2013ivan (2013ivan) wrote in m_introduction,
2013ivan
2013ivan
m_introduction

Category:

Бабло, бабло и бабло - ответ РПЦ на вызовы путинской России

Алексей Лебедев,
доктор искусствоведения, заведующий лабораторией музейного проектирования Российского института культурологии Министерства культуры:
Эта история случилась в конце 1980-х.

pic130

Тогда все, что находилось в действующих церквях, считалось государственной собственностью, и мы по поручению Министерства культуры обследовали действующие храмы на территории России, составляли список церковной утвари, икон, чтобы понимать, какие из них нужно взять под охрану, и вели им учет.
В то время все это было государственной собственностью, находящейся в пользовании религиозных объединений.

И вот приезжаем мы в поселок Кесова Гора в Тверской (тогда — Калининградской) области и посредине поселка видим огромную церковь XIX века.
Заходим, начинаем первичный осмотр.
И обнаруживаем вещь, которая нас совершенно потрясла: в одном из приделов вдоль стены стоит стеллаж, напоминающий книжный, размером до высоченного потолка.
А в нем — рядами, как книжки, — стоят иконы.
В основном это были произведения антикварного уровня, но некоторые из них вполне могли украсить районный или областной музей.

Мы спрашиваем у церковного старосты: «Слушайте! А откуда у вас все это?»
Она говорит: «Забирали в отмирающих деревнях из церквей, которые закрывались, и на протяжении нескольких десятилетий свозили сюда».
Если первичное обследование материалов такого сельского храма обычно занимает от одного дня до трех, то здесь только на составление списка предметов ушла неделя.
На дальнейшую обработку этой информации — написание учетных паспортов и карточек, печать фотографий и т.д.— два года (у команды из шести человек).
Первый экземпляр этой работы оставался в Министерстве культуры, несколько сдавались в органы охраны памятников, а один передавался в церковь, чтобы они понимали, что хранят.

Но уже шла перестройка, и за те два года в стране произошло значимое событие: вышел указ, что вся богослужебная утварь, находящаяся в действующих церквях, передается в собственность РПЦ.
И вот мы приезжаем в тот же храм, видим знакомого батюшку и сообщаем, что привезли документацию, — ее было несколько ящиков!
А он говорит: «О, милые, а зачем же вы все это мне привезли? Икон-то этих уж нет! Приехал благочинный, погрузил все в пятитонку и увез. А что я могу сделать? Начальство».

Дальнейшая судьба этих произведений мне не известна.
Не известна она и тем людям, которые на протяжении многих лет хранили, описывали и учитывали их как государственную собственность.

Что, впрочем, совсем не удивительно.
Русская Православная церковь — общественная организация, и то, как она распоряжается своим имуществом, — ее внутренний вопрос.

Но иконы в любом случае РПЦ на сегодняшний день не очень волнуют.
Им нужна земля и недвижимость — очень прозаичные и простые вещи.
Недавно я читал интервью с новым директором Соловецкого музея — архимандритом Порфирием, наместником местного монастыря, которого не так давно назначили на эту должность вместо музейного специалиста.
Так он говорит о том, что туризм на Соловки надо прекратить.
Мол, мешает молитвенному уединению.

Что означает «прекратить туризм на Соловки» при переводе на русский язык?
Туризм будет сокращаться, а паломничество увеличиваться.
Те же самые люди будут ехать на Соловки по путевкам паломнического центра монастыря, а не музея. Результат вполне понятный: паломничество — это религиозная деятельность, налогами не облагаемая.

Tags: Путинизм-кретинизм, РПЦ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 15 comments