2013ivan (2013ivan) wrote in m_introduction,
2013ivan
2013ivan
m_introduction

Лишние люди. Европейский эксперимент с Украиной



«Эти, так называемые цивилизованные люди, они, они же сожрут друг друга при первой опасности!»

Джокер

Главной и самой тревожной темой 2014 года для нас стала драматическая ситуация сложившаяся на Украине и резко обострившиеся в этой связи отношения между РФ и странами Запада, в первую очередь с США. Начавшись с трений по торговым отношениям и экономическим альянсам, между которыми традиционно лавировало правительство президента Януковича, противостояние внешнеполитических лоббистов взорвало хрупкий гражданский мир, привело к реальному распаду Украины и возникновению горячих точек на стремительно уменьшающейся карте этой восточноевропейской страны. В Европу, спустя пятнадцать лет после окончания кровавого балканского конфликта и распада Югославии вновь постучалась война.

Все участники конфликта, включая Владимира Путина, уже высказали публично свои взгляды на причину создавшейся ситуации. Но за изощренной иронией публичных выступлений и широкими жестами в экономике (как то заключение долгосрочного контракта с КНР о поставках газа, ведущего к резкой диверсификации рынков сбыта Газпрома) все-таки проглядывает признание того неприятного факта, что Россия проспала, упустила возможность погасить украинский кризис в зародыше, когда-то пустив ситуацию на самотек.

Назначение послами РФ на Украине почетных отставников - Виктора Черномырдина и Михаила Зурабова, полное отсутствие какой-либо работы с населением страны и прежде всего с пророссийски настроенными жителями Юго-Востока, которую обязаны были проводить МИД, Россотрудничество и различные НКО, привело к печальным результатам. В последние месяцы действия правительства Януковича-Азарова, роль посла дублировал советник президента РФ Сергей Глазьев, практически прописавшийся в Киеве. Лично общаясь с Сергеем Юрьевичем, я узнал о множестве интересных и перспективных предложений, вплоть до проведения внутренней границы внутри федерализированной Украины. Предполагалось, что часть страны вошла бы в договор об ассоциации с ЕС, а часть нет - по образцу договоров о членстве в ЕС Дании и не-членстве провинции на острове Гренландия - хотя юридически это одно государство, лишь часть которого входит в ЕС. Тем не менее, все эти в пожарном порядке и сумбурно предлагаемые меры уже не могли переломить тренд падения Киевской власти в руки вождей националистического переворота – людей, нанятых руководством Соединенных Штатов, потративших, по словам представителя Государственного департамента Виктории Нуланд, более пяти миллиардов долларов на поддержку различных НКО по продвижению демократии в стране в течение последних десяти лет. Таков примерный масштаб ресурсов, которые было необходимо потратить на российскую soft power, чтобы не допустить сползания Украины к катастрофе. Деньги не маленькие, но это существенно меньшая цена по сравнению с той, что придется заплатить политической и экономической системе РФ за выход из украинского кризиса. Это не считая потерь в связи с экономическими санкциями, а также слез, пота и крови, которыми щедро поливается земля Новороссийской Федерации.

Сейчас, когда глобальная им

перия США проводит блестящую операцию по стравливанию двух крупнейших славянских народов на расстоянии в 10 000 миль от своих берегов, мало просто понять историю пренебрежительного отношения руководства России к будущему своих ближайших соседей. Важнее предсказать последствия. Причем не в части собственно судьбы Украины – будет ли она унитарной или федерализованной, устоит Новороссия или будет силой возвращена в нынешнюю Украину с националистической ксенофобской гражданской повесткой - а в части последствий для всего мира и в первую очередь – для самой России.

Для того, чтобы провести этот анализ, необходимо трезво понимать, что не смотря на возврат Крыма и широкую волну патриотической поддержки курса Владимира Путина, текущая ситуация - это трагедия Украины и большое поражение России, чреватое долгосрочными негативными последствиями. Мы вынуждены реагировать на меняющуюся ситуацию, пока все нити управления украинским кризисом уходят в Вашингтон и изредка перебрасываются оттуда в Брюссель и Берлин. Россию ставят перед выбором: разгромить националистическую Украину и попасть под широкий спектр санкций, в которые США могут вовлечь до сотни стран, что повлечет серьезнейший экономический спад и последующие социальные проблемы, или дать новой Украине потопить в крови русское восстание в Донбассе, что чревато проникновением воинственных террористов-гайдамаков и воюющих на украинской стороне наемников на просторы юга России. И что рискует привести к глубочайшему разочарованию населения страны и отторжением патриотических сил от кремлевского курса, олицетворяемого Путиным. Последнее делает националистический майдан в Москве опасно вероятным. Но самое важное в происходящем - Россия не стоит перед выбором, ее перед таким выбором ставят. Единственный момент за все время этого кризиса, когда Россия из позиции объекта воздействия превратилась в активного игрока - это несколько дней после присоединения республики Крым, когда страны третьего мира и ангажированные мировые СМИ до смерти перепугались спонтанного всплеска русской реконкисты на территории от Финляндии до Туркменистана. Не лучшее прямо скажем реноме.

Каким бы локальным не виделся украинский кризис, он как в кривом зеркале отразил последствия буксующей глобализации в условиях бурного технологического роста. Эскалация украинского кризиса сочетает воедино две составляющие этого тренда: геополитическую нестабильность и новый виток негативных социальных последствий глобального экономического кризиса.

Это только кажется случайным, что присоединив Крым и тем самым изменив границы, казавшиеся нерушимыми с 1991 года, Россия открыла ящик Пандоры. Процесс геополитической и геоэкономической реструктурации проходит уже давно на фоне мягкого перетекания экономической и политической силы с глобального Запада, с центром в США, на глобальный Юго-восток, с центром в Китае. И тут долгосрочный газовый контракт с КНР выглядит первой ласточкой, сообщающей о том, что РФ идет в фарватере интересов своего нового партнера-потребителя. Имея на западе, вокруг Украины, еще от года до трех лет зону нестабильных отношений, которые могут успокоиться только к следующим выборным циклам Франции, Германии и России в 2018 году, Россия не сможет как-либо возражать против желания Пекина развернуть экспансионистские планы в зоне своих интересов. В условиях жесткой зависимости РФ от углеводородного экспорта и его потребителей, Китай получает не только долгосрочную поставку стратегического сырья, но и гарантированные мирные отношения с единственной державой в Азии, способной гарантировать его военное поражение в случае конфликта. Это не может не разомкнуть скреп сдерживания руководства КПК в его планах глобального подъема Китая. Бытует мнение, что в продолжение конфуцианской традиции китайская элита будет и впредь считать Поднебесную самодостаточной экономической и политической системой, Срединным царством и пупом земли, куда стекаются люди и ресурсы из других стран. Но как разрушительная сила утомления привычным зачастую толкает отдельную личность на путь деградации и декадентства, разрушительных асоциальных экспериментов на грани дозволенного - так и гарантированные предпосылки экспансии соблазняют каждое новое поколение руководителей великой державы попробовать то, чего еще не сделали их предшественники. Не забудем максиму Уинстона Черчилля «Политика - искусство возможного» и, как только экспансия КНР (конечно, не традиционная колонизация и захват, а экономическое подчинение при наличии доминирующего военного кулака) станет возможна – она неизбежно начнется.

И сигналы этого не заставляют себя долго ждать. Не прошло и двух месяцев с присоединения Крыма к РФ, как трения между Китаем и Вьетнамом вновь обострились. 2 мая, когда в район Парасельских островов в сопровождении китайских военных кораблей прибыла буровая платформа «Хайян Шию-981», вьетнамские корабли попытались помешать ее установке, в результате китайский корабль протаранил два вьетнамских.

Но еще более значимый тренд - это сокращение социальных выплат, гарантий и прав в самом Евросоюзе, выглядящем желанной мечтой для большей части украинцев. Текущие показатели бурно растущей безработицы, закредитованности и возрастающей пенсионной нагрузки постепенно раздавят традиционную, выстраданную в ХХ веке социальную модель европейских социал-демократов - построить общество всеобщего благосостояния и искусственно поддерживаемого завышенного уровня потребления. По итогам 40 лет welfare в Западной Европе и а в последние десятилетие во всем ЕС люди стали жить дольше, потреблять больше, брать больше кредитов и меньше производить. Непосильность такой нагрузки на национальные бюджеты и социальные инфраструктурные фонды (в первую очередь пенсионные) первый раз прорвалась в Греции, выявив лицемерие и цинизм предлагаемых старыми социал-демократами моделей – за долги, набранные частными банками и правительственными финансовыми институтами, расплачиваются простые греки, которых мировые СМИ обвиняют в лени, жизни не по средствам и поколенческом иждивенчестве. На всей периферии Южной Европы за непростительные ошибки национальной политической и финансовой элиты предлагают расплачиваться всем гражданам. Где-то это процесс встречает сопротивление в виде роста регионального сепаратизма – Каталония и Шотландия не хотят дотировать Мадрид и Лондон - где то стихийный протест остается дезорганизованным, как в Боснии и Герцеговине, либо происходит его «слив» традиционными левыми партиями, идущими на сделку в коалиционных правительствах, как в Греции.

Однако основной тренд на сворачивание непосильных социальных выплат нельзя назвать необъективным – он выглядит естественным следствием внедрения плодов последней технологической волны – IT-революции. Не смотря на происходящую на наших глазах реиндустриализацию, возврат некоторой части высокотехнологических производств, прежде выносившихся в поисках дешевой рабочей силы в Юго-восточную Азию, проблему занятости в Европе решить не удается сейчас и, главное, не удастся в будущем. До перевода в Китай условный фармацевтический завод в Дании обеспечивал до 3000 рабочих мест, по возвращении - менее 300 и так во всех областях, где возврат становится хоть сколько-нибудь выгодным только после резкого снижения издержек со штатом и при высочайших показателях производительности труда за счет внедрения все более сложных роботизированных систем. Если раньше это были просто примеры сборочных линий, то теперь инжиниринг, расчеты, диагностика и контроль качества также во многом осуществляются машинами. Огромные залы, дышавшие потом эксплуатируемого пролетариата, теперь превратились либо в арт-лофты, либо в стерильные тихо жужжащие ангары с машинами и 1-2 технологами управляющими процессом через i-pad.

Пока подобные обстоятельства ударили по самым высокотехнологическим направлениям промышленности, но не за горами полная роботизация транспорта, сельского хозяйства и госуслуг. Разумеется, главным результатом этого является высвобождение множества лишних рабочих рук в текущей политической модели неизбежно подсаживающихся на welfare – так как на получение новых навыков и образования у большинства нет средств или, еще чаще, желания. Гарантии государства, что безработный будет жить лучше многих занятых в рабочих специальностях, в частности в бытовом сервисе, отданном на откуп мигрантам, создают огромное все густеющее облако лишних людей, и очень скоро над Европой разразится гроза. При этом Европейская система образования продолжает накачивать «облако» специалистами, которым некуда податься – так уровень безработицы среди молодежи в возрасте до 25 лет в Испании достиг 52% в конце 2012 г. и 56% в 2013 году. В ближайшие годы все страны южной Европы могут выйти на данный уровень.

И именно в такой тяжелой ситуации руководство ЕС готово к экономической ассоциации с находящейся в состоянии гражданской войны Украиной. Казалось бы, безумие, страна-претендент постоянно балансирует на грани дефолта, энергетического голода и вызванного бесхозяйственностью неурожая. Экономика Украины в целом на грани коллапса, но именно такой «клиент», готовый на все ради формальных атрибутов статуса и защищенности, жизненно важных для рассорившейся с Россией украинской элиты, именно такое государство-«клиент» и нужно ЕС. Нужно для масштабного социального эксперимента, провести который даже в самых отстающих, близких к банкротству действующих членах Союза пока не получается из-за страха прихода к власти «отделенцев» и последующей реакции распада ЕС как карточного домика из-под которого выдергивают фундамент welfare.

Давайте посмотрим на правила, предлагаемые МВФ к реализации на Украине в качестве дополнительного обеспечения гарантий по представляемому Фондом кредиту, который отчаянно пыталось выбить для продолжения своей деятельности правительство Яценюка/Турчинова, а теперь и Порошенко:

Первое: повысить пенсионный возраст - на два года для мужчин, на три - для женщин. Ликвидировать право на досрочный уход на пенсию и принцип «год за два» на опасных предприятиях.

Второе: ликвидировать институт специальных пенсионных пособий, которые выделяются ученым, государственным служащим, управляющим государственных предприятий. Ограничить пенсии работающим пенсионерам. Установить пенсионный возраст офицерам армии в 60 лет.

Третье: повысить цену на газ для муниципальных предприятий на 50% и в два раза для частных потребителей. Увеличить стоимость электричества на 40%. Допустить рост цен ЖКХ соответственно росту цен на газ. Увеличить акциз на бензин на 60 евро.

Четвертое: отменить льготы и повысить налоги на транспорт на 50%. Не повышать прожиточный минимум, балансировать социальную ситуацию за счет точечных субсидий.

Пятое: приватизировать все шахты и отменить все субсидии. Отменить льготы для предприятий ЖКХ, транспорта и прочего. Отмена государственной поддержки бесплатного питания, учебников.

Шестое: ограничить практику упрощенного налогообложения. Отменить практику льгот по НДС в сельской местности. Обязать аптеки и фармацевтов платить НДС.

Седьмое: отменить мораторий на продажу земли сельскохозяйственного назначения. Отменить субсидии для производителей свинины и курятины.

Восьмое: сократить состав министерств до четырнадцати. Оставить лишь одного вице-премьера. Отменить должность министра кабинетов министров. Подчинить все государственные органы министерствам. Налоговая администрация, таможня, Фонд госимущества должны войти в министерство финансов.

Девятое: ограничить оплату труда чиновников.

Десятое: пособия по безработице должны начисляться только после минимального периода в шесть месяцев работы. Оплачивать больничные на уровне 70% от заработной платы, но не ниже прожиточного минимума. Оплачивать больничный начиная только с третьего дня болезни.

Эти планы всячески поддерживаются руководством ЕС и, вероятно, разделяются новым Украинским правительством. Так, 27 мая премьер Арсений Яценюк на заседании Кабмина заявил, что во всех министерствах правительства Украины отныне появятся «специалисты из Европейского союза». Таким образом, в стране, оказавшейся в глубоком политическом и экономическом кризисе, на периферии Европейского союза готовится реализация жесткого пакета либеральных реформ, сворачивающих и без того малую социальную поддержку населения, что в купе с расширением практики платного образования и медицины отбросит Украину в XIX век.

На кураже национально-демократической революции люди могут какое-то время мириться с подобным положением вещей. Россия, пережившая в начале 90-х «шоковую терапию» рынком, имела для анестезии эйфорию от свершившейся августовской революции 1991 года, которая помогла пережить даже политическую катастрофу 1993 года и экономический коллапс года 1998-го. А для Евросоюза это будет первый широкий эксперимент по построению и удержанию власти на чужой территории при отсутствии или сворачивании, большинства социальных завоеваний ХХ века. В случае успеха, пусть и в условиях установления жесткой националистической диктатуры, способной удержать люмпенизирующийся и дичающий народ в узде, подобный опыт может быть транслирован в отсталые страны периферии самого ЕС в ходе нового витка структурных реформ 2015-2020 годов. Это вполне устраивает США, поскольку подмораживает проблемы Старого Света и позволяет наполнить НАТО «новым-старым» функционалом сдерживания «российской агрессии», а это колоссальные заказы для американского ВПК и льготное продвижение американских финансовых учреждений в центральную и восточную Европу.

Здесь отечественным патриотическим обывателям не стоит радоваться, что «глупые хохлы сами себя в яму заманили». Дурной пример заразителен, и, увидев, что Евросоюз твердо встал на путь сворачивания социального обеспечения, правительство РФ неизбежно последует его примеру, конечно с определенными свойственными авторитарным режимам девиациями. При этом очевидно, что простое либеральное закручивание гаек проблемы «лишних людей» не решит, и вспышки яркой политической борьбы в ближайшее десятилетие ознаменуют рождение новых политических сил в обескровленном с падения коммунизма Старом Свете.

Для руководства России украинский кризис должен послужить уроком и предостережением. Нельзя рассчитывать на то, что даже в самых лояльных странах с массивами этнически русского населения все сложится самотеком выгодным для Москвы образом. Ближайшие союзники - Белоруссия и Казахстан - привязаны к России лояльностью старых авторитарных лидеров, и где гарантия, что после их ухода новое поколение не будет искать себе новых покровителей в ЕС и или в Китае? Что бы этого не случилось, и Украинская драма не повторилась в других странах, окончательно похоронив идею Евразийского Союза, подготовку надо начинать уже сейчас. На Украине нужно сделать все, что бы прекратить развязанное Киевским правительством насилие, и всячески поддержать меры по федерализации или отделению юго-восточных регионов страны, защищая права и свободы русскоязычного и этнически русского населения. Наличие двух Украин – «Киевской» и «Донецкой» позволят населению делать реальный выбор, в том числе по реализации социальной политики, изменению структуры занятости, модернизации производств и торговых отношении с Россией. У Новороссии есть шанс стать примером успешного крупного государства - сателлита России. Стать примером для южной и восточной Европы более выгодной торговой, а затем и политической ассоциации с Москвой. Эта сложновыполнимая задача тяжелым бременем лежит на плечах командующего армией ДНР Игоря Стрелкова и президента России Владимира Путина, и что не менее важно - она лежит на гражданском обществе России, которому необходимо твердо заявить о себе. Когда власть явно неуверенна в себе, но еще может сделать правильный шаг - задача граждан выйти на улицы и напомнить власти о ее нанимателях, если они, конечно, чувствуют себя гражданами, а не подданными.

Будущее не остановится от наших попыток спрятаться от него в консервативную скорлупу, кому-то очень хочется потеряться в переходах выставки очередной годовщины крещения Руси или гибели дома Романовых – но и там нет спасения. Глобальные тенденции технологического развития продолжат свой жестокий прессинг на мировую структуру занятости и торговых отношений, подпитывая два источника напряженности на континенте – экспансию Китая и социальную нестабильность ЕС. В таких условиях в ближайшее десятилетие России не удастся отсидеться в тихой гавани «сырьевого миротворца», придется демонстрировать свое подлинное величие, демонстрировать способность меняться, доминировать и побеждать.

Александр БАУРОВ

Tags: Беллетристика., Исторические хроники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments