2013ivan (2013ivan) wrote in m_introduction,
2013ivan
2013ivan
m_introduction

Categories:

The Atlantic(США): любопытная история о жене Иисуса. Продолжение.

Среди прочих папирусов, переданных Кинг из коллекции Лаукампа, был фрагмент размером поменьше, где содержалась часть коптского перевода «Евангелия от Иоанна». Впервые ученые увидели этот фрагмент, когда появилась статья в Harvard Theological Review, потому что проводившие лабораторные проверки «Евангелия от жены Иисуса» специалисты использовали его для сравнительного анализа.

Иисус и женщина взятая в прелюбодеянии - YouTube

 А когда ученым удалось наконец взглянуть на этот второй фрагмент, показанный на вебсайте Гарвардской школы богословия, все стены рухнули. Даже для тех, кто не был специалистом, визуальное сходство между «Евангелием от жены Иисуса» и «Евангелием от Иоанна» было поразительным. Например, в обоих были буквы странной формы, предположительно написанные одним и тем же тупым инструментом. У Аскеланда и других экспертов было единственное объяснение: оба фрагмента сделаны одной и той же рукой.

Спустя несколько дней после публикации фрагмента «Евангелия от Иоанна» большинство ученых сошлись во мнении: это еще более явная подделка, нежели «Евангелие от жены Иисуса». Хотя фрагмент был датирован VII — VIII веком нашей эры, написан он был на диалекте коптского языка, известном как ликополитанский, который исчез до VI века. Если фрагмент подлинный, то появляется странная аномалия: единственный пример текста на ликополитанском диалекте от VII века или позднее. Конечно, вполне возможно, что какой-нибудь переписчик в VII веке просто скопировал более старый коптский текст, написанный на уже мертвом диалекте, на котором уже никто не говорил и не писал. Мы же до сих пор делаем копии Чосера, хотя никто на протяжении нескольких веков не говорит и не пишет на среднеанглийском языке. Но нет доказательств того, что этим хоть когда-то занимались коптские переписчики.

Однако есть «Евангелие от Иоанна» на ликополитанском диалекте от третьего или IV века н.э., являющееся самым известным из всех сохранившихся коптских рукописей Иоанна. Его нашли в 1923 году, опубликовали в 1924-м, а в 2005 году разместили в интернете. У фрагмента «Евангелия от Иоанна» Карен Кинг те же самые слова, точно в таком же порядке, как и в издании от 1924 года. Такое возможно — ведь обе рукописи являются переводом одного и того же Евангелия. Но исследовавшие два текста ученые вскоре наткнулись на сходства, граничившие с невозможным. Папирусолог и коптолог Алин Cучиу (Alin Suciu) отметил, что все строки на одной стороне фрагмента точно соответствуют каждой второй строке в издании 1924 года. Марк Гудэйкр впоследствии показал, что такое же соотношение один к двум верно и для другой стороны фрагмента: каждая строка папируса идеально соответствует каждой второй строке издания 1924 года. А коль так, приходится предположить, что изначальная страница, которой принадлежал указанный фрагмент, была ровно в два раза шире, чем страницы издания 1924 года. То есть, ширина каждого слова, написанного обоими переписчиками, была одинаковой, и лишь по какой-то случайности данный фрагмент соответствует наилучшим образом сохранившемуся, наиболее известному и доступному коптскому манускрипту от Иоанна.

Появились подозрения, что вся коллекция папирусов Лаукампа может быть подделкой. Люди стали задавать вопросы о тех нескольких документах из коллекции, которые явно имели современное происхождение, особенно о договоре купли-продажи между немецким коллекционером Лаукампом и анонимным новым владельцем его коллекции. Оуэн Джерас (Owen Jarus), пишущий для вебсайта LiveScience, начал изучать подноготную Лаукампа и нашел человека с таким же именем и, похоже, с такой же биографией. Он побеседовал с одним из деловых партнеров Лаукампа и с его агентом по недвижимости. Но никто из них не слышал ни о каких принадлежавших ему папирусах и даже о «Евангелии от жены Иисуса». Лаукамп, написал Джерас, вовсе не был собирателем древностей: он занимался изготовлением инструментов и «не интересовался старыми вещами», как заявил агент по недвижимости. Он очень удачно скончался в 2002 году, не оставив после себя ни детей, ни родственников. На самом деле, все люди, упоминаемые в этих современных документах, сейчас мертвы, по крайней мере, все, кого упоминает Кинг в своей статье на страницах Harvard Theological Review. (Об этих документах нам известно только то, о чем решила сообщить Кинг.) Самая последняя смерть наступила в 2009 году, всего за год до того, как анонимный новый владелец обратился к Кинг.

Изучив историю Лаукампа, Джерас был почти уверен, что нашел нужного человека. «Было понятно, — сказал он нам, — что здесь явно чего-то не хватает».

Кинг вполне серьезно относится к сомнениям относительно подлинности фрагмента. «Это важно, — заявила она в мае New York Times. — К этому стоит отнестись серьезно, и это может указать на подделку». Кинг не сказала нам, что она уже больше не занимается работой над фрагментом, но отметила, что готова «выслушивать и изучать новые доказательства и доводы относительно датировки и толкования фрагментов». Однако многие средства массовой информации продолжают рассказывать ту историю, которую им хочется рассказать. Перед выходом 5 мая 2014 года передачи на Smithsonian Channel канал добавил лишь одну минуту в ее конце, чтобы рассказать зрителям о самых последних событиях. За эту минуту не прозвучало ни единого возражения против подлинности документа, а было лишь упоминание о том, что фрагмент прошел лабораторные тесты. В конце ведущий заявил: «Существует много новых доказательств его подлинности, и ни одного доказательства, что это современная подделка».

Такое заключение противоречит единодушному мнению ученого сообщества. Хотя сама Кинг отказалась объявить дело закрытым, вынесенное по существу суждение относительно «Евангелия от жены Иисуса» таково: это подделка.

Но без ответа остается один фундаментальный вопрос. Зачем кому-то подделывать документ такого рода? Пока Кинг не согласится назвать имя владельца папируса — а она сегодня не подает никаких сигналов о своем намерении поступить таким образом — все ответы на этот вопрос неизбежно будут спекулятивными. Но некоторые возможности мы все-таки в состоянии назвать.

Безусловно, главный кандидат — деньги. Текст, меняющий наши представления об истории христианства, равно как и о биографии самого Христа, должен стоить очень дорого. При таком сценарии жертвой мошенничества является анонимный владелец фрагмента, а не Кинг. Но установление подлинности фрагмента авторитетным ученым Кинг, а также то внимание, которая она привлекла к этой истории, неизмеримо повышают его цену и ценность. (Владелец заявил, что не хочет преследований со стороны желающих купить фрагмент покупателей, но это не значит, что он не желает его продавать.) Возможно также, что владелец имеет финансовую заинтересованность в содержании документа, и этим объясняется его нежелание назвать свое имя на фоне обвинений в подделке.

У подделавшего фрагмент человека могли быть и идеологические мотивы. Для тех конфессий, которые позволяют своим священникам заключать брак, а это прежде всего Церковь Иисуса Христа святых последних дней (мормоны), само упоминание о браке Иисуса могло бы стать мощной основой для укрепления современной веры. Можно также себе представить, что подделка является делом рук активистов феминистского движения или тех, кто выступает против католического клерикализма. А может, это сочетание и того, и другого. С другой стороны, не исключено, что подделыватель фрагмента пытался подорвать либеральные позиции ученых типа Кинг, показав, что они наивны, и их легко можно одурачить. Некоторые комментаторы заняли именно такую позицию. Так, в начале мая вебсайт Stand Firm, на котором наряду с разделами об англиканской церкви, о католиках и мусульманах есть раздел, целиком посвященный абортам, разместил у себя короткую статью под заголовком «Фрагмент „Евангелия от жены Иисуса“ это тщательно спланированное мошенничество». «Трудно поверить, — пишет автор статьи, — что будучи экспертом, можно попасться на такую уловку». Кинг довольно мягко отвечает на все эти выпады; она сказала нам, что «разочарована» обвинениями, потому что они мешают «открытому обсуждению аргументов».

Тем не менее, эта последняя возможность — попытка пристыдить как способ выражения недовольства — имеет в академических кругах свою собственную историю. В октябре 2013 года более 150 научных журналов с открытым доступом оказались в неловком положении, когда выяснилось, что они приняли к публикации лживую статью о лечении рака при помощи лишайника. Она была написана специально для того, чтобы разоблачить низкие критерии научных журналов и издателей. Возможно, подделыватель «Евангелия от жены Иисуса» надеялся, что разоблачение текста в качестве фальшивки точно так же поможет запятнать репутацию феминистского расследования Нового Завета. Была у фальсификатора такая цель или нет, но по мнению многих, феминистки давно уже на это напрашивались. По словам Аскеланда, весь этот скандал возник из-за повышенного интереса феминисток к раннему христианству.

Возможно, фальсификатор просто намеревался сыграть изысканную злую шутку над учеными. Прецеденты такого рода имеются. В начале XX века немецкий историк церкви Ганц Лицманн (Hans Lietzmann) вставил строки в византийский текст и предложил своим коллегам определить их. (Они не определили.) Такие же мотивы приписывают историку из Колумбийского университета Мортону Смиту (Morton Smith), который в 1958 году «обнаружил» отрывок из якобы древнего текста, известного как «Тайное Евангелие от Марка». Там была сцена, в которой завернутый в покрывало нагой юноша провел ночь с Иисусом. Сначала такое заявление породило сенсацию (Иисус был геем!). Но многочисленные факторы, и не в последнюю очередь то обстоятельство, что рукопись каким-то образом была утеряна, когда Смит опубликовал ее фотографии, заставили большинство ученых прийти к заключению, что это была фальшивка. В своей книге об этом странном эпизоде под названием The Secret Gospel of Mark Unveiled (С «Тайного Евангелия от Марка» снята завеса тайны) Питер Джеффри (Peter Jeffery) заявляет, что Смит сыграл в игру, главным образом, чтобы «порадоваться своей блестящей изобретательности». В научных кругах такие вещи нельзя назвать невообразимыми.

На самом деле, в ученом мире древней истории и древних текстов возможно всякое — потому что доподлинно в этой области известно очень мало. Несмотря на горы доказательств, говорящих о том, что «Евангелие от жены Иисуса» является фальшивкой, все равно остается пусть маленькая, но реальная вероятность того, что оно подлинно. Таким образом, возникает вопрос: сколько исторических реконструкций ученые готовы поставить на карту, пользуясь такими хлипкими обоснованиями? Или другой вопрос: даже если этот фрагмент окажется вне всяких сомнений подлинным, может ли один маленький обрывок папируса быть настолько важным, чтобы коренным образом изменить наши представления о прошлом? Проблема реконструирования отдаленного прошлого заключается в том, что при наличии столь малого количества достоверных доказательств обнаружение даже самых крошечных свидетельств грозит преувеличенными последствиями. В такой ситуации вполне возможны злоупотребления. И чем более сенсационно об этих открытиях пишут СМИ, тем больше таких злоупотреблений мы можем ожидать.

https://inosmi.ru/science/20200823/224472214.html?utm_medium=referral&utm_source=lentainform&utm_campaign=inosmi.ru&utm_term=1280341&utm_content=8782953

Tags: Наука
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments