Lenmarx (lenmarx) wrote in m_introduction,
Lenmarx
lenmarx
m_introduction

Categories:

МАРКСИСТСКИЙ АНТИЛЕНИНИЗМ

Под таким, несколько вызывающим названием в издательстве "Са ира" вышла книга, содержащая тексты так называемых коммунистов - сторонников рабочих Советов, которые посвящены ленинско - большевистской традиции.
Переиздание этих текстов в 1991 г. издатели обосновали так : "Социальная революция не может быть ни делом партии, ни действием государства - это было исходным пунктом критики коммунистами Советов социал-демократов и партийных коммунистов с 1920 года.
Против Паннекука и Гортера Ленин написал памфлет "Детская болезнь левизны в коммунизме", который стал библией сталинизма.



1001535195

С тех пор, как государственно-капиталистические системы Востока погибли от старческого маразма, непреходящая актуальность коммунистов Советов очевидна".


Тексты написаны преимущественно в 30-40-е годы.
Книга включает один из программных документов Группы интернациональных коммунистов (ГИК) - "Тезисы о большевизме", первый вариант которых родился еще в окружении группы "Красных борцов" в Германии, а в 1934 г. был перенят в общих чертах ГИК.
Статья Пауля Маттика "Ленинизм и рабочее движение Запада" подытоживает позицию коммунистов Советов с учетом послевоенного развития (статья уже публиковалась в 1970 г.) Рукописи Антона Паннекука "Ленин как философ" и Карла Корша "К философии Ленина" содержат основополагающую критику ленинской концепции материализма, которую Паннекук и Корш выводили из особого соотношения классовых сил в России.
В книгу включены также тексты Пауля Маттика и Альберта Флахмана об Антоне Паннекуке, одном из самых значительных теоретиков коммунистов Советов.
Статья Дитхарда Беренса и Корнелии Хаффнер о современной дискуссии "В поисках "подлинного социализма"" завершают книгу.

Левокоммунистическая традиция

Течение коммунистов Советов восходит к западноевропейскому левому коммунизму революционных лет (1918 - 1920) и уходит еще дальше, к годам перед первой мировой войной.
Тогда нидерландская социал-демократия раскололась по вопросу о массовой и всеобщей стачке.
Леворадикальная часть, к которой принадлежал и Антон Паннекук, создала самостоятельную партию СДП.
Существовали тесные связи с Германией, особенно с Бременскими левыми.
В отличие от левых в немецкой социал-демократии (Роза Люксембург и др.), немецкие и нидерландские левые радикалы очень рано подвергли критике не только "ревизионистское" крыло во главе с Бернштейном, но и политику "марксистского центра" СДПГ во главе с Карлом Каутским.
При этом в центре стоял вопрос о массовой стачке.
Приоритету партии они противопоставляли самодеятельность рабочего класса, элемент спонтанного действия и самоорганизации.
Партии они отводили лишь просветительскую и поддерживающую задачу.
Этим они были близки к позиции Розы Люксембург, но уже в годы войны проявились организационные различия.
Как и нидерландские левые радикалы в 1907 г., левые радикалы в Германии форсировали в 1914 г. организационный разрыв с социал-демократией, в том числе с "Независимой СДПГ" и ее предшественниками.
Так возникли "Интернациональные социалисты Германии", переименовавшиеся позднее в "Интернациональных коммунистов Германии".
Наряду с группой "Спартака" они были в числе создателей Компартии Германии.
Из левокоммунистического течения в 1920 г. возникла Коммунистическая рабочая партия Германии (КРПГ), которая после 1922 г. раскололась на различные фракции и продолжала существовать в виде различных групп.
В Нидерландах произошел аналогичный процесс раскола КРП Нидерландов.
Наиболее известными группами этой традиции стали ГИК и "Красные борцы" в Германии (группа, сформировавшаяся под влиянием коммунизма Советов внутри молодежи СДПГ).
В соответствии со своим пониманием классовой борьбы и классовой организации группы коммунистов Советов формировались в виде не партий, а групп, которые должны были анализировать классовые противоречия, критиковать традиционные рабочие организации, работать над просвещением, а решающей основой для политической перспективы они считали самостоятельную борьбу рабочего класса.
Теоретическая роль их была значительно больше, чем размеры групп или их окружения.
По словам исследователя Г. Мергнера, "ГИК оставалась кружком обучения, который ограничивался просветительской работой и повышением сознания рабочих.
Ее теоретические работы мыслились как материалы для дискуссии с другими левыми группами.
Практическое руководство пролетариатом осуществлять не хотели и не могли.
После Второй мировой войны течение коммунизма Советов продолжало существовать в виде различных групп и изданий, придав новые импульсы леворадикальным движениям и группам после 1968 г.
Особое значение имели работы Пауля Маттика, анализ китайской революции и коммунистической политики в Китае Чарльза Риве и Кайо Бренделя, в которых была развита и актуализирована критика большевизма.
Леворадикальная теория краха Подоплекой их критики большевизма было твердое убеждение в том, только при высокоразвитом капитализме рабочий класс в состоянии осуществить социалистическую революцию, что только развитый капитализм может создать объективные и субъективные предпосылки коммунизма.
С одной стороны, они с беспощадностью и редким для того времени реализмом отмечали растущую интеграцию рабочего класса в систему.
С другой, они продолжали придерживаться почти катастрофального представления о революционном крахе капитализма.
"Продолжающееся обнищание и растущая неуверенность в существовании заставляют (.) рабочий класс бороться за коммунистический способ производства.
ГИК призывают рабочих в этой борьбе взять в свои собственные руки управление производством и распределением по общим для всех социальным нормам, чтобы осуществить таким образом "ассоциацию свободных и равных производителей"" - говорилось в их декларации.
Та же самая марксистская ортодоксия, которая позволила им так проницательно смотреть на развитие Советского Союза, обнажает их слабые места именно там, где для коммунистов Советов лежала центральная проблема социалистической революции - в классовых боях в капиталистических центрах Западной Европы.
Горизонты своей критики большевизма коммунисты Советов выводили из теоретической концепции, которая могла опереться на Маркса, но не на реальный ход классовых битв.
Именно это делает "хрупкой" их актуальность.
Это историческая, современная критика большевизма, и в этом особая ценность этих текстов.
Они показывают, как марксистская критика большевизма может дойти до самых границ марксистской ортодоксии, так что сами эти границы могут быть названы.

Якобинство и большевизм

Антонио Грамши в 1917 г. образно говорил о российской революции, как о "революции против "Капитала"", имея в виду двойное значение слова - капитализм и книгу Карла Маркса. Коммунисты Советов в известной мере повернули это выражение в "революцию для "Капитала"" - также в двойном значении слова.
В России по причине "отсталости" страны, по их мнению, была невозможна пролетарско-социалистическая революция.
По причине политической слабости российской буржуазии пролетариату выпала роль свержения царского господства, однако под давящей классовой мощью крестьян рабочему классу был всего лишь навязан особый тип капиталистического развития, госсоциализм как государственный капитализм.
В этом и состояла роль большевиков, которые были единственной партией (прежде всего, благодаря раннему анализу и деятельности Ленина), могущей осуществить подобное.
Опираясь на часть рабочего класса - и ,тем не менее, господствуя над ним - большевики осуществили интересы государственно-капиталистического развития и придали этим интересам и необходимым законам политическую форму выражения.

Ленинское сравнение большевиков с якобинцами эпохи Французской революции коммунисты Советов в своей критике используют так, чтобы показать предательский смысл сравнения. Речь шла не только о формальной аналогии, но о далеко идущем совпадении между революционно - буржуазным и централистско-диктаторским элементом якобинской политики и большевизмом- ленинизмом.
Идеологическая формула о "внесении научного социализма" становится внесением госкапиталистической позиции в пролетариат, что в условиях нэпа могло означать только одно - победа крестьянской позиции в рабочем классе.
Анализируемый Троцким "бонапартистский" характер сталинистского господства - государственная и партийная диктатура над противостоящими классами - заложена, по мнению коммунистов Советов, уже в самой концепции большевизма как такового.
Не злая или добрая воля "вождей" решает судьбу классов, а объективная необходимость догоняющей индустриализации, которая политически проявлялась в классовых противоречиях тогдашних этапов развития, будь то нэп, великий скачок индустриализации и осуществленная таким образом подавление крестьянства.
Внутренние классовые противоречия, по анализу коммунистов Советов, находили свое продолжение на международной арене : на Западе в виде все более реформистски ориентированной политики компартий, которые опирались на отдельные фракции трудящихся классов, но должны были устанавливать союз между СССР и частью буржуазии (например, в политике народного фронта), на Востоке, в колониальных областях - в виде сменяющихся концепций национально-освободительных движений, которые опирались на те же противоречивые отношения между индустриальными рабочими и крестьянами, как и в самом СССР.
Этот сформулированный уже в "Тезисах о большевизме" взгляд на большевизм как на политическую модель догоняющей государственно-капиталистической индустриализации были расширены Паулем Маттиком в статье "Ленин и западноевропейское рабочее движение" и на послевоенное время, на примере национально-освободительных движений : "Национально - революционные движения Третьего мира - не знаки приближающейся всемирной социалистической революции, а родившиеся из нужды попытки собственной капитализации, первой предпосылкой которых является борьба против старого империализма".

Марксистская ортодоксия и философия прогресса рабочего класса

Актуальность этих тезисов очевидна и, с учетом времени написания и оригинальности, может посрамить некоторые из сегодняшних анализов.
Но можно поставить и несколько вопросительных знаков.
Коммунисты Советов до сих пор продолжают придерживаться классической марксистской схемы развития, а, в конечном счете, философии прогресса как развития производительных сил.
Это заметно по сомнительной определенности, с которой они приписывают всей совокупности крестьянских классов (в России, Китае и Третьем мире в целом) только и исключительно мелкобуржуазно - капиталистическую позицию, что - по крайней мере в таком общем и абстрактном виде - весьма сомнительно.
Далее, это представление об историческом прогрессе покоится на столь же абстрактной концепции рабочего класса, которая проявляется особенно в катастрофальных представлениях о западноевропейской революции.
Здесь пробивается схематизм, который зачастую был общим для леворадикальной марксистской ортодоксии и для социал-демократии.

В прямой связи с критикой большевизма коммунисты Советов разработали детальную систему коммунистического способа производства, сердцевина которого - управление производством и планирование в соответствии с демократией Советов.
Эта система изложена в "Основных принципах коммунистического производства и распределения" (1930 г.).
Здесь становятся видны пределы позиции коммунизима Советов.
Госсоциализму - госкапитализму они противопоставляют продуманную систему производства и воспроизводства, которая на уровне чистой экономики должна доказать возможность советско-демократического планирования без закона стоимости.
Но эта система настолько оторвана от живых классовых отношений и внутренних структурных процессов в рабочем классе, что в ней нет ничего живого, кроме мысленной конструкции органов управления и планирования.
В ней выражен, в конечном счете, характерная для исторических "авангардов" рабочего движения позиция квалифицированных рабочих, для которой коммунизм - это всего лишь вопрос экономической организации и должен поэтому превзойти по компетентности в вопросах организации и управления менеджерский капитализм.

Концепция коммунистов Советов далека от коммунистической критики труда, она лишь продолжает спор о технико-экономической эффективности систем планирования.
Как и реформистская политика, концепция коммунистического "способа производства" у коммунистов Советов - ни что иное, как введение политической демократии в процесс труда, который сам по себе не ставится под вопрос.
Этот взгляд квалифицированных рабочих в его классической социалистической форме пал вместе с развитием капитализма.
Но он снова и снова повторяется в различного вида теориях о "производственной демократии" и "самоуправлении", носители которых принадлежат чаще всего к квалифицированному управленческому персоналу капиталистического производства.

Соединение классовой борьбы, развития производительных сил и революции, как оно сформулировано в предложенном коммунистами Советов варианте марксистской ортодоксии, не подтверждается историческим ходом классовых движений и боев в западноевропейских метрополиях.
Эти критические моменты необходимо помнить, учитывая исторические и теоретические пределы критики большевизма коммунистами Советов.
Это не умаляет их вклада, а яснее показывает, над чем еще предстоит работать.

Мартин Райнлендер

( Статья М. Райнлендера была опубликована в немецкой газете "ак", § 352, 10 марта 1993 г. и приводится здесь с небольшими сокращениями. Она содержит также некоторые элементы либертарной критики в адрес "коммунизма Советов").



Tags: Методология марксизма, Партия-профсоюзы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments