analitik_2009 (analitik_2009) wrote in m_introduction,
analitik_2009
analitik_2009
m_introduction

Category:

Церковные идеологи и проповедники о замужних женщинах и вдовах в Италии XIV-XV вв. ч2.

Оригинал взят у analitik_2009 в Церковные идеологи и проповедники о замужних женщинах и вдовах в Италии XIV-XV вв. ч2.

Церковь очень много занималась вопросами семейно-брачных отношений в городской среде, особенно много писали и говорили об этом проповедники нищенствующих орденов.


Их главной задачей являлось внушение того, что основным смыслом и содержанием христианского брака является воспроизводство потомства. Поэтому церковь обрушивала свои инвективы против любых отклонений от этой основной функции, категорически осуждая любые средства против зачатий, от простого уклонения до контрацепции и абортов, а также все виды противоестественных сексуальных связей.

Мужчины и женщины, мальчики и девочки должны были признаваться в своих чувствах и соблазнах священникам. Благодаря пытливости ума священников были разработаны подробные и въедливые вопросники. У супружеской пары священник мог спросить, сколько раз за ночь они совершали половой акт, вступали ли они в обычный коитус или делали это другим, противоестественным образом, за что налагались штрафы, (как за чтение непристойных книг или касания частей тела женщины, так и за предположение о садомическом поведении).

При этом учитывалось, что только наказанная или наказанный, но и сам священнослужитель из-за постоянных вопросов рисковал втянуться в запретные формы сексуального поведения, хотя за всем лежало убеждение, что секс относится к низменной природе или же является злом вообще. Сторонников этих идей оскорбляли «зверские движения» и «похоть соития», которые происходят в органах выделения и мочеиспускания, наряду с деторождением. Теологи боялись, что переход от духовного брака к чувственному мог угрожать власти и полномочиям мужчин в семье, и делали, что могли, чтобы принять меры предосторожности. Пизанский проповедник Джордано да Ривальто (умер в 1311 году), утверждал, что из 100 мужчин, не было ни одного, «кто действовал в браке, согласно природе или как Бог желает».

Обосновывая необходимость продолжения рода как основную функцию брака, Бернардино Сиенский активно комментировал брачные нравы тосканцев его времени. Он обвинял жен, так же, как и их мужей, в действиях против природы, т. е. в использовании контрацепции. Так 1427 г. он осуждал женщин Сиены за контрацепцию и аборты: «И это говорю я тем женщинам и осуждаю тех, кто нашел причины, по которым дети, которых они должны были родить, умерли. Они уничтожают их в своем теле, и поэтому в них больше зла и греха, чем в убийце. Они навлекают на себя проклятие Бога. Вы что, не видите, что это грех, подобный содомии, и вы являетесь причиной гибели мира». Он так же упрекал мужчин, которые общались с женщинами способами, шедшими против характера природы, против надлежащего способа супружества. В моральном плане эти упреки могли относиться к необычным позам в супружеской постели или прерыванию акта, отчего он становился бесплодным.

Другой авторитетный проповедник Д. Доминичи предостерегал флорентийских женщин, «от неестественных поз, подобных животным или соитию мужчин». Очевидно, в распоряжении проповедников имелось немало Exempla, свидетельствующих о противоестественном общении. Например, по рассказу Сан Бернардино одна замужняя и красивая женщина после шести лет замужества оставалась девственницей, так как жила с мужем в наиболее сильном грехе против природы. В отчаянии умирающая, бледная, истощенная, она попросила помощи у епископа, но тот ответил, что он сможет действовать только в том случае, если получит доказательства греховных поступков ее мужа. Этот сюжет подтверждает тот факт, что мужчина был сильнее защищен морально-религиозными санкциями, менее подвергался подозрениям и контролю со стороны официальных институтов государства и церкви, в итоге в области семейно-брачных и сексуальных отношений находился в более выгодном положении, нежели женщина. Бернардино признавал, что многие из молодых невест не знали, что действия их мужей являются греховными, но даже в этом случае для них не было никакого оправдания перед лицом церкви и общества. Причина подобной позиции имела следующий аргумент: девочки имели моральное право спросить у матери, а мать была обязана рассказать им об этом.

Проповеди подтверждают факт основательного контроля брачно-семейных отношений со стороны церкви. Бернардино сетовал на убежденность многих женатых пар в том, что бесплодные супружеские отношения в законном браке не были греховны вообще. Если же супруги признавали свою вину, то утверждали, что оказались слишком слабыми, чтобы отказаться от наслаждения, легко оправдывая сами себя его естественным характером и тем обстоятельством, что брак их был освящен церковью. «Эти грешники даже не желали слушать о нарушениях, упомянутых в моих проповедях». Сам Бернардино полагал, что эти методы были широко распространены в Тоскане. Этот очень популярный в свое время проповедник тщательно разбирал различные нарушения и прегрешения внутри и вне брака, что доказывает существование явных признаков того, что осуждаемые им отклонения были обычны в городской среде.

После смерти Бернардино Сиенского, его последователь и единомышленник Фра Керубино, написал трактат, посвященный исключительно моральным основам брака. Вдохновленный примером Бернардино, он подробно описывал действия мужчин и женщин, которые они совершают для избавления от нежелательного потомства, постоянно обращаясь к «Exempla» о содомии в браке. В отличие от Бернардино, он осуждал действия мужчин, уподобляя их «тем, кто работал на земле, а затем бросал семя в камень...» Женщины осуждались отдельно от мужчин, и среди их преступлений наиболее осуждались противозачаточные действия в браке, по мнению проповедника, «грязные» и в полной мере воплощающие грех детоубийства. Все проповедники до единого призывали женщин уберегать мужчин от противоестественных соитий, нравственно оберегать и мужей и себя от греха.

В средине XV в. святой Антонин, епископ Флоренции, позволял мужьям и женам участвовать в народных гуляниях, при условии, что ни те, ни другие не будут предохраняться от зачатий. Он настаивал на неукоснительном исполнении супружеского долга, т. к. брак требовал продолжения рода, и каждая пара обязана иметь такое количество детей, какое ей пошлет Бог. Джованни Доминичи, Антонин Флорентийский, Бернардино Сиенский и другие, отражали в своих проповедях попытки осуществлять жесткий контроль со стороны официальных церковных структур за частной сферой жизни общества, распространяя свою аскетическую программу на поведение полов, запрещая внебрачные отношения между полами, устанавливая подробную регламентацию в сфере физической близости супругов вплоть до указания места, времени и способов их действия.

Из пенитенциариев очевидно, что церковь придерживалась очень узких взглядов на то, что пристойно в спальне и возражала вдвойне против способов, которые способствовали контрацепции. «Супруги никогда не были одни на супружеском ложе, - пишет Дж. Фландрен, - тень проповедника витала над их шалостями». И действительно, церковные справочники информировали проповедника о тех интимных приемах, которые квалифицировались как греховные, однако, сомнительно, чтобы он мог эффективно бороться с ними, поскольку его благоразумно предупреждали не вдаваться в детали, расспрашивая своих прихожан, чтобы не заронить дурные мысли в их головы.

Но при этом оставалась и в определенных ситуациях даже ужесточалась общественная регламентация женской сексуальности в сравнении с мужской. Сохранялось установление двойного стандарта норм поведения и морали для мужчин и женщин. Контроль над женской сексуальностью выглядел как важное средство поддержания общественных устоев. Общество контролировало сексуальное поведение своих членов в браке, который являлся стандартом и считался единственно приемлемым сексуальным поведением: « Сочетаться браком (следует - И.А.) женщине не для своей похотливости, а для необходимости удовлетворить мужа. Это украшает женскую добродетель, и мужья день ото дня становятся благороднее».

Отношения к сексуальности со стороны церкви и общества диктовались в первую очередь концепцией первородного греха. Доминирующую среди церковных авторов оценку плотской любви можно представить следующим образом: наилучшее состояние для человека, которое способствует его спасению - это преодоление сексуальности и сохранение целомудрия; похоть же суть вожделение, которое является грехом и серьезной помехой к спасению, и естественно, брак имеет как плохие черты - секс, так и добрые цели - рождение детей. Святой Бернардино указывает, что грехом против природы является каждое соитие, используемое без цели зачатия.

Церковь и проповедники всячески осуждали грех похоти: «Очень тяжкий и непростительный перед Богом - грех сластолюбия. Насколько девственность угодна Богу, настолько ненавистен ему грех похоти». Поскольку эти формы поведения единодушно признавались греховными, они не подрывали, а наоборот, укрепляли престиж церковного брака, как единственной условно «праведной формы брачно-сексуальных отношений». И лишь те, кого судьба против их воли обрекла постоянно жить в этом грехе, могли испытывать чувство ущербности.

Церковь никогда не закрывала глаза на сексуальные потребности мужей и жен, на что указывают сентенции о взаимном брачном долге супругов. Секс, как предмет для размышления, был даже более важен для церкви, чем для мирян, которые относились к нему более легко. Средневековые теологи в основном следовали св. Иерониму, а не св. Августину и осуждали секс, предназначенный для удовольствия. Однако этот грех не так просто установить, и, вероятно, он не очень четко осознавался и самими супругами.

Некоторые из них одобряли секс в браке без намерения произвести потомство, если произведению потомства не ставятся при этом никакие искусственные препятствия. Однако, если учитывать представления о воспроизводстве потомства в позднее средневековье, то было широко распространено мнение, что в момент оргазма женщина испускает собственные семена, которые, по крайней мере, важны для зачатия. Поэтому в теологических кругах всерьез обсуждался вопрос, не должен ли муж продолжать акт до оргазма своей жены.

И богословы, и медики с XIV по XVI вв. были едины в том, что женщина обладает большей сексуальностью, чем мужчина. Тезис о ненасытном сексуальном аппетите женщины - общее место в средневековой картине мира: «Дьявол разжигает через женщину плотские желания мужчины».

В позитивном отношении церкви к женщинам заметна одна особенность. Благость женщины связана с отрицанием ее природного начала, или явной секуляризацией его, отказом от явных проявлений женственности как таковой. Единственное исключение делается для замужних женщин, но и оно обставлено массой оговорок: если покорно выполняет свои супружеские обязанности, если вступает в сношения с мужем только ради продолжения рода, а не ради греховных утех, если она отказывается от адюльтера и т.д. Разумеется, повседневная действительность очень во многом не совпадала с церковными доктринами и предлагаемыми ей идеалами.

Бернардино да Сиена только в одном случае считал допустимым неповиновение жены воле мужа: «Женщина! Запомни, если твой супруг будет требовать от тебя нечто, противное природе, не соглашайся. Если станет угрожать и принуждать, беги от него, скажи об этом своему отцу, матери, братьям, пусть постараются сделать так, чтобы ему в голову больше не приходила такая мысль». Женщина должна лучше согласиться умереть, чем позволить что-то противное естеству: «И если муж убьет тебя за непокорность, душа твоя сейчас же найдет путь к вечной славе». И это при том, что проповедник настаивал на неукоснительном выполнении супружеского долга, как только того потребует муж, считая большим грехом для замужней женщины всякое уклонение от него, за исключением сильной болезни и то далеко не во всех случаях. «Если женщина испытывает какое-либо недомогание, она должна сообщить об этом мужу. Но если супруг содомит или склонен к адюльтеру, тогда ей лучше промолчать и не уклоняться по причине нездоровья от исполнения супружеского долга, как только он его потребует, чтобы он не ушел из дома искать греховных утех на стороне, «тогда душа его будет спасена». Брат Бернардино убежден, что такой образ поведения жены позволит уберечь супруга от вечного проклятия и спасти его душу: «Ибо если она будет рассудительна и умерена, то благодаря ей и он сможет отказаться от того порочного деяния, которое намеревался совершить; кроме того, он будет всегда иметь о жене доброе мнение. Мужа будет обуздывать добродетель супруги... он поневоле ступит на путь совершенства».

Таким образом, представление о женской покорности мужу у францисканца Сан Бернардино несколько расширяется: мало того, что появляется некоторое исключение в комплексе абсолютного подчинения власти супруга, на женщину в браке накладываются особые функции - регулировать супружеские отношения таким образом, чтобы уберегать мужа от пороков, способствуя спасению его души. Но при этом все проповеди были пересыпаны наставлениями такого рода: «Женщина всегда должна подчиняться мужчине, т. к. он господин в браке, он сеньор, а она его служанка, она не может получить свободу, так как чем больше она ее получит, тем больше будет ее недоставать. Господство мужчины в браке должно почитаться женщиной со страхом и боязнью. Если ты замужем, то тебе запрещено находиться вне дома без разрешения мужа, а тем более, вечером или ночью запрещаются всякие прогулки или странствия. Приветствуй душу твою, которая приносит тебе пользу. Всегда держи в порядке и чистоте тело и мысли свои, чтобы тебя похвалили».

Следующий аспект, которым много занимались представители церкви - это скромность и целомудрие. Восприятие любви и взаимоотношений в семье в средние века было пропитано ценностями церкви: «Душа имеет возможность возвышаться, а тело и плоть должны помогать ей в этом. Плоть - это отдельная сущность человека, она независима, и в последствии может привести к драматическому разрыву между душой и плотью. Самое главное для души -всегда помнить о Боге и об уроках святых: на мессе, в деяниях и поступках, произнесенных словах, поэтому всегда нужно воздерживаться от излишеств и страстей. Женщина всегда должна находиться в старании для своих благодетелей, оставляя в стороне чувства о плотских вожделениях, так как они творят препятствие любым добродетелям. Поэтому проводи большую часть времени в религиозных молитвах.

Другой путь, как наставляет Господь Бог, это отказ от наслаждений и удовольствий, и по его советам, заповедям и предписаниям нужно молиться каждое воскресенье и в любой другой религиозный праздник, молиться в церкви, молиться, где придется, где сможешь найти духовное уединение. Не сожалей и не выражай неудовольствие, терпи все тяготы, сколько может вытерпеть душа, не заботься о голоде и жажде, о желаниях тела, но никогда не забывай о своей семье. Помогай душе молиться, заставь тело становиться на колени, чем ниже ты опускаешься в поклоне, тем сильнее возвышается твоя душа. Если душа, помимо правил, требует молиться вне церкви, то молись о твердости твоей, не позволяй сопротивлению и соблазну войти в твое тело.

Отдались от светских и мирских занятий, от физических чувств, заставь душу молиться Богу, который должен воистину находиться в душе».

При этом в предписаниях такого рода не забывают и о супружеском долге: «Одна часть твоего тела должна посвятить себя Богу, стремиться к религиозности. Другая часть должна принадлежать супругу. Эта истина родилась давно, и ничто не сможет помешать твоему повиновению». Женщина должна страшиться божьего наказания, которое может жестоко покарать ее за непослушание. «Бог распоряжается твоей душой, а супруг телом, и ты никогда не сможешь почувствовать свободу, потому что даже ты сама не имеешь власти над своим телом. Приведу доказательства: сначала Бог наказал Еву за грех, который она совершила, сказав ей, что боль твоя при родах станет тебе наказанием».

Практически все проповедники, изучаемого периода постоянно обращались к женщинам с назойливыми предписаниями, регулирующими ее образ жизни: «Не ешь лакомства, регулируй разумно желания своей утробы. Бодрствуй: часто становись на молитву и ходи к проповеди и мессе. Одевайся в поношенные одежды, не носи новомодных, не стремись каждый день надевать нечто новое. Не будь слишком любвеобильной и чувственной. Не стой попусту в дверях или около окон, не ходи зря по чужим домам, не выходи на улицу только ради того, чтобы побольше узнать о делах других, не радуйся плохому, случившемуся с другими, не завидуй чужим удачам». Далее следовали традиционные аскетические правила: «Сочувствуй страданиям, навещая больных, старайся удовлетворить их нужды, насколько можешь, хотя бы произнеси добрые слова...». Святой Бернардино постоянно укорял женщин за грехи легкомыслия, болтливости, кокетства, мотовства, хотя и отмечал, что часто они бывают добрее и милосерднее мужчин.

Продолжение материала

Tags: Исторические хроники, РПЦ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments