analitik_2009 (analitik_2009) wrote in m_introduction,
analitik_2009
analitik_2009
m_introduction

Categories:

Песня Елки про девушку, которая хочет во Францию — но не потому что «пора валить».


Какой Гвоздь всех нас цепляет?..

Показатель успеха песни по нынешним временам — наличие нецензурных переделок и количество самодеятельных роликов на ютьюбе, если судить по этим показателям, трек певицы Елки «Прованc» — определенно песня года.



[альтернативный текст дляизображения]


Не важно, что года прошедшего.
В сети встречаются акустический кавер с припевом «А там еще немного — и Таймыр», "Тюрьма", "Бордель", совершенно инфернальное исполнение «Прованса» Маратом Гельманом, записанное в пермской подворотне, и еще много чего про голубых и геев, которые кружат в песенке — в свою очередь, в столичных журналистских кругах имеет хождение вариант, в котором более-менее все слова заменены на про­изводные от слова «ху.», ключевая же фраза звучит так: «А там еще немного, "Ху." забьем на все! — и аванс».






Но даже если не знать о таких леденящих подробностях — все равно это произведение периодически крутится в голове у каждого россиянина, у кого есть голова;
песен на русском, равных «Провансу» по проникающей силе, не появлялось давно;
и было бы наивно думать, что песня до такой ­степени накрыла страну просто потому, что она «хорошая» или «красивая»;
есть в ней какой-то невидимый гвоздь, который как раз и цепляет.

Краткое содержание:
девушка собирается в путешествие.
Она представляет себе вполне банальную туристическую картинку:
бокал вина на закате в уличном кафе, а заодно предвкушает сам процесс поездки — прибытие в аэропорт, посадку в самолет и т.д.
Казалось бы, все крайне легкомысленно — и сама певица Елка говорит в интервью, что записала «светлую, шуточную и очень легкую песню»;
однако же трек не создает ощущения легкости — нисходящие минорные арпеджио, на которых построен припев, скорее задают тревожный тон;
поскольку именно в этом фрагменте героиня чересчур пристально думает о пилоте — «чтоб хорошо взлетел и крайне удачно сел»,
— кажется, что это вообще песня про аэрофобию.



Но и в куплете, где рисуется картина ­вожделенной провансальской благодати, — опять минор,
а шаблонные, словно вынутые из фотобанка слова («бордовый горизонт, бордовое вино в бокале»), Елка пропевает с таким неподдельным отчаянием, что последняя строчка начинает звучать двусмысленно, как бы намекая на несбыточность мечты:
«поверить не могу, что это все уже так близко».

Во Францию девушка летит не потому, что «пора валить», — она не по этой части, ей продать во Франции кроме своего тела нечего, да она и не из этаких продажных блядей.
Простая российская девушка, как все мы
Ей хочется просто развлечься.
У нее довольно смутные представления о том, куда она летит:
ну да, там есть шато, а в них погреба;
но в принципе, ей достаточно «уютного кафе с плетеной мебелью».
Ей хорошо в этом кафе — до такой степени хорошо, чтобы мечтать о нем большую часть года, но, находясь там, она понимает,
что это не навсегда, минуты счастья отравлены предчувствием скорой утраты.
Но из-за этого чертова кафе, бордового горизонта и чего-то неосязаемого, но очень важного рядом с ними — если бы ее спросили напрямую, она бы ответила что-нибудь типа «там я чувствую себя человеком», — она теряет ощущение дома: ей кажется, что все вокруг ненастоящее.
Она никогда не станет своей там — но уже чувствует себя чужой здесь.


Хлеб

Она там чужая, потому что там нет ее реальности, нет путинской вертикали власти, которая воткнута ей и нам всем в задницу до самого горла, и которая заставляет нас вести естественно российскую жизнь потаскушек, которые даже не вырастают до блядей, поскольку   блядство, - семейное дело путинского клана.
Можно быть военным министром, спиздить треть бюджета министерства, разогнать со всех ключевых должностей всех этих подтирок в погонах и посадить на эти места знакомых баб.
Можно даже спать с одной из этих баб, но... но не забываться!
Не забываться до такой степени, что посылать "нах" свою жену, - дочку  другана Путина...
Ведь дочь  другана Путина не какая-то там российская потаскушка, а холеная блядь. а блядсто в России семейное дело Путина.
Вот и поет наша девушка об этом своем раздвоении  в шато  Франции, "где красное вино":
ни там, ни здесь,
о блядстве и потаскушестве...

И что делать с этим гнетущим раздвоением — ей и нам невдомек и это и есть тот гвоздь, на который мы все зацеплены;
разве что занять голову какой-нибудь ерундой,
попиздеть на кухне или с трибуны, помечтать о летней поездке во французское шато, а в полете  почитать журнал, , что лежит в спинке впереди стоящего кресла, повтыкать в Angry Birds или задуматься о пилоте — чтоб хорошо взлетел и крайне удачно сел.

Вот примерно об этом самая популярная ­песня прошлого и нынешнего и еще одиннадцати наших лет жизни на вертеле вертикали власти с путинским гвоздем в душе, пардон - жопе....

Практически как у Юрия Сапрыкина

Tags: ПолитМузыка, ПолитСтэб, Путин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 15 comments