Analitik (analitik_tomsk) wrote in m_introduction,
Analitik
analitik_tomsk
m_introduction

Category:

Гегель по Кожеву

Гегель по Кожеву

«Александр Кожев обладал огромным талантом рассказчика.
В его комментариях строгая гегелевская «Феноменология» превращается в своего рода философский роман с продолжением: в нем участвуют яркие персонажи, драматические сцены сменяют друг друга, неожиданные перемены ситуаций поддерживают напряжение, и читатель, жадно стремящийся узнать конец истории, требует продолжения» (Венсен Декомб, «Современная французская философия»).

В основе кожевского повествования лежит притча о Рабе и Господине — комментарий к разделу А главы IV «Феноменологии духа» («Самостоятельность и несамостоятельность сознания: господство и рабство»).
Этот фрагмент феноменологии является для Кожева центральным: он определяет весь ход мировой истории.

История — сцена, на которой разворачивается борьба господского и рабского сознания, человек — результат этой борьбы.
Необходимо учитывать, что во всем богатстве интерпретаций гегелевской философии данный ее эпизод часто понимается как метафора — метафора отношений взаимной зависимости и опосредования будь то в контексте становления одного и того же мышления или же связи человека и Бога и др.
Что касается Кожева, то его материалистическое истолкование истории предполагает конкретную борьбу конкретных людей (философий и идеологий) в конкретном мире.
Вслед за Марксом видя ее проявления, в частности, в производственных отношениях, он, однако, считает «дух», «самосознание», «сознание» и прочие гегелевские понятия не идеологическими квази-сущностями, а реальными формами становления вполне определенных социальных, политических и религиозных содержаний.

В конце Истории человек возвращается к своему животному существованию, чтобы никогда более из него не выходить: гегелевское движение, по Кожеву, описывает свой круг единожды — этот круг и есть история становления человека человеком, которая уже завершена.

Диалектическое развертывание Истории делится на три этапа.
Первый проходит под знаком Господства (и соответствует языческому, античному миропониманию), второй характеризуется через Рабство (речь здесь идет об иудео-христианской традиции).
Третья, атеистическая стадия представляет собой синтез первых двух и есть, собственно, Самосознание, или Абсолютный Дух, он же — Человек, он же — осознавший и завершивший своим осознанием историю Мудрец, он же — Гегель, и он же — в некотором роде уже не Человек, так как более не трудится, не борется, не желает и не говорит, а только предается пассивному и молчаливому созерцанию.

Это слишком краткое описание в действительности может быть сколь угодно долгим.
Принципиально в нем то, что конечная точка должна совпасть с начальной.
То есть в конце Истории человек возвращается к своему животному существованию, чтобы никогда более из него не выходить: гегелевское движение, по Кожеву, описывает свой круг единожды — этот круг и есть история становления человека человеком, которая уже завершена.

Оксана Тимофеева

Tags: Методология, Методология марксизма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 12 comments