?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Марксова рефлексивная Матрица
рег_1
readership wrote in m_introduction
...то обстоятельство, что земная основа отделяет себя от самой себя и переносит себя в облака как некое самостоятельное царство, может быть объяснено только саморазорванностью и самопротиворечивостью этой земной основы. Следовательно, последняя, во-первых, сама должна быть понята в своем противоречии, а затем практически революционизирована путем устранения этого противоречия.
К.Маркс, Тезисы о Фейербахе

Прежде чем перейти к сути дела (прости Кургинян, что употребляю это слово без спросу), мне придется сделать несколько замечаний по поводу исторических обстоятельств, в которых работал Карл Маркс, дабы подойти к делу конкретно-исторически и быть понятным марксистам, а следовательно, и по поводу моего взгляда на западноевропейскую историю вообще, дабы описать его основные особенности.

История Западной Европы, на мой взгляд, это история деконструкции, история смятения Традиции, когда традиции сметались одна за другой, каждый миг пребывая в смятении. В чем, в принципе, и заключается модерн, ведь модерн это то, что противополагается традиции. Поэтому Европа это такое перманентно модерновое общество, модернизирующееся само собой. Наиболее наглядно это прослеживается в истории религии, в том, как европейцы уничтожали главенство религиозной традиции  - сперва отколовшись от православной церкви, потом начав дробиться внутри, в конце концов, оттеснив религию на задворки общественной жизни (но не похоронив совсем, что тоже важный момент, подчеркивающий спонтанную естественность процесса, а не действие тайных "злых сил" с атеистической идеологией). О деконструкции европейского культурно-исторического ядра, как о главном отличительном признаке европейского модерна, недавно в ЖЖ хорошо написал atharwan. Совсем не буду останавливаться на моем видении хода этой деконструкции, обусловленной многими причинами, и, конечно, довольно таки уникальными историческими обстоятельствами, что подчеркивается в обсуждении по ссылке. Скажу лишь вкратце, в чем я вижу суть, то есть, о главной, движущей, "сквозной" причине европейской модернизации, какой она мне представляется. 

А это определенным образом произошедшая рецепция западноевропейцами греческой философской культуры, в частности и особенно, Аристотеля, логика которого ими была "гипостазирована", если так можно выразиться. Образованные люди все больше привыкали изъясняться знаками, четкими застывшими понятиями, и чем четче, тем лучше, что привело к примату формы. То есть, к чрезмерной приверженности формализму, формальной логике, формальным законам, ибо знак это и есть чистая форма. (Кому непонятно, о чем я пишу в этом абзаце, не отчаивайтесь, вы не одиноки, а надо мной довлеет срок и размер, но дальше будет попроще и все прояснеет, хотя бы по интуиции). Стало быть, это послужило расцвету аналитики и метафизики как таковой, но также и неизбежному выявлению пределов метафизического мышления, лишенного возможности найти опору в чем-то ином. Целостный же символизм Платона был европейцами так и не открыт или вытеснен, практически позабыт. (Поэтому по факту платонизм это то, что до метафизики или над метафизикой, ну и по понятным причинам Платон сильно бы обиделся, назови его кто метафизиком).

Понятно, что всякая аналитика имеет предел постольку, поскольку придерживается формально-логических правил, а определенная ограниченность формально-логических построений была выявлена только к середине прошлого века (назову лишь одно имя - Гёдель). И как только это обстоятельство было воспринято социо-гуманитарной мыслящей массой (а, как правило, эта рецепция осуществлялась по принципу "слышу звон..."), так почти сразу деконструкция расцвела пышным цветом, возник постмодернизм. "Истины нет". А чего проще решать задачку с известным ответом, тем более, если известно, что его нет? Вот и налетели со всех сторон деконструкторы на ответы былых времен. Глупость, но поначалу выглядело свежо и смело. Потом стало смешно, ведь они не произвели ничего особо нового, кроме факта осознания производства бессмыслиц. Само по себе это, конечно, поступок, и поэтому постмодерн это ни что иное как самый полный и совершенный модерн, ибо рациональному уму надлежит себя сознавать. Однако деконструкция происходила в европейской культуре во все времена, только не в такой осознанно демонстративной и наглой форме. Ответа то раньше никто не знал «точно», поэтому вели себя относительно скромно. Хотя формально-логическим инструментом пользовались вовсю, сначала безоглядно от невежества, затем веруя в безграничную силу разума человека, причем, исключительно рационального человека. И первой жертвой пала, как известно, религия.

Дело в том, что религия объясняла мир. Весь мир. В том числе, человека и окружающую человека реальность, самую повседневную реальность. Она объясняла где, как, почему и зачем человек живет, и как ему лучше себя вести. Короче, у человека имелась религиозная картина мира. И как всякая картина мира она служила человеку для интерпретации реальности, но не только. Это вообще не главная функция картины мира (поэтому-то некоторая степень ее противоречивости или неполноты, незавершенности терпимы). Более важно, что она человеку дает перспективу. Иначе чем она будет отличаться от постылой реальности? Да ни чем. Поэтому все мировоззренческие идеологии рисуют человеку перспективу. А религиозная картина мира по отношению к древней и древнейшей реальности давала величайшую перспективу! Поэтому эта довольно таки цельная картина мира еще не так давно была для человека главнейшей. И поэтому, конечно, первой подлежала деконструкции с точки зрения рационального ума. И как только он окреп в достаточной мере, так и принялся за нее, вооружившись логикой Аристотеля (вестимо, тут Стагирит не при чем, хотя кто-то скажет, что виноват именно он, не сделавший, в отличие от Платона, поправку "на дурака").

Теперь мы готовы перейти непосредственно ко времени Маркса. Религиозная картина мира тогда уже лежала в руинах, по крайней мере, так виделось просвещенным продвинутым умам. При этом оказалось, что спонтанно возникшие на ее месте разного рода поделки, по необходимости несущие черты синкретичности, были противоречивыми и малоперспективными. Из них не складывалось никакой, пусть даже ущербной картины мира, а то, что складывалось, воспринималось современниками именно как очищенная от религиозной мути реальность. Именно как на сущую реальность смотрел на происходящее вокруг него Маркс. (Что всякая реальность есть тоже в некотором смысле картина мира - про это я опущу, чтобы не усложнять изложение.)

Итак, Маркс обратил внимание на творящийся в немецкой действительности того времени беспорядок и сделал вывод, естественный с его стороны, будто наблюдаемая им противоречивость присуща самой реальности, то есть, алогичность происходящего обусловлена "саморазорванностью и самопротиворечивостью" окружающей реальности или "земной основы", как он написал (см. "Тезисы о Фейербахе"). Далее, эта реальность "сама должна быть понята в своем противоречии, а затем практически революционизирована путем устранения этого противоречия". То есть, Маркс декларировал отказ от рациональной интерпретации существующего порядка вещей, признав его противоречивым. Право, выявленные рациональным умом противоречия не могут быть сведены в рациональную картину непротиворечиво. Иначе получится обман. Таким образом, создание новой метафизической картины мира было им признано бессмысленной задачей — ввиду бьющей в глаза противоречивости того, что ей полагалось описать. В этой безрадостной ситуации Маркс нашел радикальный выход:

"Философы лишь различным образом объясняли (интерпретировали) мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его".

Мешал только один вопрос, вставший ребром - как это возможно, если "обстоятельства изменяются именно людьми", в то время как сами "люди суть продукты обстоятельств и воспитания"? Значит, надо воспитывать воспитателя! Звучит красиво, а на деле означает порочный круг. И тогда Маркс делает ход конем. Он провозглашает, что "субъект в своей действительности есть совокупность всех общественных отношений", и что "общественная жизнь является по существу практической", то есть, результатом деятельности субъектов, а значит, доступна пониманию рационального субъекта. Здесь Маркс в пример приводит рациональную деконструкцию религии, мистики, действительно, проведенную успешно. Заметим, что он делает главную ставку на ту же рациональность, в бессилии которой объяснять противоречивый мир только что признался. Однако он берется не объяснять противоречия реальности в их совокупности, а выявлять их в повседневной конкретике, а затем устранять - практически. Этот важнейший момент, как правило, трудно понимаем, но к нему мы еще вернемся.

Итак, если общество производится субъектами в их практике, а всякая человеческая практика может быть рационально описана и, в этом смысле, понята, то нет преград для познания субъектом всего общества, тем самым, и самого себя. А самопознание это и есть развитие человека. Таким образом, познавая общественные отношения, человек в силах изменить (воспитать) себя, а следовательно, он способен изменить мир.

Повторим еще раз и аккуратно: человек способен рационально описывать и интерпретировать поведение различных вещей, в том числе, и поведение людей, значит, ему открыта дорога к рациональной интерпретации общества. И поскольку сам человек это продукт общества, то выходит, что он способен рационально описать самого себя как общественного субъекта, и, сделав это, внести рациональные поправки, быть может, кардинальные, в полученный пейзаж - в себя, а потом и в общество. Обобщая на весь мир, получим, что мы в силах изменить мир.

А никто не сомневается. Люди тысячи лет этим только и занимаются. Так что же сделал Маркс, с нашей сегодняшней точки зрения? Считается, что в "Тезисах" он утверждает возможность целенаправленного революционного изменения реальности - общества, мира. Что находит подтверждение в нашем анализе. И это, на первый взгляд, замечательная перспектива! Чем Маркс и завоевал умы. Тем более, что он впоследствии "открыл закон развития человеческой истории", общества, как рассказал его друг Фридрих Энгельс.

Посмотрим все же, что Маркс сделал по существу. Собака здесь порыта не глубоко. Конечно, внешним описанием поведения людей невозможно проникнуть в их внутренний мир, то есть, выяснить всю человеческую подноготную, таким образом, нельзя отличить их от роботов. На этом в свое время чуть не споткнулась аналитическая школа, поэтому быстренько повесила табличку "осторожно", и на этом до сих пор спекулирует психоанализ. Правда, если оставаться в сугубо материалистической или физикалистской парадигме, то это препятствие не особенно видно (например). Поэтому Маркс, как и всякий убежденный марксист, это ортодоксальный материалист по необходимости, и в этой необходимости состоит некоторая ограниченность рисуемой Марксом перспективы. Но эта имманентно присущая марксизму ограниченность объяснима и логична, да и не бывает у нас здесь ничего безграничного, поэтому те, кто надеются на «синтез Маркса с Вебером» это сумасшедшие или начетчики. Однако не обязательно не признавать онтологической самости человека или быть психоаналитиком, чтобы оценить по достоинству творение Маркса. Ведь он явился вторым после Канта в истории человечества, кто придумал Матрицу - на этот раз Матрицу для трудового народа. (На всякий случай, о Матрице можно почитать, например, здесь - Мир, строящий собственную модель).
  
И чтобы проникнуться величием марксовых построений, вспомним, что Мировой Дух из болота гегелевских измышлений вытаскивал за уши лично сам Гегель. Маркс же решился трудового человека не только поставить на «твердую» почву материи, но и вооружить его революционной методологией саморефлексии. Все, Маркс больше не нужен. Труженик сам, и часто в процессе труда и борьбы, познает общество, то есть, себя. Уточню, что познание общества ему рисует картину мира, идеал, а сам работник пока остается в реальности своей рутины. Но, преобразившись от осознания нового знания, он в этой опостылевшей реальности что-то подкручивает, подправляет, а то и заменяет в меру возможности, а если момент позволяет, то и революционно-кардинально, то есть, меняет собственную реальность, подтягивает ее к идеалу, к текущей картине мира. Понятно, что изменив общество, он тем самым невольно еще раз меняет себя, причем неизвестным, неконтролируемым образом. И, вдруг, оказывается, что "мы не знаем общество, в котором живем". Поэтому начинается новый цикл познания и революционных преобразований реальности. Затем им вновь формируется картина мира для нового себя, и так далее. Пока не устанет.

Замечательно, что у труженика каждый раз остается зазор между реальностью и картиной мира, то есть, всегда имеется ясная перспектива, и есть куда расти. Одна беда. Даже две. Во-первых, нужно быть материалистом, забыть о душе. Во-вторых, когда ты понимаешь, как работает механизм, то становится скучно, другими словами, хочется надраться вдрызг даже самым бездушным. А потом ведь обязательно потянет обратно, в свою привычную Матрицу, что придумал Кант. Да, там совсем плохо с перспективой, и подташнивает от безысходности, но жизнь все же поспокойнее, главное, там остается шанс на чудо, что ту же душу греет. Вдруг, спустится Морфеус, прийдет спасенье. Или у кого-то наверху перегорят провода, будет веселье... А у Маркса только сизифов труд.

Итак, традиционная статическая Матрица была Марксом преобразована в динамическую. Если у Канта мы заключены в плотно запечатанную коробку сознания (или в одну матрешку), и что там снаружи «на самом деле» нам знать не дано, стратегия «кукловодов» для нас это загадка, то Маркс использовал образ, известный по русской матрешке. То есть, он взял (придумал, скорее, проинтуичил) самую простую модель рефлексивного сознания - вложенных друга в друга матрешек наличного бытия, когда одна матрешка с неизбежностью, обусловленной невозможностью находиться в противоречии с самой собой, восполняет себя до следующей другой, включающей в себя все предыдущие. И с тех пор, как марксизм завоевал популярность, никакое «на самом деле» не является большим секретом, каждый может представить "жизнь наверху", и постольку конспирология рулит, поскольку имеет под собой основание.

Но что еще, кроме матрешки, напоминают нам построения Маркса с логической точки зрения? Конечно, арифметику. Так, арифметическую систему мы предпочитаем считать непротиворечивой, поэтому возникающие в ней противоречия с безусловно для нас истинным (вне арифметики, истинным на другом языке) мы вынуждены убирать, просто-напросто включая эту дорогую для нас истину в арифметику в качестве аксиомы. Таким образом, арифметика как система изменяется, а именно, наращивается, восполняется новыми истинными утверждениями - аксиомами, при этом оставаясь по-прежнему неполной системой (в смысле невозможности объяснения, точнее, установления истинности всех возможных в ней утверждений). 

Аналогичным образом действовал Маркс. Как помните, он отказался объяснять противоречия "системы", а взялся изменить ее саму, исправив противоречия. По Марксу "система" должна быть "практически революционизирована" путем практического устранения противоречий. Стало быть, нужен метаязык, превосходящий язык реальности, нужна та самая картина мира, чтобы сформулировать необходимую истину на этом языке как истину. Потому общество нуждается в изучении, что нужна теория общества, что нужен язык этой теории, по отношению к языку реальности выступающий как метаязык. Затем все просто. Нужны лишь революционные матросы, чтобы противоречия реальности искоренить. Истины революции они умеют внедрять в жизнь, и реальности ничего не останется, как признать их за свои аксиомы. Таким образом, реальность восполнит себя, старые противоречия будут сняты.


Резюмирую.

В век рационализма Маркс первым увидел, что рациональной понятийной логикой мир нельзя объяснить, кругом парадоксы, и потому он решил его изменить и придумал как. Маркс создал оригинальную для своего времени рефлексивную Матрицу. В этом состоит его гениальность, ведь все это случилось задолго до открытий двадцатого века, когда вплотную занялись языком. При этом для пущей важности и как инструмент он использовал модную диалектику Гегеля, в которой противоречия лежат в основе движения. Что несколько смазало акценты, но в те времена именно эта (censored) диалектика в лет пробивала неискушенные умы, и даже сто лет спустя интеллектуальные садисты ею доставали студентов. В этом сугубо прагматическом смысле она Марксу очень сгодилась, в остальном сыграла лишь формально-служебную роль. Суть же его построений заключается в динамической Матрице. С нее начался марксизм.

Линия Маркса это линия на создание новой великой картины мира на базе рационализма. Причем, саморазвивающейся картины мира, а не какой-нибудь застывшей картинки, то есть, замышлялось в буквальном смысле мировоззрение - призванное обеспечить людям и цельность восприятия, и перманентную перспективу. Однако на этом направлении был достигнут лишь частичный успех. В целом же, продолжалась деконструкция европейской культурной основы, увы, и с помощью марксизма, особенно с помощью извращенно понятого марксизма. Естественно, что в пасть деконструкции попал и сам марксизм как претендующий на доминирование. А вскоре пришло время, когда выпущенный из клетки разума зверь рационализма стал пожирать себя уже без разбору...

Наступила эра постмодернизма. Модерн, наконец, нашел себя в постмодернизме. Это модерна тупик или это тот же самый модерн, находящийся в тупике. И, прежде всего, это тупик европейской метафизики, в пульсациях бинарных оппозиций зажатой в тисках (категорий) бытия и мышления (с). Логичный конец. Но в конце пребывать можно долго. Стало быть, задача освобождения труда состоит в том, чтобы найти такую точку опоры, откуда можно бить и по несносному бытию, и по неправедному мышлению, и откуда бы открывалась нескучная перспектива.


Александр Бронза

  • 1
Еще не дочитал до конца, но уже хочется сказать, что знак не есть чистая форма. Читайте диалектику символа у Лосева в "Диалектике мифа", или смотрите структуру знака у Ролана Барта, у структуралистов, где Знак = Означающее / Означаемое. Означающее - это и есть ЧИСТАЯ ФОРМА. Означаемое - это в знаке данное содержание, без которого знака нет. Это очень важно понимать.

И еще, бросилось в глаза:

"В век рационализма Маркс первым увидел, что рациональной понятийной логикой мир нельзя объяснить, кругом парадоксы"

Это не Маркс, это Гегель, а до него - Кант. Кант нашел так называемые "антиномии" разума, внутренние, имманентные самому мышлению антиномии, но нашел несколько таких, а не антиномичность (диалектичность) как принцип. Гегель вывел это уже подробно и рассмотрел до конца. На этом основана диалектика Гегеля. Маркс взял эту диалектику и подверг рассмотрению ей (насколько он сам ее понял) ТОВАР, как конкретный предмет. Потом накрутил кучу идеологии и получил "Капитал". Если отделить идеологию от диалектики, то в виде того, как Маркс отследил метаморфозы товара, можно проследить его и Гегеля диалектический метод. В большей степени, конечно, Маркса, чем Гегеля, у Гегеля метод шире.

Понимаете, диалектика освобождает от бинарного (или как его называл Гегель, "лематического") мышления. Но изучать Гегеля и Маркса - очень тяжело и по многим причинам не совсем приятно для европейцев. Понимаете, диалектика ведет обратно к Православию, как показал Лосев в дополнении к "Диалектике мифа", а католики как раз появились на нарушении внутренней диалектики Троицы. Болезненно им теперь брать диалектику во всей полносте и целостности. Пожалуй только русские теперь (да и то мало) знают диалектику.

Они предпочитаю недиалектическую шарлатанскую фигню, типа непосредственной очевидности созерцания Гуссерля.

Суть диалектики в том, что у нас есть некий бесконечный предмет, например Бог. Мы раньше, во времена схоластики и формальной логики пытались ему приписать некие свойства (предписать предикаты, как говорит Гегель), некие понятия. Но эти понятия - конечны. Мы бесконечному предмету пытались приписать конечные понятия. Конечно это неправильно. Значит надо выйти за пределы конечности понятия. То есть найти в понятии его собственное, внутреннее противоречие, выявить его ("положить его" по Гегелю), снять его и получить непротиворечивое бесконечное диалектическое тождество-антиномию. Это позволяет конечному сознанию человека мыслить бесконечные объекты.

Из этого видно, что вот такое Ваше отношение к диалектике:

"При этом для пущей важности и как инструмент он использовал модную диалектику Гегеля, в которой противоречия лежат в основе движения. Что несколько смазало акценты, но в те времена именно эта (censored) диалектика в лет пробивала неискушенные умы, и даже сто лет спустя интеллектуальные садисты ею доставали студентов"

есть в высшей мере несправедливое. Диалектика - это высшая математика философии. Ее трудна, но гениальная часть. Диалектика - это новая эпоха человеческого мышления. Без понимания этого Вы навсегда остаетесь в уже ушедшей эпохе, причисляете себя к мыслительным анахронизмам.

Платон - это как раз диалектика. Потому что целостный символизм - это диалектика. Но у Платона она еще не выявлена в себе самой, как таковая, не осознана как отдельный метод.


"Конечно, внешним описанием поведения людей невозможно проникнуть в их внутренний мир, то есть, выяснить всю человеческую подноготную, таким образом, нельзя отличить их от роботов."

Я не совсем понимаю, что вы подразумеваете под "внешним описанием поведения". Есть еще внутреннее описание? Или внутреннее НЕописание? Или внешнее НЕописание? Объясните пожалуйста.

". Все, Маркс больше не нужен. Труженик сам, и часто в процессе труда и борьбы, познает общество, то есть, себя."

Не видно из чего это следует. Труженик трудится на заводе, он неграмотен, необразован, ничего никогда не читал. Как это он что-то будет познавать?




Edited at 2012-05-29 08:28 (UTC)

1.Вопрос о знаке есть вопрос теории и ее развертывания на практике.
Поэтому корректней говорить о теории знака у того-другого или школы.
Пока что еще ни одна теория знака не справилась с практикой, как проблемой, плюс со своими внутренними сложностями.
Мода на теорию - не "знак" ее качества :)

2."антиномии" разума, внутренние, имманентные самому мышлению антиномии"
Антиномии разума - теоретическая конструкция Канта работающая в рамках его теории, на определенном поле теоретического, и в определенных предпосылках, и явной или не явной аксиоматике.
Так что "имманентность" их разуму, когда и сам "разум" - теоретическое понятие, - инструментально.
Сами антиномии предложены давно в качестве злобных игрушек деткам, балующимся теоретическим.
Как инструмент познания они проделали длительный путь.

3. "Маркс взял эту диалектику и подверг рассмотрению ей (насколько он сам ее понял) ТОВАР, как конкретный предмет".
Если принять ваше утверждение "насколько Маркс сам понял диалектику" за следствие, то мы придем к несложному утверждению, что кто-то (думаю, лично вы) понял диалектику лучше Маркса, а посему ...Маркс громогласно уничижен!
Обычная картина, утонувших в "православии".
Мне уже несколько раз лично звонило само Православие и умоляло защитить его от всех этих,.. обнявшихся с "православием", насилующим его как последнюю блядь, не платя ему за труды ни копейки интеллекта :)

Про Товар и "конкретный предмет" промолчу :)

4.Ход мысли "православных" неописуем!
Гегель вытащил на свет божий диалектику и устыдился, а за ним устыдилась вся европейская мысль, поскольку она оттолкнулась от Бога и от "православия" и теперь на бревне диалектики спасаются православные!
На Ковчеге спасались иудеи, а "православные" на бревне!

5."изучать Гегеля и Маркса - очень тяжело" смахнул обильный пот с "православного" лба, "православный" лоб-поп?!
Что-то там Саша Пушкин писал про "православный" лоб?
"Православный" лоб достоин щелчка от Балды!
Поскольку сам "православный" лоб отбалды... :)

6. "Труженик трудится на заводе, он неграмотен, необразован, ничего никогда не читал. Как это он что-то будет познавать?"
Завод - вторая природа от человека, для "человека"; машина, построенная по законам логики.
Участвуя в производстве, рабочий становится придатком машины его логической функцией.
Поэтому он, являясь частью логики, познает логику внешнюю ему.
Пролетариат не человек!
Пролетариат - способ его Бытия и Познания в царстве частной собственности, которое воспроизводится при капиталистической его фазе посредством машин!
Маркса, конечно, читать трудно,.. его не читая :)

"Здесь Маркс в пример приводит рациональную деконструкцию религии, мистики, действительно, проведенную успешно" Ну это кто как считает. Я же считаю в рамках Лосева и Куна - одна рациональность сменилась на другую, одна мифология- на другую. Есть между ними конечно разница, и огромная, в том числе сущностная и структурная. Но тут весь вопрос в том, что подразумевать под "успешностью" деконструкции.

Вы поймите, само противопоставление "религиозности" и "рациональности" есть миф, это как раз форма мифологического сознания, такое априорное противопоставление. Оно бездоказательно и само по себе, в своей основе, иррационально.

"Вы поймите, само противопоставление "религиозности" и "рациональности" есть миф, это как раз форма мифологического сознания, такое априорное противопоставление. Оно бездоказательно и само по себе, в своей основе, иррационально".

То есть априорное=иррациональному?!

Если плавать в болоте слов и патетики, то можно многое выудить,.. что интересно, иногда работающее вопреки самому болоту :)

Спасибо за текст.

Текст цельный и у него есть своя логика,(есть контекст в русле которого он и разворачивается), которая несколько модифицирует некоторые "устоявшиеся" понятия, на которые вы опираетесь.
Например, "деконструкция".
История со "знаком" не так режет ухо.
Та концепция "модернизма", на которую вы опираетесь, имеет право на жизнь, нужно ее внимательней посмотреть, есть и другие толкования модернизма.
Например, модернизм - потеря субъекта как целостности, что связано с внутренними проблемами в самой теории и в возможности моделировать множественность миров.
И марксизм и позитивизм и художественная практика, да... много чего демонстрируют такую возможность.
Определение постмодернизма тоже сейчас достаточно инструментально.

Полезность вашего текста в том, что на него можно ссылаться, когда разговор идет о практических конструктивных ходах и моментах теории и практики.
Вот тогда отсылки к этому тексту могут его модифицировать.
А в данный момент опровергать ваш текст, ваше понимание многого о чем вы здесь упоминаете требует новых значительных текстов, да еще и с непонятным результатом.
Большой текст всегда теряет мысль, дробит ее и она становится числом с плавающей запятой. :)

Да, текст понравился.
Спасибо.
Достаточно сдержанный и целомудренный.
Хоть публикуй в каком-нибудь научно-популярном журнале :)
И мне кажется что он немного причесан и нами.
И отсылка на Освобождение труда - греет :)
Есть неточности, какие-то упрощения или укрупнения.
Можно придраться чисто формально, что после Декарта логика уже не Аристотеля, а Пор-Рояля и от Аристотеля только законы.
Можно придраться к употреблению терминов, но это мелочи, поскольку общий ход мысли понятен и внятен.
Я не скажу, что он согласуется с нашим толкованием тезисов о Фейербахе.
Но, поскольку я с вами много разговаривал, я как бы вычитываю за вас много того, что вы и не говорите.
Нужно посмотреть внимательнее ваши отсылки к Платону и вот аналитик правильно говорит, что любое построение мысли, оно же не само собой.
Оно делает или отсылку на конкретную проблему или на понятие чего-то...скажем "благо", то есть инструментально, а не самодостаточно.
Поэтому и вашему сквозному тезису о деконструкции и деконструированию, о роли производства формализмов и формализации как движущего принципа новоеропейской эпохи, не хватает привязок к проблемам практики проблем.
И если в таких сцеплениях как "модернизм-постмодернизм" мы еще инструментально можем разобраться...что там идет больше от нашего неприятия, каких то идеологем, предпочтений, недопониманий, незнаний, то вот уже около Платона такого достичь тяжеловато.
Тут нужно идти не от - "вот Платон какой великий", вот правильный Платон, а чисто инструментально: я рассматриваю вот эту проблему в связи с Платоном, или "вот мой угол зрения".
Поскольку Платон так велик, что может похоронить любую конструкцию одной отсылкой на его авторитет, если еще человек не желает работать конструктивно, а желает только сдувать пыль с построенного им с помощью академической мысли и традиции Платона.

=о роли производства формализмов и формализации как движущего принципа новоеропейской эпохи, не хватает привязок к проблемам практики проблем.

это мог бы быть труд на многие тома:) кое-кто было замахнулись, но скоро стухли. но конечно , надо рассмотреть как образ мыли двигал практику, а практика образ мысли. вещи сугубо взаимосвязанные, чего говорить.

Платон хорош тем,что туда тянутся ниточки ото всех узлов. и Кант это Платон, просто "обрезанный", и Хайдеггер с его онтологической дифференциацией легко раскрывается в платонизме, и... И это отнюдь не только интересно с точки зрения теории. Для практики выстраивания русской философии это все имеет громадное значение. Ибо "на кого опираться", от кого отталкиваться это в нашей жизни немаловажно.

А вот отсылка на соединение Маркса и Вебера?
Это путь Кургиняна или еще чей?
Что-то не понятно.

Модерн - история смятения традиций... и отсылка на цитату?
Кто?
И смятение подразумевает субъективность? Смятение чувств...здесь какое употребление?

"Поэтому Европа это такое перманентно модерновое общество, модернизирующееся само собой".
Бесцельно-модернизирующееся? Может впервые человек осознает время, движение, не как повторение одного и того же в виде циклического календарного времени, а он подчиняется математическому, физическому времени, интервалу производственного процесса и поэтому осознает себя движущимся в неведомое?

Может, время не чистой формы, а ее разнообразного выявления и проявления в математике и физике форм, что привело к интуиции меры форм, а значит к ее стоимости, то есть к ее ценности и к самоценности. Только тогда и возможна чистая форма.

Расцвет аналитики и "метафизики". В новое время "метафизика" уже не Метафизика, она более практическая, прикладная.
Да?
Как метафизика Отца, но уже не Бога!
Этот момент с "метафизикой" прорабатывался?

"Итак, Маркс обратил внимание на творящийся в немецкой действительности того времени беспорядок и сделал вывод..."
Маркс соотнес немецкую действительность с действительностью французской и английской и поименовал их как моменты целого: "экономическое", "политическое" и "теоретическое", как моменты реального.
Тоже разбиралось это.

"Тем более, что он впоследствии "открыл закон развития человеческой истории", общества, как рассказал его друг Фридрих Энгельс".
Похоже что, Александр, не знает что Маркс сам все это изложил в "Критике политэкономии..." 1859 года.

Не пойму, то ли Матрица - ругательство, то ли поощрение...


=не знает что Маркс сам все это изложил в "Критике политэкономии..." 1859 года.

что изложил? что он открыл закон развития человеческой истории? дайте цитату.

господа-товарищи, спасибо за оперативные отклики. тем более обидно, что не могу ответить взаимностью. очень занят, мозги совершенно в другом, а формальными отписками ограничиваться бы не хотелось. так что сыпьте вопросы, я потом на важные и не очень обязательно отвечу. может, примечания к тексту напишу. а пока, вижу, вопросы касаются в основном формальной стороны дела. но текст, действительно, "быстрый", однодневка плюс пара дней отлежки. при этом я не хочу сказать, что это не плод моих длительных размышлений, напротив, плод :) но по обстоятельствам быстренько запакованный. обещал в понедельник, в понедельник и выложил. и хотя я старался подбирать слова (типа социо-гуманитарной мыслящей массы :), огрехи, с точки зрения его презентации философски озабоченным читателям, вынужден признать. поэтому, как тут отмечено, это скорее популярный текст для нормального читателя, который бы Знак=чистую форму проглотил не поперхнувшись. и, поверьте, я тоже не хотел дразнить гусей. но уж больно красиво легло в строку, а переписывать и менять логику всего абзаца было в лом. тем более, знак ведь и взаправду это чистая форма :)) Точно также обычный читатель легко бы схавал ему интуитивно понятный "рационализм", а мне, чтобы объяснить, что это понятие используется мною в совершенно строгом и абсолютно оправданном смысле, пришлось бы потратить три четыре лишних абзаца. да, это тоже "плод". как и вовсе опущенные мои соображения о мифологической и религиозной рефлексии. все это принципиально разное, хотя в жизни существует в смешении, разумеется, и речь может идти о пропорциях.

Или, я чувствую, что про Канта и матрицу надо бы поподробнее расписать. Но я об этом давно и много писал, мне это давно не интересно, а читатель-кинозритель тоже бы по интуиции все правильно понял. КЧР это в чистом виде Матрица, и почему после киношки вспоминали Бодрийяра, а не Канта это в свое время для меня тоже был вопрос (а я тогда как раз был глубоко погружен в Канта, то есть, фильму посмотрел "вместе"). Но самим-то надо быть честными, и правильно расставлять приоритеты. Так что Матрица это ни хорошо, ни плохо. Это факт. Ничего иного в парадигме двух категорий ( то есть, в метафизической парадигме) и быть не может. Вопрос лишь в том, какая это Матрица. Но, опять же, не на это я собирался обратить внимание.

А на что бы клюнул философски наивный читатель? Я думаю, и на то рассчитывал и даже намекал, что надо начинать с конца, что он прежде всего обратил бы внимание на теорему Гёделя и что вокруг нее, и в связи с этим на построения Маркса. Отсюда бы для него прояснело насчет того, в каком контексте выше написано о рациональности. А следующим вопросом, уверен, по логике читательского интереса встал бы вопрос об обязательности материализма для логики марксизма. наверное, он бы спросил и о том, а что такое реальность? Ну, чем наивнее, тем дотошнее. И вот тут-то, мне бы пришлось его красиво отшить :) Но зато у меня появился бы повод объяснить, почему я изначально взял в пример религию и акцентировал внимание именно на крахе религиозной картины мира, ничего не сказав о крахе феодализма и особенностях противоречивой полубуржуазной реальности немецких бюргеров того времени. А так проще. Короче.

Стало быть, с маркетингом вышло хреново. Целевая аудитория не определена. Выходит, писал для себя. И собственному контексту позволил взять верх над интересами потенциального читателя. Вот, даже вопрос - Это путь Кургиняна или еще чей? - приходится разъяснять. Да, а чей же еще? Многочисленные "еще" разве нам интересны? Именно местные сумасшедшие делают нашу реальность на 99%. И чтоб два раза не вставать, разъясняю также, что гуру кургинят недавно пожаловался своим телезрителям, что слово "суть", после того как он ввел его в оборот, захотелось использовать всем кому ни попадя.

Честно говоря, тоже сильно занят.
Вы вижу как-то ожидали большего, но длинный текст, он на самом деле заставляет скакать "галопом по европам".
Видите ли к теореме Геделя нужно подходить особо, говоря только о ней и о ее приложениях и толкованиях в теории множеств.
Также как о функции и функционалах.
Это хорошие модели, но они развернуты на математике и значит не относятся к операциям на "реальном", которое задается различными теориями.
Если функция и функционал в своем появлении еще миновали теорию множеств, и там есть интересные исторические интерпретации, то теорема Геделя целиком работает на теории множеств, на попытке создать континуум.
А функция работала в предшествующей ей континууме.
Есть еще и интуиционистские варианты.
И "рациональность" бывает разных типов по построению.
"Рациональность" Канта и Маркса не одно и то же.

В связи с прочитанным у меня возникли следующие мысли:
1. По характеру умственной деятельности людей можно разбить на две категории: творцы-формулировщики и аналитики-формализаторы. Творцы-формулировщики имеют в своей голове определенное видение мира и пытаются таким ничтожным инструментом как язык и логика сформулировать наблюдаемое и ощущаемое. Творцы мучаются от того, насколько беспомощен инструментарий, но другого нет. Все творцы-формулировщики ясно осознают отличие того. что они получает в результате попытки сформулировать и то, что они ощущают и видят умом.
Аналитики-формализаторы не создают ничего нового и не имеют собственного видения мира. Они пожирают знания, созданные творцами-формулировщиками и все умственные усилия направляют на то. чтобы предельно формалировать полученные сведения, чтобы через эти формализованные , обескровленные знания создать ту картину мира, которую имели в виду творцы-формулировщики. Ясно. что получаемая картина не имеет ничего общего стой, которую видели творцы.
Именно, аналитики-формулировщики классифицируют видения, выделяя в них платоновскую, кантовскую или прочую и яростно споря, что в том или ином изгибе мысли некоего мыслителя присутствовали те или иные формальные подходы.

Я с вами согласен, но все же есть несколько моментов.
1. Мы должны четко осознавать в какой области мы работаем.
Или в области Теории или в чем-то другом.
Область теории - это основная линия европейской мысли и под этим углом она трактует всю Историю, начиная с греков.
Именно Зазор между теорией и практикой заставляет исследователя кидаться на амбразуру мысли.
Но зазор этот всегда определен проблемой или какой-то неувязкой.
Даже марксизм революционен именно на столько на сколько он пытается решить проблему неравенства не как таковую вообще, а лишь проблему неравенства в ограниченной области экономического.
2. Есть изобретатели и потребители. Но даже в литературе изобретатель не может больше чем на два логических шага оторваться от потребителя.
Иначе он остается в одиночестве.
Логика рулит!
Содержание может испугать, когда логика разворачивается на сексуальном как у де Сада, или политическом как у марксистов или анархистов, или на религиозном, или на космическом, или антропологическом.
Но логика всегда должна присутствовать.
Поэтому и присутствует критика логики, ее анализ как в формальном, так и в обыденном ее изложении, как у блондинок.
Другое дело что есть контекст существования "изобретателя" и контекст обоснования "потребителя".
Их нужно сводить, читать, учиться, что-то придумывать, копаться в истории в том что было отброшено.
Например, сейчас постмодернизм практически не пользуется категориями "трансцендентный" и "трансцендентальный", поскольку во многих конструкциях они заменены "трансгрессией" от Гегеля, которую никто толком и не вводил в научный оборот до середины прошлого века.
"Письмо", "Речь", "дискурс", "знак", "символ" - плывут.
Всегда нужно объяснять в рамках какой теории ты употребляешь категории.
3.Нехватка инструментария - когда ты бежишь впереди телеги, а не едешь на ней.
Все уходы в "православие", в "особость", в "духовность", в "третий путь" без объяснения что ты делаешь - помпезны и смешны.
Ну что это такое от "гуру" "atharwan" - "Диалектика - это высшая математика философии. Ее трудна, но гениальная часть. Диалектика - это новая эпоха человеческого мышления. Без понимания этого Вы навсегда остаетесь в уже ушедшей эпохе, причисляете себя к мыслительным анахронизмам".
Болтовня чистой воды.
Или от него же - "Суть диалектики в том, что у нас есть некий бесконечный предмет, например Бог".
Какая херня.
О какой диалектике идет речь?
О современной, оперирующей предметами в "субъект-объектной" оппозиции или о греческой?
Что это за словообразование такое "бесконечный предмет"?
Или - "... католики как раз появились на нарушении внутренней диалектики Троицы. Болезненно им теперь брать диалектику во всей полносте и целостности. Пожалуй только русские теперь (да и то мало) знают диалектику".
Меня просто убивают такие сентенции русской бестолочи.
Ну ясно же из контекста что эта малая часть русских, знающих диалектику состоит из одного напыжившегося "atharwan" и "Лосева", который бы отрыгнул от одного вида такого непрошеного ученика.
Я представляю как такое вот чувырло выступает на философском конгрессе с Бадью и прочими западными философами и читает такую Херню от имени русской православной философии!
В этом болване от православия, только один крест на шее! :)
А от философии - нездоровый воздух в брюхе.
4. Анализ должен присутствовать и особенно в его первоначальной форме "внутреннего уха".
Нужно всегда за собой бдить - "не лажаю ли?"
А если лажанул так исправил!
Посылать нах... разве это от Бога?
Это от русско-церковного его воплощения!

Центральнейшая ошибка маркса в том, что я называю антропоНООцентризмом.
Возникают два вопроса:
а) что такое антропонооцентризм, б) мог ли маркс избежать этой ошибки.

А. АнтропоНООцентризм - парадигма, рассматривающая человеческий разум, взятый в ее высшей фазе развития, как стандартный разум, и как единственно возможная форма познающей материи.
Если бы Маркс признал, что обычный человеческий ум, представленный в 90 % популяции, есть лишь набор минимальных умственных навыков и к большему не способен, тогда он решительно пересмотрел бы свою доктрину, признав, что это человечество нельзя изменить никакими революциями, и образованием. Нужно лишь дождаться, или способствовать ускорению, когда интеллект большинства может эволюционизировать хотя бы до среднего уровня.

Человеческий разум - это лишь один из вариантов становления познающей материи, и надо понимать, что он не является совершенным.

Б. Маркс мог догадаться , поскольку уверен, что дурачье в том же соотношении присутствовало в те времена, что и сейчас. Странно, что он даже не задумывался о том, что человечество может оказаться в принципе не способным умственно к восприятию его доктрины.

Маркс не занимался медициной или физиологией мозга.
А "разум" - это теоретический термин, модель.
Предполагается, что у разума нет меры и степени развития.
Разум как эксперимент, его может повторить любой, в этом его всеобщность и объективность, полу эксперимента или какой-то меры эксперимента не существует.
Так и с разумом, нет неполного разума, у Канта он введен для обоснования математических и физических истин, которые могут познать и познают все, если они физиологически номальны.
2+2=4 и прочее.
Вы разум моделируете как оперативную или жесткую память в компьютере.

У Маркса не доктрина, а Закон, которому мы все подчиняемся.
Он открывает Закон функционирования капиталистической экономики.



Проблема современной философии может быть разрешена если будет представлена концепция разума(разумной жизни), в которой человеческий разум будет исследован как одна из форм становящейся (эволюционизирующейся) познающей материи.

>Именно как на сущую реальность смотрел на происходящее вокруг него Маркс.

Не просто как на сущую реальность, а как на злую, искаженную, «отчужденную» реальность.

>То есть, Маркс декларировал отказ от рациональной интерпретации существующего порядка вещей, признав его противоречивым.

Маркс посвятил много томов попытке рационального критического понимания существующего «злого» порядка вещей. Но если под «интерпретацией» понимать обоснование (т.е. апологетику) такого порядка, то да, Маркс отказывается, например, и от интерпретации окружающего его непотребства как части «космического рационального порядка вещей», и от признания этого непотребства «случайным» по отношению к «космическому порядку».

>Право, выявленные рациональным умом противоречия не могут быть сведены в рациональную картину непротиворечиво. Иначе получится обман.

У Ильенкова обосновывается подход, согласно которому зафиксированные Марксом противоречия (например, противоречия трудовой теории стоимости) не являются препятствием для построения рациональной картины мира. Насколько такой подход является убедительным, это другой вопрос.

>Таким образом, создание новой метафизической картины мира было им признано бессмысленной задачей — ввиду бьющей в глаза противоречивости того, что ей полагалось описать.

Признано бессмысленной задачей главным образом потому, что бессмысленно «рационально обосновывать» злую, неподлинную реальность. Такую реальность нужно сначала критически понять, а затем сломать, уничтожить, заменить подлинной, «человеческой» реальностью.

>Заметим, что он делает главную ставку на ту же рациональность, в бессилии которой объяснять противоречивый мир только что признался.

Признался не в бессилии объяснять, а в бессмысленности (апологетически) обосновывать. Необходимость рационального объяснения Маркс не отрицает: «сама должна быть понята в своем противоречии», «понята», то есть объяснена.

>Конечно, внешним описанием поведения людей невозможно проникнуть в их внутренний мир, то есть, выяснить всю человеческую подноготную, таким образом, нельзя отличить их от роботов...Однако не обязательно не признавать онтологической самости человека или быть психоаналитиком, чтобы оценить по достоинству творение Маркса...

Точнее, изучая отдельного, «конкретного» человека, нельзя отличить его от робота. По Марксу – именно потому, что «конкретный» человек последних стадий эпохи предыстории действительно, т.е. в реальности, превращен в робота, в абстракцию, в которой бесполезно искать «онтологическую самость». Однако, к счастью для нас, «сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду». Сущность человека во всей полноте выявляется, проявляется только во всей совокупности общественных отношений. Предметно-общественная деятельность таких представителей человечества, как, например, Платон или Нерон, Христос или Гитлер, наглядно доказывает, что сущность человека не сводима к робототехнике. Задача "робота" – это «присвоить» все природно-общественные силы, которые в предыстории могут проявляться лишь через отдельных представителей или общественные институты (например, науку), и продемонстрировать эти силы в своей предметной деятельности. Тем самым робот перестает быть роботом. При этом для доказательства «онтологической самости» уже не нужно будет «проникать во внутренний мир» и «выяснять подноготную», т.к. эта онтологическая самость может быть наглядно, предметно продемонстрирована каждым человеком.




Edited at 2012-07-28 06:23 (UTC)

Да, и кстати. Ни о каком "устранении противоречий" Маркс не говорил, это вставка Энгельса ) Злая реальность "должна быть практически революционизирована", и в следующем предложении Маркс разъясняет, что именно это значит: "земная семья должна сама быть теоретически и практически уничтожена".

  • 1