sedoia (sedoia) wrote in m_introduction,
sedoia
sedoia
m_introduction

Category:

Х съезд РКП(б) или Еще раз о профсоюзах.


"Еще раз о профсоюзах, о текущем моменте и об ошибках тт. Троцкого и Бухарина"  - так называлась статья Ленина, которая в советские времена входила в обязательный список литературы по курсу диалектического материализма, поскольку Ленин в ней попутно объяснял Бухарину, что такое диалектика и чем она отличается от эклектики.
Но никто никогда не рекомендовал ни эту, ни другие статьи и речи Ленина в профсоюзной дискуссии для изучения истории КПСС или истории СССР, - не рекомендовали по одной простой причине: содержание этих выступлений Ленина слишком расходилось с трактовкой дискуссии о профсоюзах в советских учебниках.
Официальная история сделала не то чтобы запретными, но крайне нежелательными и многие партийные документы, необходимые для изучения этого вопроса, в том числе Программу РКП(б), принятую в 1919 г.
С нее и начнем, тем более что этот документ, дающий аутентичное представление о намерениях большевиков, и сейчас вспоминают крайне неохотно.



 Забытая программа



Программу РКП(б), принятую VIII съездом, писали марксисты, еще помнившие о том, что социализм в представлении основоположников - это самоуправляемое общество без государства.
(Уже из этого представления, кстати, вытекала невозможность построения социализма в одной стране; но Сталин в 1939 г.  эту проблему обошел просто: что построил, то и назвал социализмом. Благо из образованных марксистов к тому времени в живых оставался только один, да и тот в Мексике.) 
Самоуправление представлялось таким образом, что политика находится в ведении Советов (не сталинского Верховного Совета, а Советов образца 1917 г.), а экономика - в ведении профсоюзов и различных коопераций.
О профсоюзах, в частности, в Программе сказано:
 
"5. Организационный аппарат обобществленной промышленности должен опираться в первую голову на профессиональные союзы.
Они должны все больше освобождаться от цеховой узости и превращаться в крупные производственные объединения, охватывающие большинство, а постепенно и всех поголовно, трудящихся данной отрасли производства.
Будучи уже, согласно законам Советской республики и установившейся практики, участниками всех местных и центральных органов управления промышленностью, профессиональные союзы должны прийти к фактическому сосредоточению в своих руках всего управления всем народным хозяйством, как единым хозяйственным целым. Обеспечивая, таким образом, неразрывную связь между центральным государственным управлением, народным хозяйством и широкими массами трудящихся, профессиональные союзы должны в самых широких размерах вовлекать последние в непосредственную работу по ведению хозяйства.
Участие профессиональных союзов в ведении хозяйства и привлечение ими к этому широких масс является, вместе с тем, и главным средством борьбы с бюрократизацией экономического аппарата Советской власти и дает возможность поставить действительно народный контроль над результатами производства". <1>
Чтобы понять, о чем здесь идет речь, необходимо знать, что заводами и фабриками в те времена управляли местные комитеты профсоюзов.
В октябре 1917 г. большевики не раздавали рабочим заводы и фабрики, как принято считать; но еще задолго до Октября, столкнувшись с локаутами, пролетарии потребовали "рабочего контроля над производством".
Придя к власти, большевики приняли соответствующий декрет - 16(29) ноября 1917 г. Процитируем из него несколько пунктов:
"6. Органы рабочего контроля имеют право наблюдения за производством, устанавливать минимум выработки предприятия и принимать меры к выяснению себестоимости производимых продуктов.
7. Органы рабочего контроля имеют право контроля всей деловой переписки предприятия, причем за сокрытие корреспонденции владельцы ответственны по суду...
Владельцы обязаны предъявлять органам рабочего контроля все книги и отчеты...
8. Решения органов рабочего контроля обязательны для владельцев предприятий и могут быть отменены лишь постановлением высших органов рабочего контроля.
9. Предпринимателю или администрации предприятия предоставляется 3-дневный срок для обжалования в высший орган рабочего контроля все постановления все постановления низших органов рабочего контроля". <2>

Однако опять-таки еще задолго до Октября "владельцы", в первую очередь иностранцы, начали вывозить капиталы за рубеж, бросая свою недвижимость на произвол судьбы; после Октября бегство не прекратилось, - и таким образом, еще до всяких конфискаций управление брошенными заводами стало переходить к профсоюзным комитетам, осуществлявшим рабочий контроль.
Снизу управляли профсоюзы, а сверху - наркоматы и "главки", учреждения бюрократические (поскольку в те времена бюрократическими именовались все невыборные учреждения, а "бюрократами", соответственно, все назначенные сверху, а не избранные снизу чиновники), - и здесь образовалась некоторая нестыковка, о которой речь впереди.
Сейчас же обратим внимание на то, что в момент принятия Программы профсоюзные организации были лишь "участниками" местных и центральных органов управления промышленностью; в дальнейшем, по замыслу, должны были постепенно вытеснить все бюрократические государственные учреждения и все управление всем народным хозяйством сосредоточить в своих мозолистых руках.
Много говоря о роли и задачах профсоюзов, в том числе в области "широкого и всестороннего использования... специалистов науки и техники", налаживания взаимопонимания и сближения "разъединенных капитализмом работников физического и умственного труда", Программа ни словом не обмолвилась о "защите интересов трудящихся".
Большевики считали, что эта функция профсоюзов, важнейшая в капиталистических странах, не актуальна при тех широчайших полномочиях, которые получили профсоюзы в Стране Советов.
Они защищают свои интересы тем, что сами управляют.
Однако в России, как и во всем мире, профсоюзное движение родилось именно из потребности защищать интересы рабочих, и сами пролетарии, как впрочем, и многие старые профсоюзные работники, никогда об этом не забывали.
И тут выяснилось, что одновременно защищать свои интересы и эффективно управлять совершенно невозможно.
Тем более что управлять они еще не научились, а в защите своих интересов имели достаточно богатый опыт.
(В 80-е годы М.С. Горбачев провел аналогичный эксперимент: ввел выборность руководства на предприятиях, - и первыми застонали выборные руководители: они оказались связаны по рукам и ногам своими выборщиками...)
Из этой-то коллизии в действительности и родилась знаменитая дискуссия о профсоюзах.

 
"Огосударствление", - кто против?

Увы, не только в советские времена, но и в нынешние мы можем узнать из учебников, что Троцкий требовал "огосударствления" профсоюзов, а Ленин этому воспротивился.
Но что такое "огосударствление"?
В лучшем случае нам этого вообще не объяснят, в худшем - скажут, что это предполагало подчинение профсоюзов государству с целью лишить их всякой самостоятельности (еще добавят "закручивание гаек", непременно в кавычках, будто это цитата, хотя Троцкий никогда и нигде этих слов не произносил).
Но эта складная версия всегда умалчивала о том, какую роль в те годы играли профсоюзы, - и о том, какую роль им отводила Программа партии; она апеллировала к тем представлениям о роли и задачах профсоюзов, которые сложились после введения нэпа. А кроме того, просто искажала факты: в так называемой "Платформе 10-ти", подписанной среди прочих и Лениным, мы никакого осуждения идеи "огосударствления" не найдем.
"Быстрое огосударствление профсоюзов, - говорится в этом документе, - было бы крупной политической ошибкой..." <3>
То есть и Ленин, и профсоюзные лидеры, подписавшие эту платформу (Томский и Рудзутак), возражали всего лишь против "быстрого" огосударствления. Троцкий по этому поводу вопрошал: "Что значит "быстрое"? Сколько верст в час?..
Нужно сказать: развиваемся ли в сторону огосударствления союзов или нет.
Если да, то нужно уяснить, от чего зависит темп этого развития".
<4> 
Ответа на эти вопросы не дала и окончательная редакция документа - резолюция съезда: у руководящей фракции ЦК было слишком много причин  обходиться общими местами, никого ни к чему не обязывающими.
На X съезде Троцкий предрекал: "...Резолюция X съезда о профсоюзах до XI съезда не доживет".
Год спустя, на XI съезде, он с удовлетворением констатировал: "Не дожила".
Прожила она всего несколько месяцев; но прежде чем объяснить почему, уточним все-таки, что на самом деле подразумевалось под "огосударствлением" и почему никто против него в принципе не возражал.
Сам Троцкий, правда, предпочитал говорить о "сращивании", - обратимся к его содокладу на X съезде:
"...Профсоюзы сейчас живут и работают не так, как в конце 1917 или начале 1918 г., когда перед ними была в смысле организации хозяйства пустыня или местность, занятая нашими врагами.
Теперь у нас есть более или менее стройная или неуклюжая система хозяйственных организаций.
Говорят профсоюзам: "Вы должны расширить ваше организационное влияние на производство. Вы должны гораздо более, чем раньше, взять в свои руки непосредственное руководство организацией хозяйства"...
Но что это значит?
Но каким образом?
Вы знаете, что борьба велась против сращивания.
Профсоюзы в области хозяйства имеют, однако, перед собой наличный, существующий... государственный аппарат.
Каким образом профсоюзы могут увеличить свою хозяйственную руководящую роль: мимо этого аппарата, через его посредство или путем организационного сращивания с ним?
Это есть вопрос, с которым мы на каждом шагу сталкиваемся"
<5>.
Вот о чем в действительности шла речь и вот почему никто в принципе против "огосударствления" не возражал: что тут возразишь, если, во-первых, речь шла о расширении роли профсоюзов, а не ограничении, а во-вторых, полностью укладывалось в направление, намеченное Программой РКП(б)?
В статье Ленина "Еще раз о профсоюзах..." мы читаем: "...Если есть коренные и глубокие принципиальные разногласия... разве они не оправдывают даже самых резких и фракционных выступлений?..
Конечно, оправдывает, если разногласия действительно крайне глубоки и если исправления неправильного направления политики партии или рабочего класса нельзя достигнуть иначе.
Но в том-то и беда, что таких разногласий нет. Тов. Троцкий старался их указать, но не мог".
Еще более красноречиво Ленин выразился раньше, в статье "О профессиональных союзах...":
"Надо ли было выносить все такие споры на широкую дискуссию?
Заниматься этим безделием?
Занимать нужные для нас недели перед партийным съездом?
В это время мы могли бы разработать и изучить вопрос о премиях, о дисциплинарных судах, о сращивании.
Вот эти вопросы мы разрешали бы деловито в цекистской комиссии".
Итак, дискуссию, которую советские учебники подавали как принципиальнейшую и едва ли не судьбоносную, Ленин считал "безделием".
Что же побудило "тов. Троцкого" искать несуществующие разногласия?
 
Еще раз о продналоге.

В начале 1920 г. война отодвигалась к окраинам бывшей Российской империи, высвобождались армии, но еще не ясно было, удастся ли решить миром спорные вопросы с Польшей, которую Антанта усиленно подталкивала к войне с Россией, - демобилизацию сочли преждевременной.
Однако кормить армию становилось все тяжелее, - тогда и родилась идея "использовать высвободившиеся армии для хозяйственных задач", с тем чтобы в случае войны с Польшей их легко и быстро можно было привести в боевое состояние
.
Троцкому было поручено отправиться на Урал и собственноручно превратить 3-ю армию в 1-ю трудовую.
Среди членов (и кандидатов в члены) Политбюро он оказался первым, кто непосредственно столкнулся с разоренным 6-летней войной хозяйством, и своими впечатлениями в феврале 1920 г. - то есть еще до IX съезда, который примет курс на "милитаризацию",  - поделился в специальной записке в ЦК:
"...Полупролетарские и даже пролетарские элементы городов оседают в деревне, где заводят свои продовольственные хозяйства.
Промышленность теряет рабочую силу, земледелие эволюционирует в сторону увеличения числа самодовлеющих продовольственных хозяйств.
Этим самым подрывается основа продовольственной политики, построенной на извлечении излишков.
Если нынешний продовольственный год показывает значительный успех заготовок по сравнению с прошлым, то это нужно отнести за счет расширения территории и некоторого улучшения продовольственного аппарата.
В общем же продовольственные ресурсы грозят иссякнуть, против чего не может помочь никакое усовершенствование реквизиционного аппарата.
Бороться против таких тенденций хозяйственной деградации возможно следующими методами:
1. Заменив изъятие излишков известным процентным отчислением (своего рода подоходный прогрессивный натуральный налог), с таким расчетом, чтобы более крупная запашка или лучшая обработка представляли все же выгоду.
2. Установив большее соответствие между выдачей крестьянам продуктов промышленности и количеством ссыпанного ими хлеба не только по волостям и селам, но и по крестьянским дворам."
<6>
С этой самой замены "изъятия излишков" (продразверстки) продовольственным налогом и начнется новая экономическая политика.
Но только через год.
А тогда, в феврале 1920-го...
"Я был обвинен во фритредерстве, в стремлении к свободе торговли - и получил 4 голоса в Центральном Комитете. ...
Остальные члены ЦК, во главе с Лениным, обвиняли меня во фритредерстве.
Дискуссия по этому вопросу не поднималась, - рабочая демократия тогда еще не была объявлена, и вопрос остался в недрах Центрального Комитета...
Я доказывал, что... необходимо создать в этой области стимул, стремление к улучшению крестьянского хозяйства, что может быть сделано... путем уступок экономического характера.
К этому пришли через год.
Я не отчаивался тогда, я был уверен, что мы придем к этому.
Но боюсь все же, что мы своим промедлением удвоили и утроили нынешние затруднения" <7>. 
Троцкому ничего не оставалось, как подчиниться большинству - и искать себя в  "милитаризации".
Тем более что параллельно развивался другой сюжет, в который он также оказался втянут.
 
Бывают ли чудеса в большевистском государстве?

В общем развале хозяйства самым опасным для страны был паралич транспорта. Американский инженер Маккили, друг Советской республики, прибывший в Россию, чтобы помочь, изучив положение дел, пришел в отчаяние: "В течение 1920 г... ваш транспорт умрет, а значит, умрет и страна.
Ибо что будет делать эта страна без транспорта?"
Отечественный инженер Ломоносов в конце 1919 г. был не намного оптимистичнее: в лучшем случае в течение ближайшего года транспорт удастся удержать от дальнейшего падения. "Он говорил полушутя, что чудес не бывает даже в большевистской государстве. Тов. Ленин ответил: "А может, все же сделаем чудо?" <8>.
Сказал - и откомандировал на транспорт главного партийного чудотворца (уже сотворившего чудо создания Красной Армии) - Троцкого.
И в течение полугода транспорт был спасен.
Во всяком случае резолюция ЦК в сентябре 1920 г. отметила "несомненное улучшение на транспорте".
Но Ломоносов оказался прав - чудес не бывает даже в большевистском государстве, и, чтобы спасти транспорт, Троцкому пришлось принять целый ряд чрезвычайных мер.
Это были не только кнут и пряник - жесткие дисциплинарные меры, с одной стороны, и фактический отказ от принятой в то время "уравниловки" ("ударные пайки" и прочие натуральные вознаграждения) - с другой.
Прежде всего Троцкий схлестнулся с профсоюзными органами, привыкшими защищать интересы рабочих, но совершенно неспособными организовать работу.
Не долго думая, он сменил профсоюзное руководство, поставил людей деятельных и энергичных, и никто в ЦК его за это не осудил; более того, сам ЦК принимал резолюцию о создании объединенного профсоюза транспортников и его руководящего органа, Цектрана, в обновленном составе, - ибо что будет делать эта страна без транспорта?
А среди рабочих тем временем нарастало недовольство.
Вызывали его не в последнюю очередь "ударные" пайки у одних и неударные у других, скудость этих пайков, даже ударных, - в конечном счете это было недовольство экономической политикой, чего многие рабочие не сознавали и не могли выразить в такой внятной форме, как кронштадцы в 1921 г.

Но большинство ЦК к такому пониманию недовольства оказалось неготово и, чувствуя некое брожение, некую смутную опасность, предпочло искать козлов отпущения.
В своей речи "О профессиональных союзах, о текущем моменте и об ошибках т. Троцкого" (30 декабря 1920 г.) Ленин рассказывал:
"В ноябре (9 ноября) собирается пленум, и Троцкий приносит свои тезисы...
После отчаянных дебатов принимается резолюция 10 против 4, в которой говорится в вежливой и товарищеской форме, что Цектран сам "уже поставил на очередь" "усиление и развитие методов пролетарской демократии внутри союза".
Говорится, что Цектран должен "принять деятельное участие в общей работе ВЦСПС, входя в его состав на одинаковых с другими союзными объединениями правах".
В чем основная мысль такого решения ЦК?
Она ясна: "Товарищи из Цектрана! выполняйте не формально только, а по существу, решения съезда и ЦК, чтобы своей работой помогать всем союзам, чтобы не было ни следа бюрократизма, предпочтения, чванства, будто мы-де лучше вас, богаче вас, больше получаем помощи".
После этого мы переходим к деловой работе.
Создается комиссия, состав ее напечатан.
Из комиссии Троцкий уходит, срывает ее, не желает работать.
Почему?
Мотив один.
У Лутовинова бывает игра в оппозицию" <10>.
Однако тремя неделями позже - очевидно, под давлением оппонентов - Ленин свои показания изменил, и в статье "Кризис партии" мы читаем:
"Пленум ЦК 9-го ноября.
Троцкий вносит "черновой набросок тезисов": "Профсоюзы и их дальнейшая роль", где проводится политика "перетряхивания", прикрытая или приукрашенная рассуждениями о "тягчайшем кризисе" профсоюзов и о новых задачах и методах.
Томский, усиленно поддержанный Лениным, считает центром тяжести споров именно "перетряхивание", в связи с неправильностями и преувеличениями бюрократизма у Цектрана.
При этом в споре некоторые, явно преувеличенные и потому ошибочные, "выпады" допускает Ленин... " <11>
Обратим на это внимание: Ленин признает, что сам погорячился.
И далее:
"Тезисы Троцкого отклонены. Приняты тезисы Ленина.
В окончательной форме резолюция проходит 10-ю голосами против 4-х (Троцкий, Андреев, Крестинский, Рыков).
И в этой резолюции защищаются "здоровые формы милитаризации труда", осуждается "вырождение централизма и милитаризованных форм работы в бюрократизм, самодурство, казенщину" и т.д.
Цектрану указано "принять более деятельное участие в общей работе ВЦСПС, входя в его состав на одинаковых с другими союзными объединениями правах" <12>.
Вот теперь уже становится понятнее, против чего восстал Троцкий: все, что было в этой резолюции "товарищеского", внесено по его требованию, однако и окончательный текст - с "самодурством" и "казенщиной" - Троцкого не удовлетворил.
Он счел резолюцию оскорбительной для своих чудотворцев - и в знак протеста отказался работать в комиссии.
Прав он был или не прав, "огосударствление" и мифическое "закручивание гаек" здесь во всяком случае ни при чем.
Судя по тому, сколько раз в течение дискуссии Ленин повторил, что в Цектране отличные работники, что их никто не думал унижать и дискредитировать, он прекрасно понимал, в чем истинная причина конфликта.
Он понимал это и на съезде:
"Если мы кого-либо с высоких должностей смещаем, то в этом ничего порочного нет. Это никого не порочит" <13>.
Однако у Троцкого на этот счет было иное мнение (цитируем по стенограмме):
"Когда перетряхивали НКПС, я хотел хотя бы одного найти, которого можно было бы поставить народным комиссаром путей сообщения или в коллегию ввести из состава старого ЦК профсоюза - нецектранщика, - но по инициативе Ленина мое предложение было отклонено: ЦК взял сплошь центранщиков и поставил их во главу НКПС.
Хорошо он сделал или плохо, это - вопрос другой, но нельзя, чтобы партийная газета в то же самое время говорила, что эти методы НКПС являются "издергиванием массы", являются "полицейскими".
Это - двурушничество!
Нельзя одному заводить рабочую демократию, а когда она приводит к осложнениям - говорить другому по телефону: "Теперь давайте палку - это ваша специальность". Это - двурушничество! (Аплодисменты).

Не может быть такого разделения, когда одни работники в момент паралича транспорта посылаются на ответственные работы, а потом, когда они заданное выполнят, Хаины начинают их хаять...
Вот мое мнение: когда ЦК, - и пусть будущий ЦК намотает себе это на ус, - когда ЦК находит необходимым свою политику ломать в течение года... он не должен делать это так, чтобы его собственные ошибки вымещались на спине тех работников, которые были только исполнителями воли самого Центрального Комитета. (Голоса: "Правильно!" Аплодисменты") <14>
"Принципиальные разногласия", пожалуй, все-таки были, но заключались они в том, что Троцкий, как, впрочем, и многие хозяйственники в то время,  не верил в чудеса "военного коммунизма", в то, что на этой стезе можно поднимать хозяйство, не прибегая ни к каким чрезвычайным мерам, в том числе к нарушению принципа выборности, - а фракция, возглавляемая Лениным (в профсоюзной дискуссии, правда, намного активнее был Зиновьев), то ли верила, то ли делала вид, будто верит...
Разрешила споры не резолюция о профсоюзах, принятая съездом (этот набор общих мест в принципе ничего разрешить не мог), а резолюция о замене разверстки продналогом, положившая конец "военному коммунизму".
Но дискуссия о профсоюзах имела иные последствия.

 
Раскол ЦК.

Протест Троцкого побудил некоторых членов ЦК перейти на его сторону.
В результате на декабрьском пленуме ЦК раскололся пополам, даже с небольшим перевесом на стороне Троцкого: 8 против 7, и вот это уже было по-настоящему серьезно для Ленина.
Советские учебники обвиняли Троцкого в том, что в совершенно не подходящий для этого момент он навязал партии дискуссию.
В том же упрекал его и Ленин.
Однако сам Троцкий на съезде его обвинения опровергал (цитируем по стенограмме):
"В известный момент, в середине декабря, Зиновьев по телефону мне говорит: "Тов. Троцкий, дайте ваши тезисы для напечатания, потому что дискуссия прет со всех сторон, и дальше ее удерживать нет возможности.
Я только что говорил с Лениным, и мы оба вам предлагаем это".
Вот как было дело. Тов. Зиновьев, правда или нет? (Зиновьев: "Совершенно верно".)" <15>.
Дискуссия о профсоюзах была успешно использована для проведения выборов на съезд по платформам и в результате - подбора ЦК по фракционному принципу.
О том, во что превратили выборы на съезд Зиновьев, Сталин и Ко, немало горьких слов сказали на съезде не только депутаты, не принадлежавшие ни к одной из двух "цекистских" фракций, но и сторонники "платформы 10-ти".
Это была генеральная репетиция будущей "борьбы с троцкизмом", и как ни старался Ленин, сдержать своих сторонников ему не удалось.

Фактически выборы проводились под лозунгом "за Ленина или против Ленина", и проголосовать за какую-то иную платформу (а их было 5) в этой ситуации могли разве что люди, принципиально отвергавшие такую постановку вопроса.
Они оказались в меньшинстве.
На съезде, как известно, была принята резолюция "О единстве партии", запретившая фракции и группировки, но роковое значение этой резолюции сильно преувеличивается - именно потому, что и съезды (в то время ежегодные) и ЦК принимали резолюции в огромном количестве и отменяли их так же легко, как принимали; потому что и без всяких отмен часто жили не по принятым резолюциям (жизнь диктовала свое),  а порою, по свидетельству самого Ленина, просто забывали о них.
В конечном счете все зависело о того, в чьих руках окажется та или иная резолюция, кто и как будет ее применять.
И если было на съезде нечто, сыгравшее действительно роковую роль, так это именно подбор ЦК по фракционному принципу.
ЦК покинули Крестинский (член Политбюро),  И.Смирнов, Преображенский и Серебряков, возглавлявшие Секретариат и Оргбюро, но имевшие неосторожность поддержать Троцкого в его протесте.
На их место пришли будущие верные соратники Сталина: Молотов (возглавивший Секретариат и Оргбюро), Ворошилов, Орджоникидзе, Ярославский - фигуры совершенно иного калибра, А в Политбюро место Крестинского занял Зиновьев.
Таким образом Троцкому было обеспечено твердое меньшинство в ЦК - на все случаи жизни; победить во внутрипартийной борьбе он уже не мог в принципе.
Ленин считал новых членов ЦК своими искренними сторонниками, надеялся с их помощью укрепить свои позиции.
Но они оказались друзьями Сталина.
Когда Ленин понял это и "пожалел", как предрекал ему Троцкий на съезде,  было уже слишком поздно.
А профсоюзы...
Что профсоюзы?
Новая экономическая политика отодвинула их от всякого участия в производстве и уже в 1921 г. сделала совершенно неактуальными споры о том, каким образом они должны увеличивать свою роль в управлении хозяйством.
И, покончив с нэпом в конце 20-х, Сталин не вспомнил о Программе РКП(б) 1919 г., - о ней вообще предпочитали больше не вспоминать.
-----------------------------------------------------------------------------------
Литература:
1. Программа РКП(б). Цит. по: VIII съезд РКП(б). Протоколы, Москва, 1959
2. Положение о рабочем конроле. Цит. по: В.И.Ленин. Сочинения. Издание 3-е (стереотипное), т. XXII. C. 549-550 (Приложения).
3. "Роль и задачи профессиональных союзов" (Проект постановления съезда РКП, внесенный группой "Десяти"). Цит. по: X съезд РКП(б). Стеногафический отчет. Москва, 1963.
4. X съезд РКП(б). Стеногафический отчет. Москва, 1963.
5. X съезд РКП(б). Стеногафический отчет. Москва, 1963. C. 358.
6.  Цит. по: Л.Троцкий. Новый курс. М., 1924.
7. X съезд РКП(б). Стеногафический отчет. Москва, 1963. С. 350
8. Там же, с. 356.
9. Там же, с.
10. В.И. Ленин. ПСС, т. 42. С 218-219.
11. Там же, с. 235.
12. Там же, с. 236.
13.  X съезд РКП(б). Стенографический отчет. Москва, 1963. С.  379
14.  Там же, с. 392
15. Там же, с. 393
Антон Левитин


Tags: Партия-профсоюзы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments