраснейших

Мыслей и планов.

Этот человек

Проживал в стране

Самых отвратительных

Громил и шарлатанов…

Был человек тот авантюрист,

Но самой высокой

И лучшей марки…

«Сегодня (март 1932 года) я пребываю в полной ясности относительно того, где и когда (von wo) мне стало чуждым все мною прежнее написанное (употреблено уничижительное слово “Schriftstellerei” – Н. Мотрошилова.)

(«Бытие и время», «Что такое метафизика», – далее перечисляются «Кант и проблема метафизики», «О сущности основания» I и II – Н.М.).

Все это стало чуждым как ошибочно проложенный (stillgelegter) путь, который зарос травой и кустарником – путь, который всё же сохраняют, чтобы он вел в Dasein как временность (Zeitlichkeit)» (Ebenda, S. 20 – курсив мой, Н.М.) (Выделение мое - Ваня).

«Книга «Бытие и время», – пишет ее автор в «Черных тетрадях», – на своем пути, не с точки зрения цели и задачи – не устояла перед тремя окружавшими (автора) искушениями:

1. Сохранение – [темы] основоположений (Grundlegung-) [как она взята] из неокантианства (см. S. 113)

2. «Экзистенциальное» – Кьеркегор – Дильтей (см. S. 75, 133);

3. «Научность» – феноменология (см. S. 75, 133)

Отсюда определились «деструкции» (S. 128 и f.)

(Указанные Хайдеггером страницы содержат ссылки на первое издание «Бытия и времени»).

И Хайдеггер ставит перед собой задачу «показать, до какой степени эти три обусловливания сами проистекают из внутреннего упадка философствования – из забвения основополагающего вопроса…

Мы сказали слишком много при расчленении несущественного,

мы сказали слишком мало об овладении сущностью» (Bd. 94, SS. 104, 105)».

(Из Н.В.Мотрошилова. Почему опубликование 94–96 томов собрания сочинений М. Хайдеггера стало сенсацией?)

Дальнейшие ссылки на базовые, тюбингенские издания "Бытие и время".

«Подвесим», на манер максим теоретизирования Маркса, тезисы Хайдеггера о ценности  анализа Мира и Града  в «Бытии и времени», как «временность», задающая одну из координат нашего горизонта «Присутствия» («Dasein»);

а также деструкции от Хайдеггера и помимо него, вносимые в поле «Возможного Dasein», неокантианством, экзистенциальностью и феноменологией, как «научностью», над нашим  исследующим «телом» (для теоретического схватывания «Dasein» следовало бы, следуя методу Маркса, сказать, что вышеперечисленные факторы деструкции, как субъекты реального, обязаны «витать» над аналитической головой, которая относится к ним лишь умозрительно) тем более, что совсем не факт, что и  «Бытие и время», и неокантианство (а, значит, и кантианство как таковое), и экзистенциальное, и феноменальное, в качестве приватно-приватизированного образа научности, и в самом деле не нависают за нашей спиной реальностью «общества» («Людей») в качестве предпосылок наших «представлений» (Маркс) и/или «сокрытий» (Хайдеггер).

Витают над нашим телом по чорному Хайдеггеру социальными симптомами «сокрытия», «засоренности», тотальность «искажений» которых для Dasein («присутствия») , «самое частое и опаснейшее, потому что здесь возможности обмана и дезориентации особенно упорны» (S.36)…поскольку укоренены в системе академической (читай, школьной) мысли, опирающейся на ее почвенную устойчивость (институцию, навязанную свободе мысли и мышления), замаскированную автономностью ее бытийной структуры и концептуальности, заявляющей в системе «общество» свои права на приватизацию мысли и мышления у тела общества и общественного тела.

В нашем конкретном случае интродукции (выпуска N1 «хайдеггерианы по-черному»)  начнем наше «выспрашивание» «Бытия и времени» Хайдеггера с экспозиции вопроса о смысле Бытия в §1 перевода Бибихиным Хайдеггера, на котором вскормилась по большему счету вся российская академическая институция.

1.    Хайдеггер пишет (S. 3):   «Sein» ist  nach  der Bezeichnung  der  mittelalterlichen Ontologie ein  «transcendens».

Die Einheit dieses transzendental «Allgemeinen»  gegenüber der  Mannigfaltigkeit  der sachhaltigen  obersten  Gattungsbegriffe  hat schon  Aristoteles  als die Einheit der Analogie erkannt».

Бибихин переводит как: "Бытие" по обозначению средневековой онтологии есть "transcendens".

Единство этого трансцендентального "всеобщего" в противоположность множественности содержательных понятий верховных родов уже Аристотелем было понято как единство аналогии».

Я думаю, связующим и основополагающим звеном этого тезиса Хайдеггера, соединяющим в Единое греческую «аналогию» и средневековую/схоластическую «transcendens» в хайдеггеровское  «Sein» является transzendental.

Бибихин никаким видимым способом не передает значение transzendental, оставляя это означивание и отнесение к означающей инстанции безликим, равным и равноудаленным «дескрипции»  transzendental, обозначить которую в терминах дескрипции, я думаю, непосильный подвиг для него.

2.     Видимо, по умолчанию Бибихина, transzendental  Хайдеггера в этом месте экспозиции вопроса о Бытии, следует прочесть, понять и усвоить через и/или посредство Transcendental  Канта (не спасает ситуации отнесение  transzendental и к другим видам трансцендентальных философий, - следствия которых будут те же, что и у кантовского варианта).

Но, Transcendental  Канта ампутирует у "transcendens" схоластики «Вещь», то есть «Бога», оставляя нам (как «человеку, так и исследователю) имманентность «a priori» в качестве «аналогии» Аристотеля для исчислимости и/или измеримости «вся и всего», то есть Космоса грека (для миропонимания средневекового схоласта – Града и Мира).

Отнесем данный вариант означивания к тематике Хайдеггера: «Мы сказали слишком много при расчленении несущественного», поскольку на эту соотнесенность Хайдеггера с Кантом и другими видами трансцендентализма понавалено довольно академического мусора и хлама.

3.    А кто «говорит слишком мало об овладении сущностью?» - на вкус чорного Хайдеггера?

Думаю те, кто переводит Transzendental «тупо и прямо» по англо-саксонскому лекалу как «мистическое», «спекулятивное», оставляя как λόγος, так и εἶδος схоластического Бога в неразудвоенном единении, требующем в потенциальном схватывании экстатического напряжения (в пределе - практики себя), мироразмерного градиента экстаза от «Sein» к «Dasein», - тому «присутствию экстаза», которое просвечивается через всякое Бытие и которое его отсвечивает!?

«Всякое размыкание бытия как  "transcendens,а"  есть экстатическое познание,- говорит нам Хайдеггер, - поскольку Трансценденция бытия присутствияособенная, поскольку в ней лежит возможность и необходимостьрадикальнейшей индивидуации (S.38)…поскольку "transcendens" конечно – как экстатичное – временность –темпоральность; опять же «горизонт»! (Заметки на полях к S.38).

Поэтому,  чорный Хайдеггер требует к себе и подхода по-черному, то есть тех жестов, которые по природе и почве отсутствуют у академической/школьной философии, стройными рядами марширующей в безликом исчислении и измерении предоставленном тупо и пошло понятом transzendental от Канта и прочих патологических философий, как способности быть «трансцендентально научными», то есть необходимыми и достаточными в «патологических явлениях» и/или для "патологических явлений" (S.29), которые преподносятся Граду и Миру патологическим симптомом философствующей академической публики на зарплате, практикующей «Любовь к Мудрости» по шкале доходности и престижности, навязанной мысли и возможности мыслить мысль как «Sein» и/или «Dasein».

Tags: Методология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments