Analitik (analitik_tomsk) wrote in m_introduction,
Analitik
analitik_tomsk
m_introduction

Category:

Клинамен вчера-сегодня.

Писал предисловие к материалу, но оно разрослось до самостоятельного значения, поэтому помещаю отдельно. (Аналитик).
========================================

Написал отзыв в "Топос" на обрубок-копипаст Бадью по Власову.
Перечитал его и захотелось что-то поправить, что-то добавить, то есть возник обычный импульс творчества правки, порожденный сдвигом Бытия от "вчера" к "сегодня".
Начал править и уловил, что материал стал поворачиваться, терять семантику "вчера", поэтому оставляю его "так как есть".


Но процесс правки и онтологический сдвиг "вчера-сегодня"не прошел бесследно и сформировал  вопрос: Какова ценность подобного обрубочного копипаста Анатолия?


Копипаста, сделанного с благими намерениями, в качестве жеста просвещающего публику.
Краткое переложение Бадью синтаксисом и семантикой  Власова, слабым подобием результата битвы диодохов копипаста за обломки гегелевско-бадьюанской империи смысла, как сказал  Маркс нам в свое время?

Каковы здесь стратегии помысливания данной ситуации.

1. Банальный внешний импульс гнева на возникшую границу копипаста, то есть процесс разрешения противоречия между "Всеобщим" и "Единичным".
Допустим, мальчуган 13 лет выборочно читает "Трех мушкетеров" Дюма по синтаксису дуэлей и драк, формируя свою область семантики на поле смысла  Дюма, которое мы обозреваем внешним образом с позиции Всеобщего, включающего в себя всего Дюма со всеми его возможными потрохами синтаксиса и семантики.
Понимание того, что мальчугану 13 лет и он учится, то есть находится во временном процессе приобщения к Опыту Всеобщего, к синтаксису и семантике, которой владеем мы, как Всеобщее, умиротворяет нас с этим пацаном, гасит наш импульс гнева, отсрочкой ожидания.
Тем более, что мы видим подтверждение нашему ожиданию; развертываем  движение мальчугана в "Трех мушкетерах" как целевой процесс расширения его пацанской онтологии до онтологии Всеобщего, когда он в 17 лет начинает прихватывать в тексте Дюма любовные сцены и к  33 годам превращается в "Христа", проглотив всего Дюма, то есть превращается в нас с вами, во взрослых, во Всеобщее.
Из зеленой гусеницы вылезла прекрасная бабочка.

2. А если "пацан" останавливается в своем онтологическом расширении-развитии  и оформляется в Особенное как Власов?
(Пролетариат, как Особенное!)
Энергетика детства пацана не отливает его детскость во взрослость, детство в зрелость?
(Экономическая борьба пролетариата никогда не приведет пролетариат в область научно-политического...)
Не может или не хочет прочитать пацан всего Дюма или прочитать Дюма до "конца"?..

Лосев говорит о Платоне и "Пире".
"Платоническое" созерцание идей настолько пронизано специфическим Эросом, что часто вместо созерцания испытывается какое-то тонкое ощущение тошноты.
Это - в буквальном смысле постельное ощущение идей, созерцание идей при помощи собственного фаллоса.
Пусть не указывают на то, что "Федр" и "Пир" есть не проповедь педерастии, а преодоление ее, что Сократ изображен тут именно высокой нравственной личностью, всею своею жизнью протестующий против педерастии.
Во-первых, совершенно неверно, что в "возвышенных" местах этих диалогов "мальчик" отсутствует.
"Мальчик" присутствует решительно везде, даже там, где исключается плотское вожделение...
Во-вторых же, там, где общение с мальчиком становится духовным, там впечатление складывается еще более тошнотворное..."если, в первом случае "Сократ со своими собеседниками, захлебываясь от восторга, сюсюкал и слюноточил по поводу телесных красот  юношей", то во втором случае "гораздо хуже и совсем несносно.
Это - то, что в мистически-аскетической литературе заклеймено позорным именем "прелести", т.е. духовного ослепления и утверждения результатов собственной капризной фантазии за подлинную и истинную реальность ...

Что пакостней и тошнотворней - быть служителем Урании Народной или быть служителем Урании Небесной"..
.что лучше, -  быть в интеллектуальном плане тайским мальчиком или отсасывающим Михалковым, когда  можно показательно-вальяжно демонстрировать Право обращения на "ты" к первому лицу государства, менту, под запись TV-камер, усадив его рядом с собой за монтажный стол,  существуя во внутреннем диалоге  семантики ментовского режиссерского подстрочника  сладко-уничижительной манеры персонажа романов Достоевского: "Конечно же я знаю, что тебя брюзгливо кормили на кухне Собчака - Но ты у меня отсосешь - Мое унижение меня же и возвышает, поскольку я унижаюсь, играя унижение - Но ты у меня реально отсосешь"...и так далее.


3. В этом ключе, собственно, существует и функционирует академическая школа.
Опять же Лосев говорит по поводу Платона и платонической любви в академическом изложении.
Конечно сложилась уже вековая традиция прочтения Платона скрепленная кучей диссертаций, авторитетом академических авторов и научных суждений типа:
"Не нужно понимать Это буквально";
"Странности" этой  платоновской теории любви есть необходимая дань своему времени, той социальности";
"Есть и подлинное понимание Платона";
"Разве Любовь к неземной красоте не есть христианство"?
"А духовный Эрос постоянного искательства красоты - разве это не не романтизм?"
,
а марксоидные методологи добавят: "ты чо тупарь не видишь здесь зачатки метода восхождения от конкретного к абстрактному, и подбежавший "Ильенков со товарищи" поправят этих первых марксоидов, что не от конкретного к абстрактному, а наоборот от абстрактного к конкретному и завяжется между ними свара со членовредительством, с втыканием сапожного ножа в собственное горло..."

4.  В такой ситуации пошлость "особенного" Власова превращается во всеобщность и подкрепляется всеобщностью, а ты, "всеобщий", низвергаешься в маргинальную помойку отстоя.
 А все потому, что ты изначально был в позиции внешнего наблюдателя за бегающим по  полю семантики (по зеленому лугу, на котором паслись женщины и кони) взрослеющим мальчиком и не контролировал его! ?
Поэтому и возникает вопрос: А где же мальчик?
Где, где, ..в "караганде"!..

5. Тактика Маркса на подобную ситуацию.
Предполагается процедура реальной трансцендентальности, которая формируется изнутри открытого пространства акторов, самогенерирующих из самих себя посредством логики идентичности или процедуры идентификации границу,  из-за которой фундируется трансцендентальная Ненависть, негативность, отрицание, которая трансформируется  в воспринимающих ее агентах-акторах этого пространства как стыд.
Ненависть, направленная на тебя при уяснении ее причин уже не отражается тобой от себя, а входит во внутрь тебя совершая инверсию ненависти-гнева на стыд, поскольку твоя самость совершает самоинверсию во встрече с Ненавистью как поворота  "себя как тебя" к "себе как  себя".
Можно все это описать и через дискурс, лаканизмы, означающие и дальнейшую муть, на которой ебанулось сегодняшнее ФКП.

6.   Такую трансцендентальную процедуру Истины можно было наблюдать во всхлипах говняной интеллигенции 90-х по направлению  к упертым коммунякам.
Покайтесь-постыдитесь!
Постыдитесь-покайтесь!
Интеллигенция трансцендентально толпилась у границ коммуняко-особенного и пыталась выбить из них Стыд покаяния, то есть призывала коммуняков поменять свою коммунячью масть на масть интеллигентов от говна и слиться с ними в экстазе  единства русской нации, русскага народа!

7. Реально же Маркс ушел в личную оппозицию: "Если вы марксисты, то я не марксист".
Обмерял с помощью Вейтлинга  черепа у новоявленных адептов на предмет выявления неспособности к отсосу и заслал Интернационал в Америку, подальше от "марксоидов", надеясь, что на девственной земле, не заросшей сорняками истории взайдут всходы нового коммунистического человека.

8. Лосев предлагает другую конструкцию.
"Я хочу "критиковать" Платона, вернее же, понимать его, - так, чтобы Платон остался именно Платоном, чтобы не оторвать ему голову, не обрубить руки и ноги и потом посмеяться: вот-де ваши идеалисты и другие "-исты"!
Нет, этого делать я не буду".

Собственно, это предлагает и следует этому Ленин, корректируя и коррелируя интеллектуализм Лосева "классовой" интуицией - "чтобы понять марксизм не нужно прочитать всего Гегеля", в чем видится плодотворность и, в тоже время, опасность интерпретации, как выставлении на кон тупой стадной чувственности.
Чувственность достаточна для онтологии, но не вершит ее логическую необходимость и всеобщность именно в такой ее непосредственной форме.
То есть Ленин предлагает постоянную проверку онтологии на зуб диалектическим методом.

9. И что нам делать с власовщиной?


Tags: Методология марксизма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments