March 17th, 2013

Беслан. Школа. Стратегия выжить... Окончание

  Георгий Гулдаев, 9 лет. Кира Гулдаева, 65 лет

Около 14:00. Тренерская

При таком количестве вооруженных террористов в школе № 1 спасателям и спецназу было крайне трудно к ней приблизиться, тем более что военные были застигнуты врасплох.
К моменту первого взрыва два танка Т-72 с заглушенными двигателями стояли в одном квартале на восток от школы на улице Коминтерна.
Экипажи этих машин были поражены произошедшим не меньше, чем толпившиеся вокруг штатские, и начали спорить, что делать.
В пятиэтажном жилом доме, выходившем на школу с северо-востока, дежурило подразделение российских снайперов.
Для них взрыв тоже стал полной неожиданностью, и они высыпали на балкон посмотреть, что произошло.
Они начали прикрывать огнем заложников, бегущих из спортзала.
Отряд спецназа, только что выведенный из оцепления и отправленный на учебный полигон в близлежащую часть, выехал обратно и, вернувшись в Беслан, на ходу вступил в бой, начавшийся, когда они оставили позиции.

Collapse )

Беслан. Школа. Стратегия выжить... Продолжение

3 сентября. После полуночи. Тренажерный зал

Ирина Налдикоева пробиралась между заложниками, дремавшими на полу.
У ее дочери Алины был жар.
По соседству со спортзалом находился небольшой тренажерный зал, ставший импровизированным лазаретом.
Ирина попросила у террориста разрешения перенести Алину туда.
Он кивнул, женщина отнесла сонного ребенка и уложила на прохладный пол.
В помещении было человек пятьдесят, в основном дети и пожилые заложники.

Из водопроводной трубы капало; маленький мальчик без всякой просьбы подошел и протянул Алине чашку с водой.
Девочка жадно выпила и опять легла на пол.
Постепенно ее дыхание стало глубже и размеренней.
Она заснула. Ирина вернулась в спортзал, взяла сына и отвела его к сестре.

Через несколько часов, баюкая детей, она задремала сама — впервые с тех пор, как стала заложницей.
Во сне к ней явился отец.

Безымянный

Он умер несколько месяцев назад, но сейчас она увидела его совсем близко — лицо, седые волосы.
Он ничего не говорил.
И она молчала.
Они просто смотрели друг другу в глаза.

Минут через двадцать она проснулась.
Ее отец Тимофей Налдикоев был мягким человеком, тихим и спокойным.
Прежде она никогда не видела его во сне.
«Что это значит?» — подумала она.

Collapse )

Беслан. Школа. Стратегия выжить... Продолжение

                 Карен Мдинарадзе, 36 лет

Ночь. Расстрельный класс

Карен Мдинарадзе лежал в растекавшейся луже крови.
В классе было темно и тихо.
Террорист стрелял не целясь, надеясь, что автоматная очередь прошьет насквозь тела, лежавшие кучей.
Погибли все, кто был вокруг Карена, но сам он упал за мужчиной, который весил килограммов сто тридцать.
Тот был убит, Карен — нет.
Он пережил собственный расстрел.
После того как палач вышел из класса, Карен потерял ощущение времени.
Он видел стул у двери и открытое окно, ему хотелось прыгнуть в него, но он слышал шаги и боялся пошевелиться.

Через некоторое время террорист вернулся с двумя заложниками и велел им выбросить трупы.
Они поднимали тело за телом на подоконник и сталкивали вниз.
На траве под окнами росла гора трупов.
Когда подошли к Карену, оставалось еще три тела.
Он был в замешательстве.
Он понимал, что, когда они закончат работу, их расстреляют — как и его, если он подаст признаки жизни.

Collapse )

Беслан. Школа. Стратегия выжить... Продолжение

Амина Дзапарова, 4 года. Залина Левина, 43 года

День. Спортзал

Залина Левина никак не могла унять внучку Амину и не знала, что делать.
Она сняла с потного ребенка одежду, но это не помогало.
Амина плакала.
Террористы становились все раздраженней, их угрозы настойчивей.
«Заткните своих ублюдков, или я их сам успокою», — сказал один из них.
Залина боялась, что ребенка застрелят.

Чечню Залина знала не понаслышке, сама жила в Грозном еще до распада Союза.
Она помнила виды гор и тогдашнее спокойствие.
Когда власть Москвы ослабела, национализм в Чечне снова набрал силу.
В начале девяностых, еще до первой чеченской войны, группа чеченцев угнала машину у зятя Залины.
«Месяц вам на отъезд, — сказал один из них.
— Если не уедете, через месяц подожжем дом».
Семья уехала за 100 километров, в Беслан, а там, где они жили раньше, вскоре начались боевые действия.

Тогда Залина думала, что скрылась от войны.

Collapse )

Беслан. Школа. Стратегия выжить... Продолжение

Ацамаз Мисиков, 9 лет. Ирина Мисикова, 36 лет. Эльбрус Мисиков, 1 год

09:20. Кабинет завуча

Ирина, жена Казбека Мисикова, сидела у стола, съежившись и обняв сына-первоклассника Ацамаза.
Ацамаз был тихий, худой мальчик, одет он был парадно — в черный костюм и белую рубашку.
Ирина физически ощущала его страх.
Они спрятались среди бумаг и учебников, прислушиваясь к звукам из длинного коридора.
Двери где-то открылись, потом захлопнулись. Послышались выстрелы.
«Где папа и Батик? — спросил Ацамаз. — Их убили?»

Первоклассники с родителями стояли у главного входа и одними из первых увидели нападавших.
Когда началась стрельба, Ирина бросилась в школу и побежала по коридору в своих туфлях на высоких каблуках, таща за руку сына.
Она слышала крики и звон разбиваемых стекол. Длинный коридор был тих; их шаги отдавались эхом, когда они бежали мимо спортзала, столовой, туалетов.
В конце коридора они бросились вверх по лестнице в актовый зал и спрятались на сцене за бордовым занавесом, где были уже другие матери с детьми.
Потолок был украшен шариками.
Стены — плакатами.
За занавесом была дверь, они толкнули ее и оказались в кабинете, забитом книгами: «Рассказы русских писателей», «Методика обучения», «Литература. 5-й класс».

Collapse )

Беслан. Школа. Стратегия выжить... Начало

Этот текст о трагедии в Беслане был написан корреспондентом газеты The New York Times Кристофером Чиверсом и напечатан в американском издании Esquire.
Американская публикация  дополнена фотографиями выживших участников событий.
Текст привожу из тех соображений, что во всем нашем официальном вранье и говне про Беслан и Школу это материал стороннего нашему российскому менталитету человека, поможет разобраться.
Прошу простить меня за то, что я трогаю Память о погибших и, может быть, ненароком кого-то задеваю.


beslan_10_be_view
Beslan_school_no_1_victim_photose_view

Как был написан этот текст

Рассказывает автор — Кристофер Чиверс, корреспондент The New York Times в Москве

Collapse )
god that plays dice

Что-то никто не желает замечать очевидного (к вопросу об избрании нового понтифика)

Что-то все вокруг слюней развели, восхищаясь показной скромностью нового понтифика, а удивлятся тут абсолютно нечему - именно этого следовало и ожидать...

Кажется, уже любому должно быть ясно, с какой целью нового папу избрали - чтобы как-то совладать с грядущими неизбежными социальными протестами (в Европе, в частности) и предотвратить их переход в нежелательное русло (читай: предотвратить естественные в такой ситуации стремления к переделу собственности, руководствуясь разными богохульными теориями). Новый папа - это "черная метка" всем левым, и на самом деле он потенциальный главный враг всех попавших в нужду и тех, кто еще только на пути к этому. Прецеденты в истории, что влияние Ватикана используется как противовес распространения коммунистической и прочей левой заразы, уже были, и Ватикан с этой ролью до сих пор справлялся неплохо.

Именно  этой цели и отвечает его образ - "друг бедных". Именно для этой ситуации так желательно, чтобы папа свободно говорил на испанском и итальянском... И в частности поэтому папа немец стал плохо отвечать текущему моменту. Короче, игра в друзей бедных - это самый актуальный тренд. Ватикан опять себя показал как политик. И, может быть, не случайно, что для этой цели был выбран именно иезуит - с их традиционным отношением к вопросам достижения цели и допустимых для этого средств - во всяком случае, по-моему, не должно никого удивлять, что такой папа сразу начал делать упор на вопросы морали, конечно же!