thinker_up (thinker_up) wrote in m_introduction,
thinker_up
thinker_up
m_introduction

Понимание истории управляет будущим

Введение. Апология истории.

Если 20 лет назад антикоммунизм и антисоветизм преобладали в общественном сознании, то затем шёл процесс полевения, и можно говорить если не о реставрации то о ренессансе советского сознания. Современный советизм основан на переосмыслении прошлого и интеллектуальном усилии тех, кто был очарован либеральной риторикой и рыночными мифами. Происходит обратный процесс от рыночного либерализма к национализму и далее к более левым «измам», к социальному государству, к социал-демократии и, наконец, к действительно коммунистическим убеждениям. Опыт советской действительности и нынешняя реальность позволяют сделать вывод, что крупная частная собственность является ни чем иным, как экономической  диктатурой собственника. Крупная собственность – это гигантская экономическая власть, которая неизбежно конвертируется во власть политическую. Эта политическая власть, порожденная экономическим тоталитаризмом крупной собственности, неизбежно является тоталитарной. Все изыски насчет рыночной демократии, оказываются идеологическим мифом, призванным сохранить лояльность граждан к экономической и, следовательно, политической диктатуре. Ярким примером служат США, где имитация демократических процедур служит прикрытием жесткой диктатуры класса крупных собственников.

У наших собственников, во-первых, нет таких средств, для надежной имитации демократии, во-вторых, система рыночного капитализма, при которой только и возможна эффективная имитация, не сложилась и уже никогда не сложится. Об этом ещё во времена разрушения советского строя переживали главные перестройщики, говоря о необходимости изменений культурного ядра общества и тысячелетней традиции. Эта утопия оказалась им не по зубам. Причина не в том, что они мало разрушили, разрушили много, до основания. До «реформирования» в каменный век осталось совсем немного. Причина в том, что такие изменения неизбежно происходят, но требуют времени и, возможно, творческого участия народа, ведь это его культурное ядро, а не перестройщиков. Времени явно недостаточно, а участие народа до необходимой степени мазохизма не доходит.


Мы уже 20 лет находимся в ситуации катастрофы экономической, социальной, государственной. Наша российская культура и идентичность оказались под угрозой уничтожения, а страна и народ в ситуации несовместимой с жизнью, не говоря уже об исторической судьбе. Как мы дошли до жизни такой, какова наша историческая традиция и культура, на что мы можем опереться, на что надеяться и что делать?

В подобной ситуации мы были сто лет назад, когда государственность была уничтожена, а страна распалась почти так же, как 20 лет назад. Нужны ли исторические экскурсы? Мало ли, что было сто лет назад? Почему это может быть актуально? По-моему, бывает легче разобраться с историческим прошлым и преодолеть довлевшие тогда, да и сейчас политические и идеологические мифы, которые искажали и искажают наше восприятие. Бесценен опыт такого преодоления в том, что возвращаясь к нашей текущей актуальности, понимаешь необходимость избавления от современных идеологических заморочек (как сейчас говорят, тараканов в голове). При этом кроме фактического описания, кто куда пошел и кто, что сказал, требуется понимание динамики процесса, то есть политических общественных сил, их взаимодействие, объяснение поведения этих сил мотивацией и психологией личной и общественной. Такой опыт исторической социологии позволяет адекватно ориентироваться и в современности, по крайней мере, понимать, откуда эта современность появилась. До какой глубины историческое проникновение является актуальным? Говорят о тысячелетней традиции о древних ариях, происхождении славян и  русского языка, уходящих вглубь тысячелетий. Мне представляется пока достаточным сделать упор на истории последних 100-150 лет, иногда погружаясь, может быть, ещё на несколько столетий в прошлое.

Если мы говорим о традиции и культуре как устойчивом каркасе, который держит народ и не позволяет ему исчезнуть в историческом катаклизме, когда кажется ничего уже и не осталось ни от народа, ни от государства. Значит социальное поведение, определяемое этими социальными константами, должно быть подобным поведению и сто и тысячу лет назад. Поэтому историческая социология всегда актуальна. История ставит эксперимент над нами всю нашу историческую жизнь, при этом понимание истории и современности если углубляется, становится адекватнее, то это происходит одновременно, мы лучше понимаем и историю и современность. Видимо, одно без другого невозможно.

Поэтому выход из нынешней смуты невозможен без понимания нашей советской истории, досоветской, как Самодержавная Империя дошла до полного исчерпания своей исторической судьбы, как эта тысячелетняя традиция была спасена в результате революции и какие особенности нашей культуры и традиции определили уничтожение могучего государства и распад страны в 90-х годах прошлого века. Опять вопрос стоит о спасении нашей исторической судьбы. Так надо же понять как и почему сложилась аналогичная ситуация сто лет назад и какой из неё был выход. А выход ведь был, мало того, что эффективным, но и единственно возможным для спасения страны и народа. Советский период – вершина русской истории. Мы с этой вершины слетели в смутное болото безвременности, бессмысленности и бесцельности. Надо вернуть себе наш исторический Смысл, Цель и Время.

  1. Предреволюционная ситуация в России

Рассмотрим с помощью работ С.Г. Кара-Мурзы, что привело к исторической смерти Самодержавную Империю. Почему надо говорить о смерти? Потому что на политической арене после Февраля 1917г. монархических сил не осталось. Не осталось даже сторонников конституционной монархии (видимо, вырожденные случаи имитации монархического принципа, когда понарошку власть вроде традиционно монархическая в России не проходят). Остались силы революционные, силы буржуазной революции Февраля и революционные силы будущего Октября. В работах «Советская цивилизация» и «Правильная революция» СГКМ рассматривает социальную динамику,  политические  и общественные силы, определившие исторический процесс и исторический результат в виде Советского государства и советского общества.  

Всякая власть держится на насилие и на добровольном признании власти подданными. Одной опоры – насилия, совершенно недостаточно. Самодержавие в России долгое время  удовлетворяло этим условиям. Крестьянские восстания Разина и Пугачева были вовсе не революционными. Целью их было восстановление былого более справедливого положения сословий под рукой царя. Царская власть сомнению не подвергалась. Предвестником буржуазной революции можно считать восстание декабристов. Предвестником Октября была революция 1905г. До этого, по крайней мере с 1861г., самодержавие в единении с правящим сословием уничтожало согласие крестьян терпеть царскую власть. Освобождение без земли, выкупные платежи за землю, которую крестьяне считали своей, государственные повинности и отсутствие каких-либо послаблений и улучшений жизни. С развитием рыночных отношений, с включением России в периферию западного капитализма, хлеб, производимый в недостаточном количестве для собственного пропитания, вывозится за границу, из-за чего наступает череда голодоморов, ранее не бывалых.  

Недаром Ленин называет зеркалом русской революции Льва Николаевича Толстого, который говорил только о положении русских крестьян и необходимости реформ в их интересах. Что в статье Ленина, что в статьях Толстого предреволюционная ситуация в русской деревне признается как неизбежное следствие политики властей и наступления капитализма в его самой грабительской и невыносимой форме периферийного капитализма.

Крестьянские восстания начались в 1902г. и достигли пика в1905г. История этих событий не менее поучительна, чем революции 1917г. Известно, что все восстания происходили удивительно мирно и по одному сценарию. На сходе крестьяне принимали решение «равнять землю» и «разобрать усадьбу». Имущество помещиков делили справедливо, по едокам. Самим помещикам оставляли необходимый инвентарь и землю, которую он бы смог обработать. Всё это происходило спонтанно без всякой связи между волостями и губерниями. Изменения вносили карательные экспедиции властей, после которых начинались сжигания усадеб.

У СГКМ есть намёк на существование крестьянских республик, самоуправлявшихся по полгода. Тогда, наверно и появились первые Советы, оттуда и пошла советская власть.

Реакцией самодержавия был отказ от самодержавного принципа. Октябрьский Манифест 1905г. по сути, вводит конституционную монархию.

Ответом властей была также политика, проводимая Петром Аркадьевичем Столыпиным, которого СГКМ справедливо называет «Отцом русской революции». Сутью этой политики было беспощадное карательное, кровавое подавление всяческих крестьянских волнений и возмущений. Столыпинские галстуки, военные трибуналы против крестьян, все те прелести, которые либералы приписывают сталинским репрессиям, были осуществлены любимым ими реформатором. Как этого кровавого палача, организатора политических провокаций и террора включили в списки «Имя России»? Его сотрудник, известный Азеф, будучи руководителем социалистов-революционеров, организовывал убийства представителей власти и, одновременно, сдавал террористов властям. При этом ведомство Петра Аркадьевича платило провокатору большие деньги, а когда тот был разоблачен, назвало его агентом правительства. Как такой деятель смог стать кумиром у части советской интеллигенции? Ответ на этот вопрос прояснит и причину нашего поражения в холодной войне.

 Политика властей превратила русских крестьян во врагов самодержавия. Царь воспринимался как главный помещик, кем он и являлся на самом деле, с чем и сам был согласен. После реформы 1861г. крестьянская община только укреплялась, в том числе и политикой самодержавия, т.к. выкупные платежи и прочие повинности выбивать было сподручней с общины. Община была гарантией выживания в голодные годы, органом крестьянского самоуправления, где воспитывался и сохранялся дух общинной демократии и общинного коммунизма, которые впоследствии легли в основу советской власти.

Аграрная реформа Столыпина, имевшая целью разрушение общины и внедрение капитализма в деревню, провалилась полностью и подготовила крестьян к социалистической революции сильнее, чем столыпинский террор. Экономическая несостоятельность реформы определялась фактом большей эффективности крестьянского хозяйства по сравнению с хозяйством капиталистическим. В силу этого, после 1861г. постоянно происходил перетёк частных земель в крестьянское хозяйство в общину. На этот процесс не смогла повлиять и реформа Столыпина. Результатом реформы было озлобление крестьян и усиление спекуляции землей. Ничего другого и быть не могло. Реформа требовала колоссальных вложений средств в сельское хозяйство, таких, каких у Российской Империи просто не было, но вложение средств вообще не планировалось.

Следует отметить, что капитализма в России не было, даже периферийного. Он только устанавливался. Развитие капитализма было, а капитализма ещё не было. Россия была беременна капитализмом, но он ещё не родился. Начало рождения этого монстра должна была положить буржуазная революция. Но и беременность этим чудовищем оказало на русских такое влияние, что они срочно начали готовить революцию социалистическую, вопреки всем теориям европейских учителей. Действительно, такую гадину легче задавить в зародыше. Тем более, никакого будущего нарождавшийся периферийный капитализм не обещал.  Представьте только, вместо советской индустриализации буржуазную. На самом деле буржуазной индустриализации в принципе не могло бы быть. Периферийному капитализму индустриализация не нужна. Нужна сырьевая колония и дешевая рабочая сила. Не могла сохраниться и российская государственность. Чему доказательством современная ситуация, когда у нас идёт деиндустриализация после распада страны в 1991г. и стоит вопрос об окончательном расчленении.

Следует вспомнить большую компанию, проведенную самими крестьянами, по обращениям в Думу, к народным избранникам. Эти письма, принятые на крестьянских сходах, показывают, что Дума – последняя надежда (на Царя надежды уже нет). В посланиях выражено всеобщее требование справедливого государственного устройства, национализации земли и признания крестьян равноправной частью народа. Уровень государственного чувства и ответственности недостижимый для многих нынешних думцев.

Лев Толстой отмечал признак революции в том, что нравственное чувство самого угнетаемого класса вдруг оказывается выше нравственности правящей элиты. Об этом надо помнить, тем, кто любит говорить о забитости, неграмотности и мелкобуржуазности крестьян. Граф Толстой русских крестьян быдлом не считал.

Прежде, чем переходить к рассмотрению революционных событий, неплохо бы подумать, что нам даёт это представление предреволюционной ситуации. Вот то самое культурное ядро, антропологический тип, которым определяется характер народа, он сильно изменился? Предреволюционный крестьянин, советский человек и нынешний гражданин недооформленного образования по имени РФ, это один антропологический тип с тем же самым культурным ядром, или это представители разных народов? Бросающиеся в глаза периферийные отличия имеют решающее значение, или это те отличия, по которым современники отличаются друг от друга больше, чем типичные представители одного народа в разные времена? Если мы один народ с нашими предками, значит дух общинной демократии, общинного коммунизма, страсть к личной и общей свободе никуда не делись. Значит, мы тоже способны найти выход и наш выбор должен опираться на те же основополагающие принципы бытия, из которых исходили наши предки. А ведь они исходили не из теорий – «Мы диалектике учились не по Гегелю». Много говорит об этом народное ополчение 1612 и 1812гг. Совратить и испоганить можно любую душу, но душа народа, живущая в свершениях и подвигах предков, всегда чиста и жаждет светлой и справедливой жизни, готовая ради этого на жертвы. Этот дух можно уничтожить окончательно вместе с самим народом. Пока этого не произошло, пока РФ окончательно не расчленили. Значит, опираться надо на эту силу, на эту память, на эту историю.

Можно предположить, что советский человек в какой-то степени, реализация русского крестьянского идеала, проснувшийся Илья Муромец. Об этом говорит всё созданное советским человеком, его ратные и трудовые достижения, которые под силу истинным богатырям. Однако вскоре после восстановления страны и, по инерции, выхода в космос, создания сверхдержавы, богатырь заснул. Этим сразу воспользовались низкие духом людишки и низвели страну до нынешнего состояния. Пробуждение означает проявление этой самой нравственности, которая несовместима с воровством правящего олигархата. Почему наши враги так озабочены фальсификацией истории? Потому что там наше светлое будущее, там выход из нынешнего безвременья и бесцельности. Как сказал С.Е. Кургинян:  «Мы так далеко откатились назад, что прошлое стало будущим».


Tags: Политдвижение.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 36 comments