sedoia (sedoia) wrote in m_introduction,
sedoia
sedoia
m_introduction

Categories:

Сталин И. Коротко о партийных разногласиях


"Социал-демократия есть соединение
рабочего движения с социализмом".
Карл Каутский

images
Слишком уж назойливы наши "меньшевики"!
Я говорю о тифлисских "меньшевиках".
Прослышали они, что в партии имеются разногласия, и заладили: хочешь - не хочешь, мы всегда и везде будем говорить о разногласиях, хочешь - не хочешь, мы направо и налево будем ругать "большевиков"!Вот и ругаются вовсю, словно одержимые.
На всех перекрестках, среди ли своих или чужих, словом, где попало, вопят одно и то же: остерегайтесь "большинства", они - чужие, неверные.
Не довольствуясь "обычным" поприщем, они перенесли "дело" в легальную литературу и тем лишний раз показали миру свою... назойливость.
В чем же провинилось "большинство"?
Почему так "серчает" наше "меньшинство"?
Обратимся к истории.

----

Впервые "большинство" и "меньшинство" возникло на втором съезде партии (1903 г.).
Это был съезд, на котором наши разрозненные силы должны были объединиться в единую, мощную партию.
Большие надежды возлагали шаг, партийные работники, на этот съезд,
Наконец-то! - восклицали мы радостно, - и мы дождемся объединения в единую партию, и мы получим возможность действовать по единому плану!..
Разумеется, мы действовали и до этого, но наши действия были разрозненны и неорганизованны. Разумеется, мы и до этого пытались объединиться, именно для этого и созвали мы первый съезд партии (1898 г.), даже, как будто, и "объединились", однако это единство существовало лишь на словах: партия все еще оставалась раздробленной на отдельные группы, силы все еще были распылены и нуждались в объединении,
И вот, второй съезд партии должен был собрать разрозненные силы и сплотить их воедино.
Мы должны были создать единую партию.
Но на деле оказалось, что наши надежды были, до известной степени, преждевременны.
Съезд не смог дать нам единой и нераздельной партии, он только заложил фундамент такой партии.
Зато съезд ясно показал нам, что в партии существует два направления: направление "Искры" (речь идет о старой "Искре") и направление ее противников,
В соответствии с этим съезд разделился на две части: на "большинство" и "меньшинство". Первые примкнули к направлению "Искры" и сплотились вокруг нее; вторые же" как противники "Искры", заняли противоположную позицию.
Таким образом, "Искра" превратилась в знамя партийного "большинства", а позиция "Искры" стала позицией "большинства".

По какому пути шла "Искра", что защищала она?

Чтобы понять это, необходимо знать, в каких условиях выступила она на историческое поприще.
"Искра" начала выходить в декабре 1900 г.
Это было время) когда в русской промышленности начинался кризис.
Промышленный расцвет, сопровождавшийся рядом профессиональных стачек (1896-98 гг.), постепенно сменялся кризисом.
Кризис обострялся со дня на день и стал препятствием для профессиональных стачек.
Несмотря на это, рабочее движение прокладывало себе путь и шло вперед: отдельные ручейки сливались в один поток, движение приобретало классовый оттенок и постепенно становилось на путь политической борьбы.
Рабочее движение росло с поразительной быстротой...
Только не видно было передового отряда, социал-демократии, которая внесла бы в это движение социалистическое сознание, соединила бы его с социализмом и, таким образом, придала бы борьбе пролетариата социал-демократический характер.
Что же делали тогдашние "социал-демократы" (их называли "экономистами")?
Они курили фимиам стихийному движению и беззаботно твердили: социалистическое сознание не так уж необходимо для рабочего движения, оно и без того хорошо достигнет своей цели, суть дела в самом движении.
Движение - все, а сознание - мелочь.
Движение без социализма - вот к чему стремились они.
В чем же в таком случае состоит назначение российской социал-демократии?
Она должна быть послушным орудием стихийного движения, - утверждали они.
Не наше дело вносить социалистическое сознание в рабочее движение, не наше дело возглавляй, это движение, - это было бы бесплодным насилием, наш долг - лишь прислушиваться к движению и точно отмечать то, что происходит в общественной жизни, - мы должны плестись в хвосте стихийного движения, Одним словом, социал-демократия изображалась, как лишний груз в движении.
Кто не признает социал-демократии, тот не должен признавать и социал-демократическую партию. Именно поэтому "экономисты" так настойчиво твердили, что существование политической партии пролетариата в России невозможно.
Пусть либералы занимаются политической борьбой, им это больше к лицу, - говорили они.
Что же делать нам, социал-демократам?
Мы должны по-прежнему существовать в виде отдельных кружков и действовать обособленно, каждый в своем углу.
Не партия, а кружок! - говорили они.
Таким образом, с одной стороны, рабочее движение росло, и оно нуждалось в передовом руководящем отряде? с Другой стороны, "социал-демократия" в лице "экономистов", вместо того чтобы возглавить движение, отрицала самое себя и плелась в хвосте движения.
Надо было во всеуслышание высказать ту мысль, что стихийное рабочее движение без социализма - это блуждание в потемках) которое если и приведет когда-нибудь к цели, то, кто знает, когда и ценою каких мучений, что социалистическое сознание, стало быть, имеет очень большое значение для рабочего движения,
Надо было также сказать, что носительница этого сознания, социал-демократия, обязана внедрять социалистическое сознание в рабочее движение, быть всегда во главе движения, а не смотреть на стихийное рабочее движение со стороны, не плестись в хвосте.
Надо было также высказать ту мысль, что прямая обязанность российской социал-демократии - собрать отдельные передовые отряды пролетариата, сплотить их в единую партию и тем самым раз навсегда положить конец партийному разброду.
К разработке именно этих задач и приступила "Искра".
Вот что говорит она в своей программной статье (см. "Искра" № 1): "Социал-демократия есть соединение рабочего движения с социализмом", т.е. движение без социализма или социализм, стоящий в стороне от движения, - явление нежелательное, с которым социал-демократия должна бороться.
А так как "экономисты-рабочедельцы" преклонялись перед стихийным движением, так как они принижали значение социализма, то "Искра" указывала: "Оторванное от социал-демократии, рабочее движение мельчает и необходимо впадает в буржуазность".
В соответствии с этим обязанностью социал-демократии является "указание этому движению его конечной цели, его политических задач, охрана его политической и идейной самостоятельности.
Какие обязанности лежат на российской социал-демократии?
"Отсюда сама собою вытекает та задача, - продолжает "Искра", - которую призвана осуществить русская социал-демократия: внедрить социалистические идеи и политическое самосознание в массу пролетариата и организовать революционную партию, неразрывно связанную со стихийным рабочим движением", " т. е. она должна стоять всегда во главе движения и ее первейшая обязанность - сплотить в единую партию социал-демократические силы рабочего движения.
Так обосновывает свою программу редакция "Искры".
Осуществляла ли "Искра" эту замечательную программу?
Всем известно, как самоотверженно проводила она в жизнь эти важнейшие идеи.
Это ясно доказал нам второй съезд партии, который большинством в 35 голосов признал "Искру" центральным органом партии.
После этого разве не смешно, когда иные горе - марксисты начинают "разносить" старую "Искру"?
Вот что пишет об "Искре" меньшевистский "Социал-Демократ":
"Она ("Искра") должна была разобрать идеи "экономизма", отвергнуть ложные взгляды, принять истинные и ввести его в новое русло...
Но произошло не так.
Борьба с "экономизмом" вызвала другую крайность - умаление экономической борьбы, пренебрежительное отношение к ней и признание господствующего значения за политической борьбой.
Политика без экономии (должно быть: "без экономики") - вот новое направление) (см. "Социал-Демократ" № 1, "Большинство или меньшинство ?").

Но где же, когда, в какой стране произошло все это, достопочтенный "критик"?
Что делали Плеханов, Аксельрод, Засулич, Мартов, Старовер, почему они не направили "Искру" на путь "истины, ведь они составляли большинство в редакции?
И где вы сами-то были до сих пор, почтеннейший, почему вы не предостерегли второй съезд партии: он не признал бы тогда "Искру" центральным органом.
Но, оставим "критика".
Дело в том, что "Искра" правильно подметила "злободневные вопросы", стала именно на тот путь, о котором я говорил выше, и самоотверженно проводила в жизнь свою программу.
Еще более отчетливо и убедительно выразил позицию "Искры" Ленин в своей замечательной книге "Что делать?".
Остановимся на этой книге.

"Экономисты" преклонялись перед стихийным рабочим движением, но кто не знает, что стихийное движение - это движение без социализма, это "есть тред-юнионизм", который ничего не хочет видеть за пределами капитализма.
Кто не знает, что рабочее движение без социализма - это топтание на месте, в рамках капитализма, блуждание вокруг частной собственности, которое если и приведет когда-нибудь к социальной революции, то, кто знает, когда и ценой каких мучений.
Разве для рабочих безразлично, вступят ли они в "обетованную землю" в ближайшее время или через длинный промежуток времени, легким или трудным путем?
Ясно, что всякий, кто превозносит стихийное движение и преклоняется перед ним, тот независимо от своей воли роет пропасть между социализмом и рабочим движением, тот умаляет значение социалистической идеологии, тот изгоняет ее из жизни и независимо от своей воли подчиняет рабочих буржуазной идеологии, ибо он не понимает, что "социал-демократия есть соединение рабочего движения с социализмом", что "всякое преклонение пред стихийностью рабочего движения, всякое умаление роли "сознательного элемента", роли социал-демократии означает тем самым, - совершенно независимо от того, желает ли этого умаляющий или нет, - усиление влияния буржуазной идеологии на рабочих".
Разъясним подробнее.
В наше время могут существовать только две идеологии: буржуазная и социалистическая.
Различие между ними состоит, между прочим, и в том, что первая, т. е. буржуазная идеология, гораздо старше, более распространена и глубже укоренилась в жизни, чем вторая, что с буржуазными взглядами сталкиваешься везде и всюду, в своей и чужой среде, тогда как социалистическая идеология делает только первые шаги, она только пробивает себе дорогу. Нечего и говорить, что, если речь идет о распространении идей, то буржуазная идеология, т. е. тред-юнионистское сознание, гораздо легче распространяется гораздо шире охватывает стихийное рабочее движение чем социалистическая идеология, делающая только первые шаги.
Это тем более верно, что стихийное движение - движение без социализма - и без того "идёт именно к подчинению его буржуазной идеологии".
А подчинение буржуазной идеологии означает вытеснение социалистической идеологии, поскольку они взаимно отрицают друг друга.
Как? - спросят нас, - разве рабочий класс не влечется к социализму?
Да, он влечется к социализму
Не будь этого - деятельность социал-демократии была бы бесплодна.
Но верно и то, что этому влечению противостоит и препятствует другое влечение - влечение к буржуазной идеологии.
Я только что говорил, что наша общественная жизнь пропитана буржуазными идеями, поэтому буржуазную идеологию распространить гораздо легче, чем социалистическую.
Не надо забывать, что в то ж время буржуазные идеологи не дремлют, они по-своему подделываются под социалистов и неустанно пытаются подчинить рабочий класс буржуазной идеологии.
Если при этом и социал-демократы, подобно "экономистам" будут ротозействовать и поплетутся в хвосте стихий нога движения (а рабочее движение тогда и стихийно когда социал-демократия так ведет себя), то само собой очевидно, что стихийное рабочее движение пойдет по этому проторенному пути и подчинится буржуазной идеологии, разумеется, до той поры, пока долгие блуждания и мучения не заставят его порвать связь с буржуазной идеологией и устремиться к социальной революции.
Это и называется влечением к буржуазной идеологии.
Вот что говорит Ленин:
"Рабочий класс стихийно влечется к социализму но наиболее распространенная (и постоянно воскрешаемая в самых разнообразных формах) буржуазная идеология тем не менее стихийно всего более навязывается рабочему".

Именно поэтому стихийное рабочее движение, пока оно стихийно, пока оно не соединилось с социалистическим сознанием, - подчиняется буржуазной идеологии и влечется к этому подчинению.
Если бы это не было так, тогда была бы излишня социал-демократическая критика, социал-демократическая пропаганда, тогда было бы излишне и "соединение рабочего движения с социализмом""
Социал-демократия обязана бороться с этим влечением к буржуазной идеологии и способствовать другому влечению - влечению к социализму, Конечно, когда-нибудь, после долгих блужданий и мучений, стихийное движение и без помощи социал-демократии возьмет свое, придет к вратам социальной революции, так как "рабочий класс стихийно влечется к социализму".
Ну, а как быть до той поры, что делать нам до той поры?
Скрестить на груди руки, подобно "экономистам", и уступить место Струве и Зубатовым?
Отвергнуть социал-демократию и тем способствовать господству буржуазной, тред-юнионистской идеологии?
Забыть марксизм и не "соединить социализм с рабочим движением"?
Нет!
Социал-демократия есть передовой отряд пролетариата, и ее обязанность - идти всегда во главе пролетариата, ее обязанность - "совлечь рабочее движение с этого стихийного стремления тред-юнионизма под крылышко буржуазии и привлечь его под крылышко революционной социал-демократии".
Обязанность социал-демократии - внедрить социалистическое сознание в стихийное рабочее движение, соединить рабочее движение с социализмом и таким образом придать борьбе пролетариата социал-демократический характер.
Говорят, что в некоторых странах рабочий класс сам выработал социалистическую идеологию (научный социализм) и сам же выработает ее и в остальных странах, поэтому-де совершенно излишне вносить социалистическое сознание в рабочее движение извне. Но это глубокая ошибка. Чтобы выработать научный социализм, надо стоять во главе науки, надо быть вооруженным научными знаниями и уметь глубоко исследовать законы исторического развития.
А рабочий класс, пока он остается рабочим классом, не в силах стать во главе науки, двигать ее вперед и научно исследовать исторические законы: для этого у него нет ни времени, ни средств.
Научный социализм "может возникнуть только на основании глубокого научного знания..." - говорит К. Каутский. "...Носителем же науки является не пролетариат, а буржуазная интеллигенция (подчеркнуто К. Каутским).
В головах отдельных членов этого слоя возник ведь и современный социализм, и ими удое был сообщен выдающимся по своему умственному развитию пролетариям ..."
В соответствии с этим Ленин говорит: все, кто преклоняется перед стихийным рабочим движением и, сложив руки, смотрит на него со стороны, кто постоянно умаляет значение социал-демократии и уступает место Струве - Зубатовым, - все они воображают, что это движение само выработает научный социализм. "Но это глубокая ошибка".
Некоторые думают, что бастовавшие в 90-х годах петербургские рабочие обладали социал-демократическим сознанием, но и это является ошибкой.
У них не было такого сознания "и не могло быть.
Оно (социал-демократическое сознание) могло быть принесено только извне.
История всех стран свидетельствует, что исключительно своими собственными силами рабочий класс в состоянии выработать лишь сознание тред-юнионистское, т. е. убеждение в необходимости объединяться в союзы, вести борьбу с хозяевами, добиваться от правительства издания тех или иных необходимых для рабочих законов и т. п.
Учение же социализма выросло ив тех философских, исторических, экономических теорий, которые разрабатывались образованными представителями имущих классов, интеллигенцией.
Основатели современного научного социализма. Маркс и Энгельс, принадлежали и сами, по своему социальному положению, к буржуазной интеллигенции".
Это, разумеется, не значит, продолжает Ленин, "что рабочие не участвуют в этой выработке.
Но они участвуют не в качестве рабочих, а в качестве теоретиков социализма, в качестве Прудонов и Вейтлингов (оба они были рабочими), участвуют, другими словами, лишь тогда и постольку, поскольку им в большей или меньшей степени удается овладевать знанием своего века и двигать вперед это знание".
Все это можно себе представить, приблизительно, таким образом.
Существуют капиталистические порядки.
Есть рабочие и есть хозяева.
Между ними идет борьба.
Научного социализма пока нигде не видно.
Научного социализма не было нигде и в помине, когда рабочие уже вели борьбу...
Да, рабочие борются.
Но борются порознь против своих хозяев, сталкиваются со своими местными властями: там устраивают стачки, здесь выходят на митинги и демонстрации, там требуют от властей прав, здесь объявляют бойкот, одни толкуют о политической борьбе, другие об экономической и пр. Но это еще не означает, что рабочие имеют социал-демократическое сознание, это еще не означает, что целью их движения является сокрушение капиталистического строя, что они так же уверены в ниспровержении капитализма и установлении социалистического строя, как уверены в неизбежности восхода солнца, что они считают завоевание своего политического господства (диктатуры пролетариата) необходимым орудием для победы социализма и т. д.
Тем временем развивается наука.
Рабочее движение постепенно привлекает ее внимание,
Большая часть ученых приходит к той мысли, что рабочее движение - это бунт беспокойных, которых не мешало бы вразумить нагайкой.
Иные же полагают, что обязанность богатых - уделять бедным кое-какие крохи, т.е. рабочее движение - это движение нищих, цель которого - получить подаяние.
И среди тысячи этих ученых, возможно, только один может оказаться таким, кто научно подходит к рабочему движению, научно исследует всю общественную жизнь, следит за столкновением классов, прислушивается к ропоту рабочего класса и, наконец, научно доказывает, что капиталистический строй отнюдь не является чем-то вечным, что он так же преходящ, как и феодализм, что за ним с неизбежностью должен последовать отрицающий его социалистический строй, который может быть установлен только пролетариатом посредством социальной революции.
Словом, вырабатывается научный социализм.
Разумеется, если бы не было капитализма и классовой борьбы, не было бы а научного социализма, но верно и то, что те немногие, скажем, Маркс и Энгельс, не выработали бы научного социализма, если бы они не обладали научными знаниями.
Что такое научный социализм без рабочего движения? - Компас, который, будучи оставлен без применения, может лишь заржаветь, и тогда пришлось бы его выбросить за борт.
Что такое рабочее движение без социализма? - Корабль без компаса, который и так пристанет к другому берегу, но, будь у него компас, он достиг бы берега гораздо скорее и встретил бы меньше опасностей.

Соедините то и другое вместе, и вы получите прекрасный корабль, который прямо понесется к другому берегу и невредимым достигнет пристани.
Соедините рабочее движение с социализмом, и вы получите социал-демократическое движение, которое прямым путем устремится к "обетованной земле".
И вот, обязанность социал-демократии (а не только интеллигентов - социалдемократов) - соединить социализм с рабочим движением, внести в движение социалистическое сознание и, таким образом, придать стихийному рабочему движению социал-демократический характер.
Так говорит Ленин,
Некоторые утверждают, будто по мнению Ленина и "большинства" рабочее движение, если оно не связано с социалистической идеологией, пойдет к гибели, не достигнет социальной революции. Но это выдумка, выдумка досужих людей, которая могла притти в голову разве только таким горе - марксистам, как Ан (см. "Что такое партия?", "Могзаури" № 6).
Ленин определенно утверждает, что "рабочий класс стихийно влечется к социализму", и если он долго не останавливается на этом, то только потому, что он считает излишним доказывать то, что и без того доказано. Кроме того, Ленин отнюдь не ставил себе целью исследовать стихийное движение, он только хотел показать практикам, что они должны делать сознательно.
Вот что говорит Ленин еще в одном месте, где он полемизирует с Мартовым:
""Наша партия есть сознательная выразительница бессознательного процесса".
Именно так, И именно поэтому неправильно тянуться за тем, чтобы "каждый стачечник" мог называть себя членом партии, ибо если бы "каждая стачка" была не только стихийным выражением могучего классового инстинкта и классовой борьбы, неизбежно ведущей к социальной революции, а сознательным выражением этого процесса... тогда наша партия... сразу покончила бы и со всем буржуазным обществом".
Как видите, по мнению Ленина, и та классовая борьба и те классовые схватки, которые не могут быть названы социал-демократическими, все же неизбежно ведут рабочий класс к социальной революции.
Если вас интересует мнение и других представителей "большинства", то послушайте.
Вот что говорит на втором съезде партии один из них - т. Горин:
"Как же обстояло бы дело, если бы пролетариат был предоставлен самому себе?
Дело было бы аналогично тому, что имело место накануне буржуазной революции.
Никакой научной идеологии не было у буржуазных революционеров.
И тем не менее буржуазный строй возник.
Пролетариат без идеологов, конечно, в конце концов работал бы в сторону социальной революции, но инстинктивно...
Пролетариат и инстинктивно практиковал бы социализм, но у него не было бы социалистической теории. Процесс был бы лишь медленный и более мучительный".
Пояснения излишни.
Итак, стихийное рабочее движение, рабочее движение без социализма, неизбежно мельчает и принимает тред-юнионистский характер - оно подчиняется буржуазной идеологии.
Можно ли отсюда сделать тот вывод, что социализм - все, а рабочее движение - ничто?
Конечно, нет!
Так говорят только идеалисты.
Когда-нибудь, через очень долгое время, экономическое развитие неизбежно приведет рабочий класс к социальной революции и, следовательно, заставит его порвать всякую связь с буржуазной идеологией. Дело только в том, что этот путь будет очень долгий и болезненный.
С другой стороны) социализм без рабочего движения, на какой бы научной почве он ни возник, все же останется пустой фразой и потеряет свое значение.
Можно ли отсюда сделать тот вывод, что движение - все, а социализм - ничто?
Конечно, нет!
Так рассуждают только горе - марксисты, для которых сознание не имеет никакого значения) поскольку оно рождается самой общественной жизнью.
Социализм можно соединить с рабочим движением и тем самым превратить его из пустой фразы в острое оружие.
Вывод?
Вывод таков: рабочее движение должно быть соединено с социализмом, практическая деятельность и теоретическая мысль должны слиться воедино и тем самым придать стихийному рабочему движению социал-демократический характер, ибо "социал-демократия есть соединение рабочего движения с социализмом".
Тогда социализм, соединенный с рабочим движением, из пустой фразы превратится в руках рабочих в величайшую силу.
Тогда стихийное движение" превратившееся в социал-демократическое, быстрыми шагами в верным путем пойдет к социалистическому строю.


Tags: Методология марксизма, Сталин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments