2013ivan (2013ivan) wrote in m_introduction,
2013ivan
2013ivan
m_introduction

Categories:

Лоси не знали, что строят скит для патриарха и игумен стал их отстреливать...

Филипп Мускевич,
бывший заведующий отделом природы Валаамского музея-заповедника:



В 1992 году наш музей был ликвидирован постановлением правительства Карелии.
Мы писали коллективные письма, протестовали, но без толку: все постройки на острове перешли в собственность церкви, а 80 сотрудников музея стали в одночасье безработными (людей просто выкинули вон).
Сейчас Республика собирается передать монастырю последнее, что осталось на Валааме в госсобственности, — причал.
Несмотря на то что у церкви уже есть несколько своих причалов.
Проблема заключается в том, что швартоваться у монашеских причалов можно только с благословения игумена Панкратия.

1257267643_485969_tserkov-biznes

На причале в Монастырской бухте, который был ранее передан монастырю, даже плакат висит: «Швартоваться только по благословению игумена».
Летом, в туристический сезон, для судов с туристами и паломниками благословение на каждую швартовку не требуется, потому что эти лодки обслуживаются паломнической службой монастыря, а «Ракеты» и «Метеоры», которые доставляют путешественников из Питера и Приозерска, находятся в его собственности.
Остальные судна — например, какой-нибудь частный катер из Сортавала или лодки из других мест — пока могут швартоваться у последнего государственного причала.
Передача его в руки монастыря означает для нас, что монахи смогут полностью перекрыть жителям доступ на берег, поставить на причале охранника и начать требовать с частных лиц деньги за швартовку.
То же самое произошло со зданием администрации Валаама.

Сначала этот дом передали монастырю как часть комплекса, а теперь муниципальные власти вынуждены платить церкви за его аренду.
Не удивлюсь, если государство потом возьмет причал в аренду у монастыря.

Религиозный туризм на Валааме сейчас поставлен на широкую ногу — идет масштабное строительство, реставрации, но при этом к объектам архитектурного наследия монастырь относится исключительно прагматически, приспосабливая для нужд бизнеса, — переделывает их в гостиницы, делает евроремонт. Надзорные органы составили уже не один протокол о нарушениях (20 страниц текста), но что толку?
Вот, например, был такой объект, как Летняя гостиница — старинный деревянный дом, часть гармоничного ансамбля центральной усадьбы.
Дом переделали: убрали исторические дровяные печи и стали использовать электронагреватели, причем без согласования с пожарными.
Однажды слабая внутренняя проводка не выдержала нагрузки, все вспыхнуло (на чердаке лежали горючие материалы) и от памятника архитектуры ничего не осталось.
Зато сейчас на этом месте строят новый дом — дорогую гостиницу с номерами класса люкс.

Превратить старый деревянный дом в такую гостиницу было бы, разумеется, невозможно.
Или другой пример.
На очень большой заповедной территории, где до этого обитали лоси, недавно построили новый богатый скит-новодел — дом приемов для патриарха, президента и дорогих гостей.
Не важно, что ради него им пришлось заморозить реконструкцию части исторических объектов.
Скит пустует, его тщательно охраняют, но лоси по привычке продолжают приходить туда на свое традиционное пастбище — объедают какие-то дорогие кедры, вредят дорогостоящим саженцам.
Говорят, что все это очень раздражает игумена.
В результате в этом месте начался нелицензионный отстрел лосей, хотя на острове их осталось не много.
В прошлом году один из таких случаев убийства пыталась раскрыть наша местная природоохранная организация, но найти концы не смогла — все замкнулось на охранниках монастыря.
Даже милиция копать дальше не стала.

Монастырь получает средства на свое содержание из нескольких источников: государство, туризм и пожертвования спонсоров.
Валаамский музей-заповедник давно упразднен, но по недосмотру его территория из объектов федерального значения не выведена.
И когда монахам нужно выбить из Москвы государственное финансирование, они заявляют, что памятники Валаамского архипелага являются федеральной собственностью.
А когда им нужно выселить кого-то из квартиры (как это произошло в моем случае), они идут в суд и объявляют постройки своей собственностью.

Из 500 человек, населявших Валаам, сейчас осталось жить на птичьих правах около 150 человек, все остальные были вынуждены переселиться.
Людей, не имеющих отношения к монастырю, специально выживают с острова.
Когда музей был упразднен, наша квартира перешла в собственность церкви.
В 2007-м суд постановил нас выселить из квартиры по требованию монастыря, а в прошлом году — по личной просьбе епископа — нас лишили прописки.
Штампы в паспортах остались, а в базе данных нас давно нет.
Взамен монастырь предлагал нам снимать принадлежащую церкви квартиру в соседнем городе Сортавала, но мы отказались, считая такой размен неравнозначным.
Я принципиально не хочу уезжать.
Никакие батюшки не вправе решать вопрос депортации людей по своему усмотрению для непонятных целей.
Пока что я живу у друга, тут же, на Валааме, но я и моя семья теперь фактически бомжи.
И я не один такой.



Tags: Путинизм-кретинизм, РПЦ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 30 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →