2013ivan (2013ivan) wrote in m_introduction,
2013ivan
2013ivan
m_introduction

Силовики, когда их расстреляли, рапортовали, что выявили очень глубоко законспирированных боевиков..

Надира Исаева: Самое дикое, что эксперт-лингвист в суде говорил, что не собирается раскрывать методику анализа статей, потому что «под погонами ходит», и, дескать, это такая секретная методика.

Кадр Первого канала, архив
Надира Исаева. РОД ЗАНЯТИЙ:
До 2011 года главный редактор дагестанской газеты «Черновик», лауреат международной премии «Свобода прессы»


СОСТОЯНИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА:
Оправдана

СТОРОНА ОБВИНЕНИЯ:

«В период с января по июль 2008 года корреспонденты с разрешения Исаевой подготовили и разместили в газете „Черновик“ ряд статей.
В статьях использовались высказывания, направленные на формирование и подкрепление у читателя негативного общественного стереотипа отрицательного образа сотрудников правоохранительных органов, использующих свое служебное положение в противоправных целях, превышающих свои должностные полномочия, совершающих преступления, применяющих к гражданам истязания, побои. Цитируемые в статье „Террористы номер один“ от 4 июля 2008 года высказывания уничтоженного главаря бандформирования Раппани Халилова придают разрозненным бандам на территории Дагестана статус хорошо организованной политической силы, героизируют террористов и формируют в сознании читателей вывод о необходимости насильственного изменения конституционного строя России».

Надира Исаева:

«В апреле 2007 года я стала главным редактором «Черновика».
По времени это совпало с началом практики похищений в Дагестане.
Молодых ребят, мусульман, похищали, и они бесследно исчезали.
Их родственники были убеждены, что это дело рук не то УБОП, не то тогдашнего Управления по борьбе с экстремизмом и терроризмом.
Мы стали писать.
Публикации становились предметом разбирательств на совещании у президента.

Статья «Террористы номер один» была об убийстве мужа и жены.
Молодые ребята — парень, получил образование в Германии, преподаватель немецкого, и девушка — аспирантка, отличница.

Силовики, когда их расстреляли, рапортовали, что выявили очень глубоко законспирированных боевиков, а молодой человек «прошел боевую подготовку в лагерях Западной Европы».
У нас вышла статья, где мы, естественно, сравнили версии силовиков, очевидцев и родственников.
Ниже на полосе была цитата лидера боевиков, на тот момент уже убитого, рассуждавшего о причинах чеченской войны, о связях ее с интересами силовиков.

4 июля 2008 года прокурор республики Игорь Ткачев выносит нам предостережение, далее отправили несколько наших статей на лингвистическую экспертизу в Краснодарский край.
Тамошний эксперт, некто Федяев, сотрудник краевого УВД, естественно, находит в них экстремизм.
Возбуждают дела, у нас начинаются обыски.
Человек 50 в редакции были — из ФСБ и МВД.
Спустя два дня одновременно ко мне, четверым журналистам и учредителю пришли домой — искали «оружие, боеприпасы и фото журналистов с членами банд подполья».
Следователи, оказалось, верили, что у нас есть оружие.

Самое дикое, что эксперт-лингвист в суде говорил, что не собирается раскрывать методику анализа статей, потому что «под погонами ходит», и, дескать, это такая секретная методика.
На процессе несколько судей сменились.
Вот они себя очень четко вели — вникали.
Федеральный центр судебной экспертизы при Минюсте РФ не узрел в статьях экстремизм.
В итоге после почти трех лет разбирательств суд нас оправдал, но из «Черновика» я в 2011 году ушла.
Я просто вижу, что Россия сейчас на таком этапе, что вообще не ясно, какое решение будет принято по Кавказу.
Силовая машина звереет.

Tags: Жизнь региона, Путинизм-кретинизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments