Lenmarx (lenmarx) wrote in m_introduction,
Lenmarx
lenmarx
m_introduction

Categories:

К. МАРКС. ТЕЗИСЫ О ФЕЙЕРБАХЕ. Ильенков о переводе одного тезиса Маркса.

«Тезисы о Фейербахе» написаны К. Марксом в Брюсселе весной 1845 г. и находятся в его «Записной книжке» 1844—1847 годов.
Впервые они были опубликованы Ф. Энгельсом в 1888 г. в приложении к отдельному изданию его работы «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии»; там же указаны место и время написания тезисов.



После смерти Маркса на Энгельса легла вся ответственность и обязанность отвечать врагам, недругам и друзьям марксизма на многочисленные вопросы об интерпретации различных положений марксизма, трактовке марксизмом меняющейся действительности конца XIX века.
Наряду с подготовкой к печати 2-го и 3-го томов Капитала, Энгельс написал в это время несколько замечательных работ в развитие марксизма: «Происхождение семьи, частной собственности и государства», «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии», «Крестьянский вопрос во Франции и Германии», внес окончательные правки в старые работы, которые определяли основные положения марксизма, например, дал окончательное определение "пролетариата" в «Манифесте Коммунистической партии», прояснил их с Марксом понимание взаимоотношения "базиса" и "надстройки" в материалистическом понимании истории, предельность значения экономического детерминизма и опубликовал ставшие знаменитыми тезисы о Фейербахе молодого Маркса с всемирно известной формулой революционного подхода к действительности: "Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы
изменить его".
Последние публикации и правки Энгельса породили немало споров об аутентичности его переводов Маркса на общезначимый язык, для читателей же не можущих читать тесты Маркса и Энгельса в оригиналах постоянно возникал и вопрос с трудностью обычного перевода.
В частности, письмо Ильенкова, которое здесь выкладывается и говорит об одной такой трудности перевода.


Тезисы о Фейербахе.

1
Главный недостаток всего предшествующего материализма — включая и фейербаховский
— заключается в том, что предмет, действительность, чувственность берётся только в форме объекта, или в форме созерцания, а не как человеческая чувственная деятельность, практика, не субъективно.
Отсюда и произошло, что деятельная сторона, в противоположность материализму, развивалась идеализмом, но только абстрактно, так как идеализм, конечно, не знает действительной, чувственной деятельности как таковой.
Фейербах хочет иметь дело с чувственными объектами, действительно отличными от мысленных объектов, но самоё человеческую деятельность он берёт не как предметную деятельность.
Поэтому в «Сущности христианства» он рассматривает, как истинно человеческую, только теоретическую деятельность, тогда как практика берётся и фиксируется только в грязно-торгашеской форме её проявления. Он не понимает поэтому значения «революционной», «практически-критической» деятельности.
2
Вопрос о том, обладает ли человеческое мышление предметной истинностью, — вовсе не
вопрос теории, а практический вопрос.
В практике должен доказать человек истинность, т. е. действительность и мощь, посюсторонность своего мышления.
Спор о действительности или недействительности мышления, изолирующегося от практики, есть чисто схоластический вопрос.
3
Материалистическое учение о том, что люди суть продукты обстоятельств и воспитания,
что, следовательно, изменившиеся люди суть продукты иных обстоятельств и изменённого воспитания, — это учение забывает, что обстоятельства изменяются именно людьми и что воспитатель сам должен быть воспитан.
Оно неизбежно поэтому приходит к тому, что делит общество на две части, одна из которых возвышается над обществом (например, у Роберта Оуэна).
Совпадение изменения обстоятельств и человеческой деятельности может рассматриваться и быть рационально понято только как революционная практика.
4
Фейербах исходит из факта религиозного самоотчуждения, из удвоения мира на религиозный, воображаемый мир и действительный мир.
И он занят тем, что сводит религиозный мир к его земной основе.
Он не замечает, что после выполнения этой работы главное-то остаётся ещё не сделанным.
А именно, то обстоятельство, что земная основа отделяет себя от самой себя и переносит себя в облака как некое самостоятельное царство, может быть объяснено только саморазорванностью и самопротиворечивостью этой земной основы.
Следовательно, последняя, во-первых, сама должна быть понята в своём противоречии, а затем практически революционизирована путём устранения этого противоречия. Следовательно, после того как, например, в земной семье найдена разгадка тайны святого семейства, земная семья должна сама быть подвергнута теоретической критике и практически революционно преобразована.
5
Недовольный абстрактным мышлением, Фейербах апеллирует к чувственному созерцанию; но он рассматривает чувственность не как практическую, человеческчувственную деятельность.
6
Фейербах сводит религиозную сущность к человеческой сущности.
Но сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду.
В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений.
Фейербах, который не занимается критикой этой действительной сущности, оказывается
поэтому вынужденным:
1) абстрагироваться от хода истории, рассматривать религиозное чувство [Gemut] обособленно и предположить абстрактного — изолированного — человеческого индивида;
2) поэтому у него человеческая сущность может рассматриваться только как «род», как
внутренняя, немая всеобщность, связующая множество индивидов только природными узами.
7
Поэтому Фейербах не видит, что «религиозное чувство» само есть общественный продукт и что абстрактный индивид, подвергаемый им анализу, в действительности принадлежит к определённой общественной форме.
8
Общественная жизнь является по существу практической.
Все мистерии, которые уводят теорию в мистицизм, находят своё рациональное разрешение в человеческой практике и в понимании этой практики.
9
Самое большее, чего достигает созерцательный материализм, т. е. материализм, который
понимает чувственность не как практическую деятельность, это — созерцание им отдельных индивидов в «гражданском обществе».
10
Точка зрения старого материализма есть «гражданское» общество; точка зрения нового
материализма есть человеческое общество, или обобществившееся человечество.
11
Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы
изменить его.

Э.В. Ильенков
Письмо в Институт марксизма-ленинизма


[вероятно, конец 50-х гг.]
Дорогие товарищи!
В последнем издании сочинений Маркса и Энгельса, непонятно почему, оказался искажен текст «Тезисов о Фейербахе», и искажение имеет принципиальный характер.
Во всех предыдущих изданиях «Тезисов» это место переводилось буквально и абсолютно правильно.
Теперь же оно «отредактировано» вольно, произвольно и сугубо неверно.
В подлиннике и в предыдущих переводах речь идет о том, что Фейербах в своей «Сущности христианства» рассматривает как истинно-человеческую только теоретическую деятельность, а практика берется им только «в грязно-иудейской форме».
В третьем томе последнего издания эта мысль Маркса передана так: «Практика берется и фиксируется только в грязно-торгашеской форме».
Редактор явно счел возможным отождествить «иудейское» с «торгашеским».
Между тем это никак не синонимы.
Тем более в данном контексте.
Ни о какой «торгашеской» практике в «Сущности христианства» Фейербаха вообще не упоминается.
Там нет ни одной мысли хотя бы близкой к этому.
Речь все время идет исключительно о древнеиудейской религии, о сущности Ветхого завета.
Фейербах видит суть этой религии в том, что она рассматривает природу как лишь «простое средство эгоистически-человеческих целей», лишь «как объект приложения воли».
Эту точку зрения на природу как на нечто само по себе «ничтожное», «нечистое», не имеющее значения само по себе, он противопоставляет точке зрения античных греков, как «истинно-человеческой» или «теоретической».
Это противопоставление, о котором и идет речь у Маркса, Фейербах развивает в 12 й главе, в «Значении творения в иудействе».
«Иудейский» взгляд на природу Фейербах толкует предельно широко, – как взгляд, согласно которому природа есть только средство субъективных целей и их продукт, связывая этот взгляд с «эгоизмом» религиозного сознания вообще и открывая в нем тайну христианства («Иудейство есть мирское христианство, а христианство – духовное иудейство»)
«Торгашество» здесь абсолютно ни при чем.
Речь здесь идет о большой философской проблеме, с которой Фейербах не справился, – об отношении человека как субъекта деятельности к природе как объекту.
Маркс дает афористичный набросок решения именно этой проблемы.
Ваше же исправление обессмыслило все это, исказило позицию как Фейербаха, так и самого Маркса.
Опасаясь, как бы данное неудачное «исправление» не стало нормой для всех последующих изданий «Тезисов», я и счел необходимым обратиться к вам, чтобы вы в той или иной форме предупредили хотя бы это, если уж нельзя оговорить «исправление» в списке опечаток.

"Во-первых, ни о какой «торгашеской» форме проявления практики в «Сущности христианства» вообще нет речи.
Речь идет совсем о другом – о древнееврейской религии, о Ветхом завете.
При этом имеются в виду те мотивы этой религии, которые с «торгашеством» абсолютно никакой связи не имели и не имеют.
Речь идет исключительно о том, что авторы Библии рассматривают природу как объект, не имеющий никакого самостоятельного значения, как нечто презренное и ничтожное, а весь смысл ее полагают в том, что она есть средство практически-человеческих целей, есть объект приложения воли.
Фейербах и противополагает этому – «иудейскому» – принципу отношения к природе античное, «теоретическое», «истинно-человеческое» отношение к природе как «созерцание природы», для которого природа «является прекрасным объектом», «имеющим цель своего существования о ней самой»
Фейербах, таким образом, противополагая «греков» и «иудеев», противополагает созерцание природы как объекта, абсолютно независимого от целей человека, – созерцанию природы как средства и продукта человеческой деятельности.
Эти рассуждения Фейербаха прямо и имеет в виду Маркс.
Фейербаха он и упрекает (как и в ряде других мест) в том, что тот не знает действительной, человеческой, практики, а знает ее только в том виде, в каком она преломлена в религии, и именно в христианской религии.
«Иудейство» для Фейербаха есть «мирское христианство», как и наоборот, «христианство – духовное иудейство» (глава 13 «Сущности христианства»).
Суть его (христианства) он и выясняет в ходе анализа Ветхого завета, Библии.
Автор Библии (а вовсе не торгаш) для него олицетворяет точку зрения, противоположную точке зрения науки, «теоретической деятельности».
Основная мысль, ради которой Фейербах вообще противопоставляет «греков» и «иудеев», следующая:
«Природа противоречит Библии, Библия противоречит природе!
Бог природы наделяет льва силой и органами, годными для того, чтобы поддержать его жизнь, а в случае необходимости задушить и сожрать человека.
Бог Библии освобождает человека из пасти льва...
При этом противоположении религиозного, или библейского, и естественного промысла автор особенно имел в виду плоскую, ограниченную теологию английских естествоиспытателей».
Далее идут рассуждения о том, что человек есть «цель творения», и о том, как этот принцип понимается в Библии (т.е. «иудеями»), рассуждения об отношении цели человеческой деятельности – и природы как таковой, о природе как средстве – но природе «самой по себе».
То и другое метафизически противопоставляется.
Речь все время идет о большой философской проблеме: целесообразная субъективная деятельность – объект – созерцание.
Ваша же редакция насчет «торгашества» рвет всю связь «Тезисов о Фейербахе» с этой проблемой и с рассуждениями Фейербаха по ее поводу.
Обессмысливается и позиция Фейербаха, и позиция Маркса в важнейшем, принципиальном пункте".


Tags: Маркс, Методология марксизма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments