analitik_2009 (analitik_2009) wrote in m_introduction,
analitik_2009
analitik_2009
m_introduction

Categories:

Потреблядство. СоцАрт.

"Вернувшись в Москву после многих лет (отсутствия),
я увидел памятник Пушкину перед Макдональдс
и крупные Знаки компании Coca-Cola".
А. Косолапов

"Для того чтобы стать объектом потребления, объект должен стать знаком".
Жан Бодрийяр

Падение коммунизма привело Россию к тому, что она потеряла свою идеологию и, следовательно, ее представление с помощью знаков и символов.
Поток западного (в основном американского) потребительства,  как основа иконографии (Иконы - символа святости русской жизни), заполонил возникшие пустоты.
Россия оказалась беззащитной против такого вторжения.



Русская Революция в Иконе фарфора? А. Косолапов.


Русская Революция в Иконе фарфора! А. Косолапов.
Проект: "Ты ел икру в последнее время?" - посвящен этому вопросу.


А. Косолапов. Ты ел икру в последнее время?


Мы являемся свидетелями битвы знаков в постоянных изменениях  их смысла.
Кроме того, знак становится доминирующим по отношению к тому, что он обозначает через процесс символизации всех смыслов.
Можно сказать, что история всех обществ была историей борьбы за Символы. Стратегия символизирующего есть стратегия управления.
Акт потребления символического есть дисциплинарный акт.


"Дисциплина" Макдональдс. А.Косолапов.


Создание на основе потребления социальных отношений означает создание новой формы социального контроля.

Проект; "Ты ел икру в последнее время?"- представляет собой попытку выявить и интерпретировать элементы этого контроля в связи с сегодняшней Россией.



Проект был создан, чтобы противостоять американской дисциплине ("иронии судьбы" - "iconagraphy").

    Проект "Икра" имитирует стратегию внедрения продукта как знака.
    Проект "Икра" имитирует стратегию потребительского содержания.
    Проект "Икра" является попыткой предложить новый знак, как основу дискурса  новой посткоммунистической России.

Создатель проекта опирался на концепцию американского потребления Уорхола .

Уорхол объясняет создание американских демократических традиций через принципы потребления.

"Самым хорошим в этой стране является то, - говорит Уорхол, - что Америка построена на традиции, где богатейшие потребители покупают по существу тоже, что и бедные.
Кока-Кола одна! и ни за какие деньги вы не можете получить лучшее Коло.

Все задницы на углу пьют одно и то же, включая задницу Путина.
Все Колы такие же, и все Колы хороши.



Это мое Тело. А. Косолапов.

Лиз Тейлор знает это, и ты это знаешь".

Здесь Coca-Cola является символом потребления для всех, будь то богатый или бедный.
В акте потребления, мы становимся: а) равны; б) едины.
В соответствии с Уорхолом, это - основа американской традиции.


Ангел Нью-Йорка. А. Косолапов.


Уорхол пишет: "Что  дает другим странам отношение с Макдональдс?


Это мое Тело. А. Косолапов.


Царь и Макдональдс. А. Косолапов.

Самое прекрасное в Макдоналдс.
Существует ли Макдональдс в Москве,  или где еще – все одинаково и все красиво.
Нет никаких предпочтений ни для какой страны".



Ангел холестерина. А. Косолапов.

Уорхол является романтическим вестником американского потребительства, который провозглашает: «Конец Красоты в равенстве потребления, есть конец всякой Красоты равенства», - поэтому потребление приобретает статус высшей формы социальной ценности.

Проект "Икра" явно ироничен по отношению к
"романтическим понятиям" Уорхола .
Потребление икры не может быть основой для демократической традиции в России, а скорее авторитарной (икра стоит дорого; обездоленные не едят икру, а президент и его окружение ее не ест, а жрет, в народной интерпретации).



Икра революционная, современная,  "красно-кровавая"?! А.Косолапов.


Ты ешь такую Икру в последнее время!  А. Косолапов.

Однако, в то время как понятия демократии Уорхола  может быть связано с протестантизмом, в рамках проекта "Икра" - наоборот - "российская демократия" может быть связана с авторитарной православной традицией.
Следовательно, знак символа "Икра" и есть знак храма.
В знаке "Икра" сочетаются тайна храма и чистый дизайн «Шопинг» в  торговом центре.


В то время как Coca-Cola оставляет либидо человека равнодушным, "Икра" (половых клеток) является либидо возбуждающей.
Следовательно, на лицо, - либидинальное воздействие признаков социального возбуждения: текстура икрой, икра - очаровательная девушка, вода, купальные костюмы.



Мадонны. А. Косолапов.

Это контекст сегодняшней России.
Проект "Икра", - раскрывает связь между возрождением русских национальных (православных) религиозных символов (знаков) и стратегии потребления.


Фраза: "Ты ел икру в последнее время?" - имитирует лозунги корпоративной рекламы, а на самом деле перефразирует слоган линии от сеии рекламных роликов Форда: «Форд. Навстречу переменам!"






«God bless Mickey-Lenin!» (Боже, благослови Микки-Ленина).

Недавно, уговаривая одного из русских кураторов включить «Микки-Ленина» в очередную выставку, я столкнулся с непониманием главных элементов этой работы, которая выставлялась уже множество раз.


Mickey-Lenin. А.Косолапов.

В принципе я против вербального комментирования своих работ, но столкнулся с необходимостью это сделать из-за разницы в восприятии, которая возникает из моего опыта (жизнь в России, в советское время, достаточно долгая жизнь в Америке) и другого видения, основанного на другом опыте, характерном для российской публики, а так же некоторых критиков и кураторов.

Как я понимаю, большинство вопросов у куратора сводилось к уместности соединения фигуры Ленина и головы Микки-Мауса. Не меньше вопросов вызывал и материал, в котором был явлен этот образ – бронза. Я представил ему свои объяснения, которые сводились к следующему:

На западе, будучи погруженный в другой жизненный опыт, я должен был выработать другой язык и другие чудодейственные приемы. Вот как описала эту стратегию критик М.Тупицына применительно к скульптуре «Микки-Ленин»:

«Художник пользуется таким свойством зрительного восприятия человека, что опущение или даже искажение одного из составных элементов изобразительного (визуального) стереотипа не подавляет его способности быть автоматически узнаваемым.
Это позволяет Косолапову создать своеобразный вид сдвоенных предметов, которые одновременно отсылают к двум внешне очень схожим, но не имеющим друг к другу никакого отношения стереотипам американской и российской массовой культуры.



Lenin-Stalin Marlboro.


Пятилетний план.


Ленин и семь гномов.


Да здравствует капитализм.


Малевич страны.


Вопрос дня. Следующая McLenin.


Molotov-Cocktai.


Красная Венера.


Поиск истории.

Рабочий клуб СССР





Два флага.

Для Косолапова роль привнесенного элемента с социальными корнями в том, что он разрушает ту среду, в которую помещен (среду, состоящую из общепринятых культурных стереотипов).
Ленин и Микки-Маус становятся взаимно заменимыми как продукция массовой культуры.
Создавая этот (такой) радикальный коллаж, художник намекает на то, что несмотря на противостояние двух систем, отличающихся друг от друга символами, которые он использует, их главные цели – убедить население в подлинности и искренности их товара — несомненно, совпадают.»

Мысленно возвращаясь в прошлое, я вспоминаю, что идея этой скульптуры пришла мне в голову, когда я только приехал в Америку.
На одной помойке, куда я забрел по воле случая, нашел резиновую голову от игрушечного Микки-Мауса, потом принес домой, повертел в руках... На рабочем столе у меня стояла маленькая скульптура Ленина — так я на нее резиновую голову Микки и надел. Они совместились идеально.

Другая ностальгическая сторона этого проекта («Микки-Ленин») возвращает к моему детскому опыту, когда я ездил в МСХШ (Московская средняя художественная школа) каждый день на занятия и делал пересадку на станции «Площадь Революции». Бронзовые фигуры — солдаты, спортсмены — и другие представители социальных групп в мраморных нишах прочно были связаны с советским стилем и возродились помимо моей воли в идеальном Фантастическом пространстве моих будущих скульптур.


Герой, Лидер, Бог!

Ведь бронза и мрамор могут также заимствоваться как цитата или как способ передачи себя в «лакановском Другом».
И Ленин, и Микки, и рабочий-колхозница (Микки-Минни) были задуманы и созданы для такого идеального пространства и могли бы легко там сегодня экспонироваться.


Александр Косолапов. Минни и Микки — Рабочий и Колхозница. 2003 — 2004.


Конечно, это была дань моему восхищению «сталинским стилем». Получился такой вот «ностальгический соцарт». Как русский художник, живущий в Нью-Йорке, я мечтал это сделать и рад, что мне это удалось.

В конце концов, художник лишь делится своим видением, и, откровенно говоря, Москва, лишенная сталинской архитектуры и скульптуры, лишена для меня, старожила, большой части своего аромата.

Теперь непосредственно о стилистике скульптуры Микки-Ленин.
Эта работа базируется на том же приеме сближения противоположно удаленных семиотических полей (символов, знаков, икон).
Помимо соцреалистического Ленина, прототип которого скульптура Ленинa известного советского скульптора Томского, которого я беру как цельный семиотический блок, созданный в социокультурном пространстве со своей философией и системой воздействия (социалистический реализм).
Одним из достоинств для меня было то, что этот крупный блок массовой культуры уже засажен в сознание, и для меня и до меня эта трудная работа была уже произведена в миллионах тонн серого мозгового вещества, которое зовется «общественным сознанием»

Другая составляющая этого произведения Микки, не только работает как бинарная oппозиция: Восток-Запад, Россия-Америка, коммунизм-капитализм, возвышенное-трэш, good-bad, прекрасное-безобразное, доброе-злое, но и высокое и низкое в искусстве, где Ленин — классическое высокое искусство.
(Поза Цезаря, интерпретирующая известную римскую скульптуру, апеллирует как социально значимая вертикаль, адресованная к массам или то, что пропагандистская машина называет «эстетически прекрасное и возвышенное»).
И Микки, элемент горизонтальный, низкий, консьюмеристскии, травестийный — травестийнaя маскa уродца.

Мой персональный интерес к Микки еще связан с тем, что не только Эйзенштейн, назвавший Микки самым великим актером эпохи, но и Гитлер, как и все шедшие за ним диктаторы, был поклонником Микки (герой — травестийный антигерой).
И что Гитлер, как известно, хотел построить Диснейленд, включив туда не арийские зоны, в частности еврейское гетто в Чехии, для травестийной подачи холокоста, чем он явно бы заткнул за пояс известный проект американского художника Шпигельмана.

Короче, Микки-Маус «pulp-fiction-trash-culture-hero», вошедший в культурный лексикон, достоин, чтобы быть соединенным с «великим пролетарским вождем всего прогрессивного человечества».

Еще одна интересная траектория, повторяющаяся по давно известной схеме «good-bad», противоположности, но уже реальная жизнь скульптуры «Микки-Ленин».

2003, Берлин—Москва, скульптура успешно выставляется в Martin-Gropius-Bau, получает множество откликов немецких критиков. Выставка проходит успешно.

2004, Москва—Берлин, Красная Площадь, Исторический музей, симметричная выставка, где пробует свои силы новая «генеральная линия нового русского искусства».
Вопрос автора: «Где скульптура?» «Места нет», — ответ куратора.
Выставка проходит успешно.

2005, NewYork, Solomon R. Guggenheim Museum, выставка «Россия
«Микки-Ленина» нет — «Уродцам не место».
Выставка проходит успешно.

2005, New York, WHITE BOX, «Russia2», проект галереи Гельмана, «Микки-Ленин» получает свое законное место. Выставка проходит успешно.

2007. Москва, Третьяковская галерея, выставка «Соц-Арт» «Микки-Ленина» нет — «Уродцам не место». Выставка проходит успешно

2007. Москва, Сахаровский центр, выставка «Запретное искусство», «Микки-Ленин» получает свое законное место. Выставка проходит успешно.
Против директора и куратора возбуждено уголовное дело.


Маски Газпрома. А.Косолапов.


"Абсолютность". А.Косолапов.


Газпром. А.Косолапов.


В аду. А.Косолапов.


Проект История

Русские высадились на Луне и окрасили ее  в красный цвет. Потом пришли американцы и использовали красный, как фон для логотипа Coca-Cola.
Я слышал эту шутку, когда я был ребенком.

Я разработал изображение "Ленин Кока-Кола"  в 1980 году. 
В 1982 году оно было оформлено в качестве открытки, напечатанной сначала в Париже Игорем Шелковским, художником, редактором и издателем журнала "А-Я". После этого я опубликовал свое издание открытки Ленина Coca-Cola  в Нью-Йорке.


Lenin-Coca-Cola ("Это, - реальная Кровь"). А.Косолапов.


В ноябре Владимир Козловский показал открытку Ричард Пайпс, который впоследствии привел его в Белый дом.
Той же осенью Ленин Кока-Кола дизайн послужил плакатом для группы  "Play Страсти Казимир" в студии Центра производительности.
Плакат был замечен во всем Сохо и был использован в качестве флага над входом Kitchenis.

3 декабря, мужчина по имени Жак Ланг, который выдавал себя за  энтузиаста искусства, напросился сам ко мне в студию.
После просмотра моей картины он внезапно представился как представитель Coca-Cola Company.
Он сказал мне, что несанкционированное использование логотипа Coca-Cola  может привести к иску против меня.
Тон запугивания, используемый моим посетителем был явно знаком, напоминая мне методы, используемые в моей старой стране. 
Мне повезло иметь дружественные отношения с  Рональдом Фельдманом, который предложил мне юридическую помощь адвоката, г-н Джеральд Розен, который защищал Крис Бердана арестованного ФБР.
Г-н Розен утверждал, что Coca-Cola, на самом деле,  знак улицы, который попадает в категорию общественного достояния, поэтому любой художник имеет право использовать его для  созидательных целей.

Адвокат Coca-Cola  утверждал, что данный дизайн вредит его компании, поскольку это может вселить в американского потребителя понятие Coca-Cola, сотрудничающего, содействующего коммунизму.
В самом деле, вы можете посмотреть на дизайн с правой стороны - увидите Ленина в качестве спонсора Coca-Cola, если посмотрите с левой, - Coca-Cola в качестве спонсора Ленина.

В 1983 году Общественный фонд искусств отклонил мое предложение о выставке этой картины,  такой же ответ был и в 1985 году.
Частное лицо из выставочного Фонда призналось, что отказ был основан на том, что Coca-Cola была спонсором Фонда.

Во времена перестройки, казалось, ситуация в Москве стала благоприятной для моего проекта.
Русский музей был готов, чтобы возглавить выполнение этого проекта, и начали сбор средств, обратившись в первое  русского отделение Coca-Cola.
Ответ был категоричен: "Нет" с утверждением, что у компании нет денег.


С 1982 года  эта работа  была одной из наиболее часто упоминаемых на Западе в контексте современного русского искусства.

Текст analitik_tomsk.

Использованы тексты и картины Александра Косолапова.

Tags: Беллетристика., Психология творчества, Художественная практика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 23 comments