sedoia (sedoia) wrote in m_introduction,
sedoia
sedoia
m_introduction

Categories:

Дорога в математику. Апология тренера... Окончание.

Сергей Волков и Сергей Рукшин

Сергей Рукшин (справа) выступает на Общественном совете при МОН о том, что удалось обнаружить по кейсу о "Юношеской восьмерке" (о том, как несколько школьников стали победителями математической и других олимпиад, поступили в вузы по льготам, не будучи победителями этих олимпиад).

Но это происходило во многом «с горя» – так получилось, что в 80-е годы я вел кружки всех возрастов и всех параллелей. Ну, а с 1982-го, как раз начиная с Перельмана, в команде СССР, а потом России, ежегодно были ученики Петербуржского математического центра, значит, мои.
Были и рекорды, довольно смешные – в 1995-м году сборная страны, а это шесть человек, из них пятеро были лично моими учениками.
Кто-то из моих коллег, когда надо было похвастаться перед чиновниками и что-то у них попросить, подсчитал, что с 1986 года, когда Стас Смирнов получил свою первую золотую медаль Международной олимпиады, около 50 процентов всех медалей нашей страны на Международной математической олимпиаде было завоевано петербуржцами.
При том, что, как вы понимаете, Петербург – это не половина населения страны.

Как вы относитесь к тому, что китайцы сейчас очень часто выигрывают у нас на Международных олимпиадах?

Они почти всегда выигрывают, потому что, несмотря на то, что они могли бы почивать на лаврах, они перешли на интенсивные технологии поиска одаренных детей.
Ровно поэтому я и ввязался сейчас с коллегами в исправление бестолковой, на мой взгляд, государственной «Концепции общенациональной системы выявления и поддержки молодых талантов» и комплекса мер по ее реализации.

После того, как у меня появились первые успехи, меня уже приглашали заниматься подготовкой сборной команды СССР, много лет я отдал подготовке сборной команды России, пока не рассорился с нынешним руководителем сборной России, потом – команды Аргентины, Казахстана, Азербайджана, Турции.
Да, кстати – я не только работал со сборными, я дважды был старшим координатором международных олимпиад, – в 1992 и 1997 годах. Так что я знаю эту работу с разных сторон. И как тренер сборной страны и как человек с другой стороны баррикад, проверявший решения задач.

Вам кажется, что российских олимпиадников можно лучше готовить?

Что значит «кажется»! Я это твердо знаю. Сейчас с командой работают некоторые мои педагоги:  Сергей Берлов, Дмитрий Карпов, Максим Пратусевич, и я вижу явные ресурсы для улучшения работы с командой.

«Китайская проблема» не кажется вам неразрешимой, ведь они готовят детей чуть ли не за год, муштруют их чуть ли не каждый день?

Не волнуйтесь, мы тоже готовим!
Назар Агаханов (из Вики: Лидер национальной команды России намеждународной математической олимпиаде), на мой взгляд, развалил систему, которая была налажена.

Скажем, была круглогодичная система заданий. С кандидатом в сборную команду страны работали в течение года. Безусловно, можно лучше готовить и тех, кто есть. Он, фактически, сейчас проводит только учебно-тренировочные сборы. Летом собираются на 2 недели, и зимние сборы – неделя. Там ничему не учат, а только проводят шесть олимпиад, и отбирают кандидатов в сборную команду страны.
То есть, обучением команды он не занимается. Зато все лавры – премии и прочее достаются ему (Типичный Туркмен, что о нем еще можно сказать. :)
sedoia)

А готовить в течение года – ничего страшного, это не значит, что они занимаются только подготовкой к олимпиаде целый год. Это изучение той же самой математики, повторяю. Есть технологии, которые позволяют изучать математику и параллельно готовиться решать трудные задачи – за короткое время.

Вы свою технологию, свое «ноу хау» публиковали?

Нет, не публиковал.

А сейчас вы не хотите передать ваш опыт через книги? Или не считаете это нужным?

А зачем? Есть куча педагогов и в нашем городе и в стране. Я принимал участие в создании разных центров образования в стране, которые успешно сейчас работают…

Тот банк уникальных задач, о котором вы говорили, он передается, вы его не скрываете?

У наших педагогов они есть, от них растекаются по всей стране.

Сами китайцы не пробовали брать у вас это «ноу-хау» и публиковать у себя?

Я активно общаюсь около 20 лет с Су Чунем, это один из главных тренеров китайских команд конца 80-х – 90х годов, мы обменивались задачами, методиками, технологиями...
Он до сих пор приглашаем меня заключить договор на контрактной основе о сотрудничестве. А во-вторых, я после этого работал: я тренировал сборные команды Казахстана с конца 90-х до 2001го, когда они были на сорок каком-то месте в командном зачете, а кончилось все тем, что в 2001-м в Штатах они были не то четвертыми, не то шестыми. При этом из шести участников команды там было 4 «золота» и одно «серебро».
Один медали не получил, но его в команду впихнули местные товарищи – он даже не был победителем Казахской олимпиады, он был то ли племянником замминистра, то ли еще кем-то и был победителем конкурса научных работ, но все мы знаем, что научные работы школьников пишут взрослые.
И вот этот «левый» участник, которого впихнули, помешал казахам подняться еще выше.

Тогда был культурный шок – все выясняли, не получилось ли так, что, вместо того, чтобы готовить команды – я-то был человек известный – не рассказал ли я детям просто-напросто решения? Проверяли казахские работы, но, слава богу, у детей оказались разные решения по каждой задаче.
Так что у меня был самый большой успех, как это ни смешно – это казахи, вытащенные с сорок какого-то места на шестое.
А потом казахи решили, что справятся уже без меня (верней, тот чиновник, племянник которого красовался в команде, решил, что поскольку у него нет личной выгоды от проекта, придушил его на корню, дав порулить в нем родственникам, детям и женам родственников и прочей родне...Казахи, одним словом :)
sedoia), своими национальными силами, и постепенно откатились обратно, куда-то в четвертый десяток рейтинга.

Потом я тренировал сборную Азербайджана, и свои серебряные медали – бронзовые были до меня – они получили тоже при моем участии. А потом мне надоела функция гастарбайтера, и я прекратил зарабатывать деньги на выездах и занимаюсь только со своими школьниками. Консультирую тех, кто приезжает из удаленных районов страны и спрашивает, как организовать систему работы с одаренными, школьниками. Кубанская краснодарская система, которая дала, кстати, победителей всероссийских и международных олимпиад, делалась при моем участии.

В этом году ко мне обратилась Бурятия с просьбой помочь создать им систему работы с талантливыми учениками. Сейчас мы ведем контакты с фондом Дерипаски, который хочет создать школы-интернаты хорошего образовательного уровня у себя на родине в Усть-Лабинске Красноярского края и в Ленинградской области, в тех городах, где действует его компания. Я большую часть жизни отдавал свои наборы задач, свои технологии обучения, свои курсы, программы, и ничего на этом не заработал. Кроме любимых учеников.

Работа в кружке

В вашей работе важна не только математическая, но еще и психологическая составляющая в вашей работе?

Разумеется. Может быть, поэтому у меня и получалось отдельно учить детей математике, отдельно готовить команды или индивидуально готовить человека к успешному выступлению на соревнованиях.
Такая подготовка невозможна без  психологии. Даже проведение учебно-тренировочных сборов – это не простая вещь. Условно говоря, в конце сборов надо обязательно понизить уровень задач, чтобы люди думали, что они все решают.
Я это никогда никому не говорил и это совершенно не обязательно публиковать. Хотя сейчас – публикуй, не публикуй…
Да, разумеется, стратегия подготовки – это еще и психология. Кроме того, у меня, вообще-то, докторантура по педагогической психологии одаренности закончена. Я не защищался, но, кажется, в 2002 году окончил докторантуру по специальности «Педагогика и психология системы работы с одаренными детьми».
Так что в этом смысле я – хорошо образованный человек и это не хвастовство, это некоторая констатация.
Я не говорю, что я – творец, но образование в этой области я получил…

А вы себе не напоминаете Пигмалиона? Который из глины творит что-то такое живое? Или вам кажется, что вы просто помогаете, а талант…

У меня даже была собственная Галатея!
Это личное, конечно, но в тему… Я даже умудрился жениться на своей ученице, которая, кстати, очень крупный ученый. Которая получила три золотых медали Международных Олимпиад.

Поразительно…

Мы разошлись в конце 90-х, потому что я очень не хотел отсюда уезжать. Она, в отличие от меня, не преподаватель, а математик, в первую очередь. И ей, конечно, было лучше и комфортнее за границей. Мы там поработали – летом 1997 года в Аргентине, летний семестр, я не уезжал надолго. Потом нас позвали обоих в университет в Колумбию, постоянно работать, потом она поездила по грантам по разным странам… В итоге выяснилось, что ей лучше работать там, а мне лучше здесь. Вот мы и разбежались. А, поскольку, до определения ситуации с кем, где и как мы будем жить, откладывалась проблема ребенка, это заодно еще ответ на вопрос о ребенке. Так что Галатея у меня была.

Вы, наверное, слышали, что о вашем кружке говорят, что это секта. Как бы вы ответили, почему это не секта?

Это кто говорит?

В блогах всякое пишут и как-то встретилось и такое суждение …

Беда в том, что всё это говорят люди, которые совершенно не знают, что это такое и чаще всего это говорится вообще с чужих слов. Поэтому я никогда не интересовался подробностями.
Я вообще не понимаю, что такое секта. Дело в том, что мои ученики, к счастью, разные, что является лучшим доказательством тому, что никакой секты там быть не может.
Они не унифицированы, это не пифагорейский союз, не академия Платона, они все разные.
Более того, иногда мне приходится, чтобы оттолкнуть от себя ученика, даже с ним рассориться, чтобы он обрел самостоятельное мнение по каким-то вопросам, не всегда математическим. А вот то, что это когда-то было в лучшие мои годы образ жизни – это правда.

Скажем, Летняя математическая школа – это были турпоходы, вечера классической музыки, вечера поэзии, вечера слайдов «Крупнейшие музеи мира», потому что в 80-е годы кроме слайдов вряд ли свои собственные впечатления от музея Пикассо можно было изложить.
Это был некоторый образ жизни, насыщенный всем, что в жизни есть – музыкой, литературой, разговорами о философии, религии, разговорами о музеях, архитектуре.
А секта?
Помилуйте, никакой секты, конечно, нет! Это бред людей, которые совершенно не знают, о чем говорят.

Понимаете, кто может сказать, что это было, кроме людей, которые в этом участвовали с той или с другой стороны – преподавали или, наоборот – учились? И людей, которые это хотя бы с боку наблюдали?
Если мне это скажет какой-нибудь кружковец или хотя бы его родитель – я буду это всерьез обсуждать.
А досужие сплетни людей, которые не имеют и малой толики таких успехов, и которым надо как-то оправдать, почему они деньги, гранты, позиции, лаборатории на исследование проблем одаренности – почему они все это, в отличие от меня, имеют, а результатов нет никаких, то… Приходится что-нибудь придумывать.

Вам удается сохранить это сообщество вокруг себя или ученики уходят – взрослеют и забывают учителей своих?

Ну вот, скажем, Гриша Перельман – он у меня, как, заметим, и Стасик Смирнов – они же у меня были еще и преподавателями в математическом центре.

Когда говорят «преподаватель Перельман», это означает, что он преподавал у меня в центре и в летних школах. Смирнов преподавал в Матцентре и в паре с Сережей Ивановым, выпустил целый кружок.
В этом кружке есть уже выросшие доктора наук. Правда, только один кружок. После этого он уехал за границу и преподавать перестал.
Более того, это были кружки не такие, как мой. Но что-то ученики унаследовали – скажем, Смирнов проводил вечера поэзии и литературы, слайд-шоу «Музеи мира» и т.д. Все ученики несут на себе родимые пятна учителя, но, повторяю, как только есть опасность точной копии, то лучше с ним разругаться и разойтись, потому что это лишает их самостоятельности.

В чем ваша мотивация, почему вам нравится помогать талантам развиваться?

Моя мотивация, так же, как ответ на вопрос «почему, несмотря на многочисленные приглашения, я не в Америке, не в Турции, не в Аргентине и не в Колумбии» – я не умею говорить красивые слова о патриотизме.
Точнее, я умею говорить красивые слова, но нет у меня никакой мотивации. Мне нравится это занятие. Я получаю удовольствие от хорошо сделанной работы.
На свете не так много вещей, которые я знаю, что я умею делать хорошо, и вряд ли кто-то умеет это делать лучше меня. И по поводу всех этих государственных и президентских премий, медалей, чинов и орденов – жаль не их отсутствие, я себя обеспечиваю после смерти родителей и отдачи долгов, обидно по поводу отсутствия своего центра, своего помещения.

Обидно не то, что чего-то нет, выделяющего меня из ряда коллег, обидно за упущенные возможности. Я понимаю, что при минимальном внимании государства и минимальной помощи я бы мог сделать гораздо больше. А я еще чуть-чуть проживу и будет обидно за упущенные годы, когда я мог работать, а возможности работать в полную силу не было.

Заметим, что среди моих учеников разных лет не только математики – и информатики, или физики или химики. Там есть люди, которые занимаются совершенно разными вещами.
Скажем, мой – правда, не ученик, а соученик, мой коллега Дима Астрахан сейчас – известный кинорежиссер. А я его знал последним стажером Гоги Товстоногова, который говорил, что «Димка талантлив». А он вырос как математик и физик с дипломами олимпиад, он не гуманитарий.

Я его как-то спросил: «Дима, ну и зачем тебе, если ты все равно собирался заниматься такими вещами, надо было 2 года ходить в физматшколу, ходить на кружки, участвовать в олимпиадах?» Он ответил очень просто: «Знаешь, Сереж, когда мои коллеги-режиссеры хотят что-то ставить, они берут книжки и начинают читать, как это ставили до них. А я беру текст и начинаю думать. А они не умеют».
Так что у меня есть масса учеников, которые работают совсем в других вещах – в Штатах в НАСА, в компьютерных корпорациях, которые работают юристами.
Я их, в конце концов, учил не становиться математиками, я их учил думать.
Думать и сомневаться, преодолевать сомнения и снова думать.
Я занимался реализацией способностей каждого.

Не у каждого на лбу написано, что ему надо быть математиком и только им.
Масса людей преуспеет – в силу неких универсальных способностей – в любой интеллектуальной области, которой они займутся с их умом и добросовестностью.
Как раз ровно на занятия математикой я ориентировал малую часть своих учеников.
А вот сообщество, в котором главный вектор был самореализация способности к образованию – оно очень велико.
И я один из немногих в Питере даже у нас в матцентре людей, которые держат массовые кружки.
В которых людей, о которых понятно уже, что они не математики, но хотят заниматься ею, и они, грубо говоря, не портят занятий, я стараюсь держать максимально долго, лучше вообще до конца школы.
Это – сообщество, в котором есть вектор интеллектуального развития.

Насколько вы доступны как учитель? Насколько просто к вам попасть, если ребенок хочет у вас заниматься?

Понимаете, со времен, когда у нас в матцентре хватает преподавателей, у нас один преподаватель берет кружок и доводит его до выпуска из школы. А с некоторыми, как, скажем, с Перельманом, со Смирновым я еще возился, занимаясь наукой, на их младших курсах, пока я их не отвел к их будущим научным руководителям.
Поэтому я, скажем, взял кружок в третьем-четвертом классе, часть третий, часть – четвертый, я очень люблю смешанные разновозрастные кружки, два близких возраста. Сейчас они у меня в седьмом-восьмом-девятом. Кстати, могу похвастаться – не в смысле преувеличить, а похвастаться хорошо сделанным делом.
В этом году на финале российской олимпиады за девятый класс было семеро моих учеников.
Шесть вернулись с наградами, призеры.
Из этих шести призеров один девятиклассник, остальные – семи-восьмиклассники, выступавшие за девятый.

Я очень доволен хорошо сделанной работой. Семи-восьмиклассники, обыгравшие в финале девятиклассников, ставшие призерами – это замечательно!

Возвращаясь к вашему вопросу. Я всю жизнь, с первого своего учителя Федотова, брал всех, кто приходит во Дворец Пионеров заниматься.
Он как раз и придумал, что не обязательно искать много одаренных, надо найти мотивированных, желающих заниматься, и отдать их в «хорошие руки».
Грубо говоря, у нас есть какой-то процент людей…
Да, одаренных мы ищем. В 1993 году я создал т.н. «открытую Олимпиаду», сеть городских олимпиад в Петербурге, городскую олимпиаду для учащихся не старше 5 класса. На нее может прийти любой желающий школьник без предварительного отбора и предварительной записи. Я трачу свои деньги или нахожу спонсоров, чтобы дать объявление об этой олимпиаде на радио, в газетах, по школам. И приходят школьники – иногда и 250 человек, а был случай в позапрошлом году – за 900 человек. Мы проводили эту олимпиаду и специально искали одаренных детей. Но на свободные места в кружках мы берем всех желающих.

Насколько это доступно родителям по деньгам? Или это бесплатно?

Мы ушли из Дворца Пионеров в 1992 году, когда они сказали, что будут делать платные кружки по математике.
Математический центр у нас полностью бесплатный для занимающихся школьников.
Скорее, я и многие мои коллеги-преподаватели вкладывают свои доходы из других мест в спонсирование одаренных школьников из бедных семей.
Потому что надо ездить на соревнования, турниры, летние лагеря…
В течение учебного года занятия абсолютно бесплатны.

Но летняя школа, где школьник должен приобрести путевку в пионерлагерь, чтобы там жить, спать и есть – нет, за путевку надо как-то заплатить. Но пока что мы ищем спонсорские деньги – иногда город что-то подбрасывает одаренным детям, а часть платит семья за путевку. Но, повторяю – матцентр в этом смысле полностью бесплатен, и не просто без прибыли, он для части преподавателей, которые вкладывают свои деньги в своих учеников, что называется, еще и «планово-убыточен». Я уж не говорю про нервы и свободное время. Нет, он абсолютно бесплатен и доступен по деньгам. Ну, надо доехать до занятий и обратно два раза в неделю.

Tags: Математика, Методология, Наука, Психология творчества, Художественная практика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments