sedoia (sedoia) wrote in m_introduction,
sedoia
sedoia
m_introduction

Category:

Что такое русский капитализм?

Вопрос: Что такое русский капитализм?
Ответ: Сказка с плохим концом.


Я не в ладах с капитализмом.
В этом смысле я близок к народу.
Я охотно признаю преимущества капиталистической системы производства в сравнении с моделью советского социализма, жертвой которого я постоянно себя ощущал в течение многих лет, я радуюсь капиталистическому раю изобилия в московских магазинах, ценю возрождение отечественной кухни в многочисленных ресторанах, меня не раздражает реклама, но свою душу капитализму я не отдам.



Капитализму в России не повезло.



Для него здесь никогда не было ни моральной, ни психологической почвы.
Классическая русская литература вела по капитализму огонь большими ядрами презрения и гнева, начиная с его зарождения.
Особенный удар по капитализму как стратегии бесчестной и метафизически гнусной наживы нанес Гоголь в «Мертвых душах» еще в 1840-х годах.
На примере бойкого предпринимателя, скупающего списки умерших крестьян у помещиков, писатель на десятилетия вперед заклеймил идею предпринимательства.
За ним последовали Достоевский, Толстой, Чехов и Горький.
Русская интеллигенция, далекая от протестантской этики, аплодировала писателям вплоть до революции, а когда спохватилась, въехав в социализм, было уже поздно.

Мое советское послевоенное поколение обожало капитализм издалека: в моем детстве он ассоциировался с жевательной резинкой, в юности – с американскими джинсами, алкогольными коктейлями и западными автомашинами.
Первые горбачевские декреты о возвращении к частной собственности интеллигенция встретила c большим воодушевлением, но когда началась шоковая терапия, энтузиазм испарился почти мгновенно.
Ошарашенное либеральными реформами, проведенными с редким высокомерием и наплевательским отношением к нуждам людей, российское население затосковало по застойному социализму брежневской поры – и ностальгия продолжается до сих пор.
Это тупиковое состояние общества можно назвать «ни туда ни сюда».
Вернуться к коммунистической системе, экономически бессмысленной, сейчас для страны не просто абсурдно, но и смертельно – она не выдержит такого возвращения.
Но и развитие капитализма в России при моральном сопротивлении его нормам не менее бесперспективно.
Отчего русские не любят капитализм?
Исторически это объясняется соборной моралью народа, которая жизнь на земле видит греховной, охваченной дьявольской властью.
Смирение и отказ от философии успеха являются сердцем традиционной русской идеологии. Это во многом обеспечило ту форму восточного деспотизма, которая столетиями составляла образец самодержавной власти, усугубилась в сталинизме и вновь замелькала как полезный идеал в настоящее время.

Архаическое сознание русского народа возвело стену между собой и капитализмом в форме идеи справедливости, основанной на проповеди нестяжательства и выжидательного бездействия.
Чтобы преодолеть сопротивление своему развитию, русский капитализм должен был действовать жестко и агрессивно, в конечном счете себе во вред.
Верить в живучесть русского капитализма до сих пор трудно.
Пропагандистская изоляция от Запада, конфликты с бывшими республиками СССР ставят наш капитализм в неловкое положение – он не привык жить в одиночестве, ему нужны стабильные рынки сбыта.
С другой стороны, пришедший в Россию кризис выставлен как западное зло и фактически обращен против того же капитализма как иностранного продукта.
Россия еще не до конца продумала смысл глобального кризиса: разгульная Москва по-прежнему делает вид, что он не мешает ей веселиться в ночных клубах, а далекая провинция была бедна и до всякого кризиса.

Однако изношенность советского промышленного ресурса, вечная надежда на высокие цены на нефть, страх гиперинфляции и безработицы, неразвитость экономики в целом – все это постепенно отражается на русских мозгах.
Краткую историю капитализма в современной России я изучил по своему подъезду.
Мой дом находитcя в Центральном округе Москвы, в тихом переулке, в двух шагах от реки. Когда-то, до революции, в этом доме жили врачи – небедные люди, которые на дому занимались частной практикой.
Революция смела всех этих врачей – их квартиры превратили в коммуналки.
Там жили по четыре-пять семей.
Лет пятнадцать назад состоятельный средний класс занялся расселением московских коммуналок .
Но не все расселились – в моем подъезде осталась одна коммуналка.
В ней два брата лет тридцати решили встать на рельсы капитализма.
Они занялись оптовой торговлей чистой питьевой водой.
Кажется, эта торговля стала приносить им прибыль.
Все этажи нашего подъезда были заставлены десятилитровыми бочками воды – склада у них пока не было.
Братья преобразились: оделись, обулись во все модное, итальянское.
Но тут не вытерпела русская душа: от обилия денег они стали пить – понятно, что не воду.
Они пили, пили, и один брат напился до того, что умер.
Тогда другой брат устроил пышные поминки в их коммуналке.
И он так сильно выпил на поминках, что тоже умер.
И у нас в подъезде прекратился капитализм питьевой воды.
Нет уже этих бочек.
Замер капитализм.
И что дальше будет, неизвестно.

Виктор Ерофеев


Tags: Беллетристика.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments