Поли-Националист и Энантиосемит (red_ptero) wrote in m_introduction,
Поли-Националист и Энантиосемит
red_ptero
m_introduction

Два марксистских взгляда на СССР. В порядке ликбеза и дискусии

Это раз:
Про госкапитализм


Оригинал взят у escapistus в Чувствую, стоящая вещь и стоящий автор
Просто сам еще не читал.

Олег Гуцуляк: “Советский социализм” как государственно-монополистичский капитализм

Как известно, К. Маркс и Ф. Энгельс  и их последователи утверждали, что необходимо,прежде чем делать социалистическую революцию, подождать, пока капитализм разовьется до нужного состояния (вплоть во всем мире, а не только в отсталой России),чтобы потом обобществить все производство. «… В настоящее время, – писал в 1890 г. Ф. Энгельс, – капитал и наемный труд неразрывно связаны друг с другом. Чем сильнее капитал, тем сильнее класс наемных рабочих, тем ближе, следовательно, конец господства капиталистов. Нашим немцам, а к ним я причисляю и венцев, я желаю поэтому поистине бурного развития капиталистического хозяйства и вовсе не желаю, чтобы оно коснело в состоянии застоя» [Ф. Энгельс. // Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. – Т. 39.].

Разница между социализмом и капитализмом видится только в том, что капитализм — это накопление капитала ради производства товаров и получения прибыли, а социализм — то же самое накопление капитала, но ради иных целей (максимализация свободного времени, расширение занятости, совершенствование человека, стремление к красоте и гармонии). Таким образом, сущность социализма состоит в демократическом способе выбирать те потребности, которые должны будут удовлетворяться соответствующим распределением ресурсов [Przeworsky A. Capitalism and Social Democracy. — Cambridge: The Cambridge Univ.Press, 1985. — P.238].

Поэтому социалистами отрицается любая попытка даже ставить вопрос о ликвидации господствующей капиталистической системы (со всеми её региональными и фазисными инвариантами).

Попытка произвести преждевременную социальную революцию до того, как развитие производительных сил вступило в неразрешимое противоречие с производственными отношениями, является реакционной. Такая революция лишь задерживает развитие производительных сил или даже приводит к их регрессу [Кара-Мурза С.Г. Маркс против русской революции, 2008 // http://www.e-reading-lib.org/book.php?book=145404].

Так, один из теоретиков французских социалистов Люсьен Лора (L. Lauret) в книге «Актуальные проблемы социализма» (1957 г.) писал: «… Антикапиталисты, которые думают лишь о разрушении системы, не спрашивая себя, чем она должна быть заменена, имеют обыкновение видеть и изобличать «реакцию» чуть ли не повсюду, особенно там, где её нет. На самом же деле именно они являются самыми верными союзниками реакции. Непримиримо выступая против капитализма, находящегося в процессе преобразования, и против империализма, идущего по пути самоликвидации, они выступают в защиту реакции, представленной советским тоталитаризмом и подлинно реакционными феодальными режимами Африки и Азии… Антиимпериалистический бунт, который потрясает сейчас слаборазвитые страны, является по существу реакционным как в политическом, так и экономическом отношении… Этот примитивный антикапитализм мог себя оправдать в прошлом, когда европейский капитализм поддерживал реакционные режимы колониальных и полуколониальных стран. Сейчас он себя не оправдывает, поскольку ведущие державы свободного мира все чаще и чаще, даже при помощи европейского социализма, оказывают свое содействие в пользу демократизации… И в экономическом отношении антиимпериализм трудящихся слаборазвитых стран является тоже реакционным. Желая отбросить иностранный капитал, они стоят перед риском воспрепятствовать развитию производительных сил, без которых невозможно улучшение их уровня жизни и подготовка их освобождения» (Цит. за:  [Солодовников В.Г. Проблемы современной Африки : Статьи и выступления. – М. : Наука, Гл. ред. восточ. лит-ры, 1978. – С.172, 173]).

Народ, представляющий капиталистический Запад, является по определению прогрессивным, даже если он выступает как «угнетатель». Народ-«варвар», который борется против угнетения со стороны прогрессивного народа, является для классиков марксизма «врагом»  и подлежит усмирению вплоть до уничтожения [Кара-Мурза С.Г. Маркс против русской революции, 2008 // http://www.e-reading-lib.org/book.php?book=145404].

Именно как «Великая Октябрьская социалистическая революция» 1917 года в России, входя в противоречие с положениями марксизма, согласно которым сопротивление капитализму, не исчерпавшего своего потенциала развития производительных сил, так и сам русский народ, осуществивший эту революцию, являются реакционными.

В политическом плане именно Л.Д. Троцкий (Бронштейн) предвидел еще в 1906 г. необходимость проводить в отсталой стране «антифеодальные», буржуазно-демократические преобразования руками «пролетарского», социалистического правительства («Без  царя, а правительство – рабочее!»), а затем, когда на Западе победят социалистические революции, с помощью прогрессивного европейского пролетариата реализовать в России социалистические преобразования: «… В стране экономически отсталой пролетариат может оказаться у власти раньше, чем в стране капиталистически передовой… Русская революция создает, на наш взгляд, такие условия, при которых власть может (при победе революции — должна) перейти в руки пролетариата, прежде чем политики буржуазного либерализма получат возможность в полном виде развернуть государственный гений» (Цит. за: [Елисеев А. 1937. Сталин против заговора «глобалистов». – М. : Яуза; Эксмо, 2009. –  С.55]). А пока всемирной социалистической революции не произойдет, то миссия Советской России, с ее огромными ресурсами, сплоченной железной большевистской диктатурой – это роль «революционного охранника» и сырьевого поставщика прогрессивной, демократической, «левой» Европы, осуществляющей более гуманно глобализацию экономической составляющей капитализма.Кроме того, в России можно было бы создать некий «финансовый центр мирового капитализма», и это был бы центр «красный», коммунистический, имеющий в виду грядущее преобразование мирового хозяйства на социалистических началах. Он не менял бы капиталистической сути этого хозяйства, но способствовал бы его подготовке к социализму [Елисеев А. 1937. Сталин против заговора «глобалистов». – М. : Яуза; Эксмо, 2009. –  С.56-57].

Как известно, В.И. Ленин обрушился за это на «иудушку Троцкого» с уничижительной критикой, признавая, например, в статье «Аграрный вопрос и силы революции» (1907): «… наша революция по содержанию происходящего общественно-экономического переворота буржуазная. Это значит, что переворот происходит на почве капиталистических отношений производства, и что результатом переворота неизбежно станет дальнейшее развитие именно этих отношений производства» [Ленин В.И. Аграрный вопрос и силы революции // Ленин В.И. Соч.. – Т. 15. – С. 204].

Затем оказалось, что в 1917 г. В.И. Ленин  поддался революционному ражу и волюнтаристскиотбрасывает классические взгляды марксистов, апеллируя к обстоятельствам необходимости реализации социалистической революции как на периферии мировой капиталистической системы. В отличие от Л.Д. Троцкого, В.И. Ленин и И.В. Сталин не стали ждать помощи от  прогрессивной части мирового пролетариата и попытались реализовать социалистическое строительство в «отдельно взятой стране» и с «опорой на собственные силы» построить даже коммунизм «в отдельно взятом государстве».

Реальность якобы действительно подтвердила, что «… всемирная революция, т.е. переход от капитализма к бесклассовому обществу, не может произойти одновременно по всему миру, т.к. революционные массовые организации в одном регионе, в процессе разрушения государства и отменны товарно-денежных отношений, не могут ждать пока всемирный пролетариат созреет для революции. Когда-нибудь наступает революционная ситуация, которая развивается в конкретном месте или в нескольких регионах и тогда или капиталистическая контрреволюция победит диктатуру пролетариата или наоборот диктатура пролетариата разрушит государство и упразднит товарно-денежные отношения. Экономические эмбарго и военные интервенции со стороны мира капитала должны быть выстояны и отбиты до возможной победы всемирной революции. Затем долгое параллельное существование изолированного бесклассового общества и капитализма  должно разрешится в пользу глобального бесклассового общества» [Социальная революция и возможный переходный период между капитализмом и бесклассовым обществом // http://tenoxx.livejournal.com/1740.html].

Практика как критерий истины показала полный провал данного подхода реализации социалистической революции и строительства коммунизма в отдельной взятой одной шестой земной суши.

А отказ «бросать красноармейцев на пушки и пулеметы фашистов» в пользу прогрессивных левых правительств Европы (а когда уж «совсем припекло», то милостиво соизволили в дань культивируемой агитпропом революционной романтике послать ограниченный контингент интербригадовцев в Испанию) привело к тому, что Советский Союз стал верным союзником хищнического англо-американского империализма, принеся ему в жертву как около трех десятков миллионов собственных граждан, так и миллионы мирового пролетариата.

В.И. Ленин скрыл свой антимарксистский разворот с помощью казуистической риторики и диалектических ухищрений: «… Великое значение разъяснений Маркса состоит в том, что он последовательно применял и здесь материалистическую диалектику, учение о развитии, рассматриваякоммунизм как нечто развивающееся из капитализма (выделено нами, – О.Г.[Ленин В.И. Государство и революция // Ленин В.И. Избранные произведения: В 3-х тт. — М.: Политиздат. 1974. — Т.2. — С.305].

В лекции «Государство и революция» он указывает, что социализм – это первая стадия коммунизма, при которой средства производства обобщены, а в остальном действуют все институты буржуазного общества: разделение города и деревни, умственного и физического труда, деньги, зарплаты, банки, распределение – по труду. На этой стадии общество планово стимулирует науку и технологии. И только когда в результате научно-технического прогресса наступит изобилие товаров, будут отмирать институты буржуазного общества: деньги, зарплаты, различия между городом и деревней, между умственным и физическим трудом, распределение предметов потребления будет по потребности. Также Л.Д. Троцкий добавлял: «… На низшей ступени коммунизма, которую мы условились называть социализмом, оплата труда производится еще по буржуазным нормам, т.е. в зависимости от квалификации, интенсивности и пр..» [Троцкий Л. Преданная революция. – М., 1991. – С.199]; «… На первых порах своих рабочее государство не может еще позволить каждому работать «по способностям», т.е. сколько сможет и захочет, и вознаграждать каждого «по потребностям», независимо от произведенной им работы. В интересах поднятия производительных сил оказывается необходимым прибегать к привычным нормам заработной платы, т.е. к распределению жизненных благ в зависимости от количества и качества индивидуального труда. Маркс называл этотпервоначальный этап нового общества «низшей стадией коммунизма», в отличие от высшей, когда вместе с последними призраками нужды исчезает материальное неравенство» [Троцкий Л. Преданная революция. – М., 1991. – С.42].

Да, возможно чисто теоретически В.И. Ленин был прав, что «…вовсе не обязательно проходить через капитализм полностью. Нужно лишь наличие некоторых базовых опор, которые можно использовать как трамплин социалистической революции. Более того, по его мнению, страна со «средне-слабым» уровнем развития капитализма более всего подходила бы на роль страны, которая эту самую революцию и начнёт. Ведь такая страна менее всего интегрирована в систему капитализма» [Елисеев А. Волевой марксизм Владимира Ленина // http://www.zavtra.ru/content/view/aleksandr-eliseev-volevoj-marksizm-vladimira-lenina-2013-01-24-013439/]. Да, взможно он также был прав в том, что «всемирная социалистическая революция» реализуется только при правильной политике в отношении крестьянства: «… 10 – 20 лет правильных соотношений с крестьянством [–] и обеспеченная победа в всемирном масштабе (даже при затяжке пролетарских революций, кои растут), иначе 20 – 40 лет мучений белогвардейского террора»[Ленин В. И. Полное собр. соч. – Т.43. – С.383].

Но осуществив антибуржуазную, рабоче-крестьянскую («советскую») революцию в России, пролетариат и крестьянство остались возле «разбитого корыта» – недоразвитых капиталистических отношений, и никаких оснований и возможностей для строительства коммунизма не оказалось.

Осуществляя «государственный контроль («диктатуру пролетариата») над капитализмом», большевики вынуждены были «достроить капитализм».

«… В 1921 году в России в борьбе, которая разворачивается в экономике, противостоят друг другу не капитализм и социализм, но «социализм» и государственный капитализм – с одной стороны, и море мелких товаропроизводителей – с другой. Цель большевистской партии – направить, канализировать экономическое развитие к государственному капитализму и «социализму», т.е. к крупной государственной промышленности. Следовательно, речь ни в малейшей степени не шла о разрушении рыночной экономики и о замене ее планом производства потребительных стоимостей, а просто о том, чтобы поставить экономику на ноги и, в частности, обеспечить снабжение городов…» [ИКП (Итальянская коммунистическая партия). Критика теории «Деформированного рабочего государства» //http://socrev.info/?q=content/ikp-kritika-teorii-deformirovannogo-rabochego-gosudarstva].

Построенное большевиками оказалось весьма уродливым и человеконенависническим как по форме, так и содержанию.

Потому, что «социалистически одомашнивая капитализм» (как довольно удачно определил этот процесс Ю. Хабермас), В.И. Ленин заложил в основание «советского государства» совсем другую парадигму, другие представления о мироустройстве, нежели в классическом марксизме.

Однако, в действительности, этой парадигмой был не «синтез славянофильства и западничества», не «национализация марксизма и марксизация национализма», как это видится С.Г. Кара-Мурзе вслед сменовеховцам, младороссам, евразийцам и национал-большевикам, трактовавших «Великий Октябрь» как своего рода национальную революцию.

Большевики возвели в принцип исконно русского общинно-уравнительного, завистливо-ресентиментного «грубого коммунизма»: «… Этот коммунизм, отрицающий повсюду личность человека … Грубый коммунизм … Для такого рода коммунизма общность есть лишь общность труда и равенство заработной платы, выплачиваемой общинным капиталом, общиной как всеобщим капиталистом. Обе стороны взаимоотношения подняты на ступень представляемой всеобщности: труд — как предназначение каждого, а капитал — как признанная всеобщность и сила всего общества…» [К. Маркс. Экономико-философские рукописи 1844 г. // Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. – Т. 42. – С.114-115].

И это опять при том, что ранее В.И. Ленин стоял на совсем противоположных позициях: в работе «От какого наследства мы отказываемся» (1897) он отверг как неприемлемую для социал-демократии такуючерту русского народничества как «вера в самобытность России, идеализация крестьянина, общины и т.п.».

Захватив власть, большевики не нашли ничего лучшего, как сохранить в форме колхозов (с особой, общинной, «колхозной» формой сбственности на землю) и трудовых коллективов под управлением парткомов базирующиеся на взаимопомощи и взаимоконтроле («круговая порука») мелкие средневековые патриархальные общины и артели. Этим они сохранили в России и основу самой «грубой государственной формы, восточного деспотизма», в то время как история свидетельствует, что «… там, где они разложились, народы двинулись собственными силами вперед по пути развития, и и их ближайший экономический прогресс состоял в увеличении и дальнейшем развитии производства посредством рабского труда» [Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. – Т. 20.  – С.186].

В условиях власти большевизма как «государственно-монополистического централизированного коммунизма», или «социал-империализма» произошел закономерный реванш «восточного / азиатского способа производства», описанный еще К. Марксом и его последователями как особая общественно-экономическая формация, зародившаяся в глубинах Азии.

Она характеризуется тем, что государство (централизованный аппарат чиновников) выступает здесь в роли верховного собственника средств производства, эксплуатирует работников, при этом концентрирует в своих руках хозяйственную, политическую, полицейскую, идеологическую и административную власть. Централизация капитала в руках государства совершенно чужда социализму, даже если она и является его непосредственным преддверием: «… Но ни переход в руки акционерных обществ, ни превращение в государственную собственность не уничтожают капиталистического характера производительных сил… Современное государство, какова бы ни была его форма, есть по самой своей сутикапиталистическая машина, государство капиталистов, идеальный совокупный капиталист. Чем больше производительных сил возьмет оно в свою собственность, тем полнее будет его превращение в совокупного капиталиста и тем большее число граждан будет оно эксплуатировать. Рабочие останутся наемными рабочими, пролетариями. Капиталистические отношения не уничтожаются, а, наоборот, доводятся до крайности, до высшей точки» [Энгельс Ф. Анти-Дюринг // Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. – Т.20. – С.289-290].

http://primordial.org.ua/archives/5064



Это два
Про азиатский способ производства


Оригинал взят у void_am в Для Реда - о политаризме (копипаста)
Единственное отличие от моей версии - более историческое, конкретное изложение. Я же рассказывал об обобщенном политаризме как ипостаси, вроде марксовых обобщенных предпринимателя и пролетария. Как в реальном человек могут уживаться эти две роли, так и в реальном сообществе политарная модель организации производства добычи благ может уживаться с противоположными ему антагонистичными моделями. Скажем, на заводе вы можете играть в пролетария и капиталиста, бороться за нормы выработки, оплату и удобство труда, а потом из большого мира приедут siloviki вместе с chinovniki и поставят всех раком, потому что они и капиталиста, и пролетария считают своими рабами.
Или, например, проекты вроде российской либерализации из-под палки начала 90-х - выступавшая за это часть интеллигенции по советской еще привычке рассматривала традиционалистски дремучий народ как быдло и одним этим породила политарную в общем модель едва ли не более бессмысленную из-за тупиковости злободневных противоречий, чем исторически-советская. С точки зрения динамики понятно, что переход был неизбежен, а большинство "реформаторов" по многим вопросам являются либералами не более, чем "столыпинский галстук" - от равноправия гомосексуалов с гетеро- в вопросах демонстрации своей любви до свободы экономической борьбы на предприятиях или самоуправления на "ісконно русских зємлях Юго-Западного края Россіі". Ведь объявив о свободе из-за ее необходимости для осуществления своих планов, приходится встречаться с проявлениями чужой свободы, а многие к этому не привыкли и не хотят.
Крупномасштабно мы живем в сложное, но интересное время все более массовой политики, когда вопросы традиции и развития постепенно становятся актуальными для каждого, как, скажем, умение пользоваться сотовым телефоном. Поэтому основная проблема развития - "в каких рамках?" - будет постоянно приводить к обнаружению границ общества вроде поддерживаемого консенсусом самодержавия президента между выборами. Политарные элементы можно увидеть везде - та же луи-филипповская Франция покажется нам дикой тюрьмой, но по сравнению с николаевской Россией это цветочки.


Оригинал взят у red_ptero в Был ли в СССР социализм? - Почему важно знать про "азиатский (политарный) способ производства"? (32)
Оригинал взят у mariapol в Почему важно знать про "азиатский (политарный) способ производства"?
Оригинал взят у merera в Почему важно знать про "азиатский (политарный) способ производства"?
Это длинный рассказ про историю, поэтому он будет интересен не всем. Но в конце рассказа будет анализ современного строя Украины, России и других стран и, возможно, стоит потерпеть.

Все, кто родились раньше 1980 года и учили историю в советской школе, помнят как описана в учебниках истории последовательность смены общественного строя: первобытнообщинный -> рабовладельческий -> феодальный -> капиталистический -> социалистический. Эта последовательность взята из работ Маркса, оттуда она пришла во все учебники истории в СССР.

Напомню основные черты некоторых строев. Первобытнообщинный: все люди равны, земля и скот принадлежат общине, люди охотятся и работают сообща. Рабовладение: у хозяина есть право собственности на землю, дома, скот и на работников, они называются рабами. Феодализм: часть прав на землю находится у феодала, другая часть у крестьян, крестьяне обязаны делиться урожаем с феодалом. Капитализм: имущество принадлежит капиталистам, все люди свободны и равны, никто никого работать не заставляет. Социализм: всё очень похоже на первобытнообщинный строй, но гораздо гуманнее и душевнее. Главное различие между строями — как устроены права собственности на землю и людей. Мы считали отмену собственности благом, а частную собственность злом, но это не мешало нам обустраивать дом в деревне и дачу.

Оказывается, в работах Маркса был описан ещё один строй, он шёл после первобытнообщинного но до рабовладения. Маркс назвал его "азиатский способ производства" потому, что впервые углядел его в описаниях древних цивилизаций Азии: в Китае, Индии, Вавилоне. Позже Маркс понял, что такой строй был не только в Азии, но и в Африке и Америке, и перестал называть его "азиатским". Другие исследователи подхватили мысль Маркса и тоже заинтересовались этим строем, называя его "восточная деспотия" и "политарный строй". Оказывается, когда в первобытной общине люди перестают работать сообща и одни начинают заставлять работать других и жить за их счёт, получается именно политарный строй. В советские школьные учебники этот строй не попал.

В политарном строе впервые в истории человечества появляются классы: люди делятся на класс работников (они же: серфы, илоты) и класс управляющих (они же бюрократия, номенклатура): работники создают разные полезные вещи, типа еды и одежды, а управляющие у них всё это отбирают, оставляя немного, чтобы работники не померли от голода и холода. И ещё в политарном строе впервые появляется частная собственность, хоть и немного непривычная по форме: отдельный человек из класса номенклатуры ничем особым не владеет. Но вся земля и все работники принадлежат классу номенклатуры как коллективному собственнику.

Маркс учит нас (и ему в этом очень можно доверять), что форма собственности определяет отношения в обществе. Собственник в рабовладельческом обществе может купить дом, землю и рабов и открыть свою ферму. Феодал исполняет роль сборщика налогов, судебной инстанции и охраны для своих крестьян, но крестьяне владеют своими наделами лично, на праве собственности. Капитализм не делает различий между людьми: есть деньги — покупай завод. Ни в одном из этих обществ нет коллективной формы собственности управляющих на всю страну. Политарный строй это действительно совершенно отдельное общество.

Отдельное, но не незнакомое. Именно такие отношения были между советским народом и классом номенклатуры в СССР. Поэтому все упоминания о "азиатском способе производства" в работах Маркса были в СССР под запретом, ведь СССР и был антагонистическим эксплуататорским обществом политарного типа. И большинство государств, выросших на обломках СССР, унаследовало политарную модель.

Точно ли мы живём в политарном обществе? Давайте проведём мысленный эксперимент: звонок в дверь, вы открываете и видите Замначальника Крутого Силового Ведомства (сами придумайте, какого). И он вам говорит:"Быстро выметайся, это больше не твоя квартира, у тебя есть три часа на сборы, после этого пеняй на себя." Первая ваша мысль, если вы живёте в Украине или России:"Ох блин, почему меня, как же мне не повезло", вторая:"Может, попробовать покачать права через прессу". Первая мысль, если вы живёте в США: "Вызвать полицию", вторая "И скорую психиатрическую, у дяди явно поехала крыша." Итак, мы действительно живём в политарной стране, номенклатура действительно может сделать с нами всё, что угодно.

Перечислю основные признаки политарного общества, это важно: (1) преобладающая роль государства в экономике, вплоть до поглощения некоторых ключевых отраслей (2) слабая или отсутствующая правовая база для частной собственности (3) роль госаппарата как фактического коллективного собственника страны и трудящихся (4) расточительное расходование ресурсов страны на гигантские проекты (5) резко различающийся правовой режим для представителей номенклатуры и трудящихся (6) "пульсирующий" характер политарного строя: на обломках обанкротившейся бюрократии быстро вырастает новая. Знакомо, правда? Но если это древнейшее и примитивнейшее классовое общество — откуда у нас в современности вынырнул этот исторический динозавр?

Если первые признаки просто создают печальное чувство дежа-вю, то последний, указывающий на феноменальную устойчивость политарного строя, стоит немного особняком. В самом деле, можно припомнить много кризисов, возвращавших Киевскую Русь, Российскую империю, СССР с пути укрепления частной собственности на номенклатурный, политарный путь. Из самых очевидных: монгольское завоевание, опричнина Ивана Грозного, реформы Петра, Октябрьская революция, распад СССР. Каждый раз это было укрепление бюрократии, отказ от общественного прогресса. По сути, всё это время совершенствовалась только техника, а не общество. Мы не можем вылезти из этого социального болота уже много сотен лет.

В утешение можно заметить, что мы не одиноки. Те же системные проблемы не позволяют развиваться большинству стран на Ближнем Востоке, в Африке и Латинской Америке. По паре тысяч лет истории политарных обществ тащат на себе страны Средней Азии, Япония, Корея. По пять тысяч лет политарного государства за плечами у Китая и Индии. Но некоторые страны совсем недавно успешно освободились от политарной модели — может быть, их опыт подскажет нам, что делать? Может быть, что-то на эту тему можно найти и у Маркса?

Подсказка от Маркса очень проста: дело в форме собственности. Если суметь ограничить права государства на землю и имущество, то следом ограничатся и роль государства в экономике и права номенклатуры на жизнь и смерть рядовых граждан. Развитие этой идеи принадлежит нашему современнику, перуанскому экономисту Эрнандо де Сото.

Де Сото считает реформу регистрации имущества основой для избавления от меркантилизма (так он называет политарные отношения). Для этого первым шагом может быть устройство полного открытого кадастра, содержащего сведения о собственнике имущества и связанных с этим имуществом правах (ипотеке, аренде, сервитутах). Такой открытый кадастр, описывающий в едином формате недвижимость всей страны, послужит основой для развития индивидуальной частной собственности. Если одновременно с устройством такого кадастра возложить на государство материальную ответственность за правильность сведений в этом кадастре (так называемая система Торренса), то политарным отношениям будет нанесён смертельный удар.

Рекомендуемое чтение:
Юрий Семёнов — "Политарный ("азиатский") способ производства"
Михаил Восленский — "Номенклатура"
Эрнандо де Сото — "Иной путь"
Также есть расширенный список литературы с краткими аннотациями.
Tags: Кара-Мурза, Ленин, Маркс, Методология марксизма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment