Analitik (analitik_tomsk) wrote in m_introduction,
Analitik
analitik_tomsk
m_introduction

Category:

В. М. Бехтерев. Как вселяется бес? Часть II

Первая часть материала, здесь.

ЭПИДЕМИИ ОДЕРЖИМОСТИ БЕСАМИ

Почти всегда в монастырях и главным образом в женских обителях религиозные обряды и постоянное сосредоточение на чудесном влекли за собою различные нервные расстройства, составлявшие в своей совокупности то, что называлось бесноватостью.

Как вселяется бес?

Мадридская эпидемия началась в монастыре бенедиктинок, игуменье которого, донне Терезе, едва исполнилось 26 лет.
С одной монахиней вдруг стали случаться страшные конвульсии.


У неё делались внезапные судороги, мертвели и скорчивались руки, выходила пена изо рта, изгибалось всё тело в дугу наподобие арки, опиравшейся на затылок и пятки.
По ночам больная издавала страшные вопли и под конец ею овладевал настоящий бред.

Несчастная объявила, что в неё вселился демон Перегрино (странник, чужеземец), который не даёт ей покоя.
Вскоре демоны овладели всеми монахинями за исключением пяти женщин, причем сама донна Тереза тоже сделалась жертвой этого недуга.

Тогда начались в обители неописуемые сцены: монахини по целым ночам выли, мяукали и лаяли, объявляя, что они одержимы одним из друзей Перегрино.
Монастырский духовник Франсуа Гарсия прибег к заклинанию бесноватых, но безуспешно, после чего это дело перешло в руки инквизиции, которая распорядилась изолировать монахинь, разослав их по различным монастырям.

Бесноватость бенедиктинок наделала много шуму, но её известность ничтожна по сравнению с эпидемией бесноватости урсулинок ( «Урсулинки» — члены женского католического монашеского ордена, основанного в XVI веке в Италии и названного по имени святой Урсулы) в 1610-м году.

У двух монахинь монастыря урсулинок появились какие-то необычайные движения и другие удивительные симптомы.
Согласно господствовавшему тогда верованию, Ромильон вообразил, что эти монахини одержимы дьяволом.
Он попробовал делать над ними заклинания, но безуспешно: дьяволы продолжали мучить бедных урсулинок; убедившись в своём бессилии, священник обратился к более могущественным заклинателям.
Обеих одержимых — Луизу Кало и Магдалину де ля Палю, дочь провансальского дворянина, отправили в монастырь Сент-Бом к инквизитору Михаэлису.
Луиза призналась, что в ней сидят три дьявола: Веррин — добрый дьявол, католик, легкий, один из демонов воздуха; Левиафан, дурной дьявол, любящий рассуждать и протестовать, и, наконец, третий дух нечистых помыслов.
Чародей, пославший ей этих дьяволов, – князь всех колдунов Испании, Франции, Англии и Турции патер Луи Гофриди, бывший в то время приходским священником церкви des Accoules в Марселе.
Магдалина, подстрекаемая Луизой и обезумевшая от страха, сделала такое же признание. Она сказала, что Гофриди испортил её своими чарами, что он наслал на неё целый легион, т.е. 6666 дьяволов.
Михаэлис тут же донёс на чародея прованскому парламенту, который добился выдачи Гофриди.
Его, как преступника, привели в Экс.
Пред Магдалиной de la Palau несчастный священник сначала поклялся именем Бога, пресвятой девы Марии и св.Иоанном Крестителем, что все обвинения ложны; но скоро понял, что погиб; мужество покинуло его и он признался во всем, во всех преступлениях, которых не совершал.

Он сознался, что дьявол посещал его часто, что он поджидал сатану у дверей церкви и заразил до тысячи женщин ядовитым дыханием, сообщенным ему Люцифером.

«Признаюсь и в том, — говорил он, — что, когда я желал отправиться на шабаш, я становился ночью у открытого окна, через которое являлся ко мне Люцифер и в миг переносил на сборище, где я оставался два, три, а иногда и четыре часа».

30 апреля 1611 года священник был отрешен от сана и сожжен.

Приором Луденского монастыря был аббат Муссо, вскоре, впрочем, умерший. Спустя непродолжительное время после его кончины, он явился к г-же де Бельсьел ночью в виде мертвеца и приблизился к её постели.
Она своими криками разбудила всю обитель.
Но после этого привидение стало возвращаться каждую ночь.
Монахиня рассказала о своём несчастии товаркам.
Результат получился как раз обратный: вместо одной привидение стало посещать всех монахинь.
В дортуаре то и дело раздавались крики ужаса и монахини пускались в бегство. Слово одержимость было пущено в ход и принято всеми.
Монах Миньон, сопутствуемый двумя товарищами, явился в обитель для изгнания злого духа.

Игуменья, мадам де Бельсьель, объявила, что она одержима Астаротом и, как только начались заклинания, стала издавать вопли и конвульсивно биться; в бреду она говорила, что её околдовал священник Грандье, преподнося ей розы. Игуменья, кроме того, утверждала, что Грандье являлся в обитель каждую ночь в течение последних четырех месяцев и что он входил и уходил, проникая сквозь стены.

На других одержимых находили конвульсии, повторявшиеся ежедневно, особенно во время заклинаний.
Одни из них ложились на живот и перегибали голову, так что она соединялась с пятками, другие катались по земле в то время, как священники со Св.Дарами в руках гнались за ними; изо рта у них высовывался язык, совсем чёрный и распухший.
Когда галлюцинации присоединялись к судорогам, то одержимые видели смущавшего их демона.
У мадам де Бельсьель их было 7, у мадам де Сазильи 8…

В некоторых случаях монахини впадали в каталептическое состояние, в других  – они переходили в сомнамбулизм и бред или в состояние полного автоматизма.

Они всегда чувствовали в себе присутствие злого духа и, катаясь по земле, произнося бессвязные речи, проклинали Бога, кощунствуя и совершая возмутительные вещи, утверждали, что исполняют его волю.

Нетрудно представить себе, что заклинания исцеления, к которым прибегали в этих случаях святые отцы, не только не действовали успокоительно на окружающих лиц, но ещё способствовали большему развитию бешенства у несчастных монахинь.

Лувьевскими монахинями овладело желание посоперничать в деле набожности со своим духовным пастырем.
Они стали поститься по неделям, проводили в молитве целые ночи, всячески бичевали себя и катались полунагие по снегу.
В конце 1642 г. священник Пикар (духовник) внезапно скончался.
Монахини, уже и без того близкие к помешательству, тогда окончательно помутились.
Их духовный отец стал являться им по ночам, они видели его бродящим в виде привидения, а с ними самими стали делаться конвульсивные припадки, совершенно аналогичные с припадками луденских монахинь: у несчастных являлось страшное отвращение ко всему, что до тех пор наполняло их жизнь и пользовалось их любовью.



Вид Св.Даров усиливал их бешенство; они доходили до того, что даже плевали на них, а затем катались по церковному полу и, издавая при этом страшный рев, подпрыгивали, как будто под влиянием пружин.

Окончание материала, здесь



Tags: Методология, РПЦ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 30 comments