Analitik (analitik_tomsk) wrote in m_introduction,
Analitik
analitik_tomsk
m_introduction

Categories:

В России воруют не так уж и много. На один спизженный рубль приходится пять проебанных.

В «Единой россии» попадаются люди, которые, в общем-то, мне симпатичны.

Но если ты вступил в «Единую Россию», то ты все-таки вор.
А если и не вор, то точно жулик, потому что своим именем прикрываешь остальных воров и жуликов.



свобода1

И не надо сравнивать «Единую Россию» с КПСС.
Сегодня никто не приставит тебе к виску пистолет, если ты откажешься работать Екатериной Андреевой.
А в самом крайнем случае — если ты уже вступил в «Единую Россию», — то хотя бы сиди тихо.
У вас в журнале можно ругаться матом?
Вот скажите, кто тянул за язык этого пидораса Машкова?


Почему он упустил отличный шанс промолчать, чтобы остаться для всех просто хорошим актером?

«Единая россия» — партия жуликов и воров» — это абсолютная случайность.
Был эфир на «Финам ФМ», где ведущий спросил у меня, как я отношусь к «Единой России». А я и говорю: «Я к „Единой России“ отношусь плохо. „Единая Россия“ — это партия жуликов и воров».
Никакого креатива.
Скажи мне: придумай лозунг — и я его в жизни не придумаю.

Именно сейчас Россия — самая богатая за всю свою историю и самая свободная.
Огромное количество денег, которое засыпает сейчас страну, дает нам шанс на грандиозные изменения, но этот шанс, видимо, уже не будет использован.

Главная проблема России в том, что государство превратилось в мафию — в том самом итальянском смысле этого слова, когда все повязаны друг с другом.
Различие лишь в том, что в Москве нет места, где все они разом собираются.

Революция неизбежна. Просто потому, что большинство людей понимают, что эта система неправильна.
Когда сидишь в тусовке чиновников, больше всего разговоров о том, кто все украл, почему ничего не работает и как все ужасно.

Все готовы жить честно. Посмотрите на Грузию. Если 20 человек — те, которые на самом верху, — начнут следовать правилам и законам, они заставят следовать правилам и законам всех остальных.

Перемены начнутся с события, которое невозможно организовать искусственно.
В Тунисе все началось после того, как человек сжег себя на площади.
Еще до всех событий к нам в Йель приезжал известный тунисский оппозиционер.
Он мне говорил: «Какие вы в России счастливые, у вас свободный интернет, „Твиттер“, а у нас все это задушено вместе с оппозицией».
Он показывал ролики с акций тунисских оппозиционеров: убожество, по сравнению с которым наша «Стратегия-31» — это прорыв тысячелетия.
Выглядело это так: десять человек в белых футболках выходили в знак протеста сидеть в кафе.
В это же кафе приходили 30 иностранных журналистов, а потом всех арестовывала полиция.
И всё!

В прошлом декабре они уже планировали отъезд в Париж, чтобы вести борьбу оттуда.
Вдруг через месяц он становится министром.
И это при том, что в Тунисе была абсолютно консолидированная элита, население жило лучше, чем в соседних странах, все жулики поддерживали Бен Али, потому что имели возможность шикарно жить на южном берегу Франции.
И все это рассыпалось за месяц.

Только потому, что какой-то торговец сжег себя в маленьком городке.

Изменения способны сделать только недовольные люди. А сейчас слишком много недовольных. Главное, чтобы Роснано не изобрела для жуликов и воров таблетки вечной жизни.

Я бы многое простил Путину, если бы он был русским Ли Куан Ю (премьер-министр Сингапура в 1959-1990 годах, автор так называемого сингапурского экономического чуда. — Esquire).
Да, он установил бы тоталитарную политику, но при этом гонял бы жуликов. Но Путин не может стать русским Ли Куан Ю.
Он даже не может стать русским Лукашенко.

Я бы очень хотел узнать, насколько искренне Путин во все это верит. Насколько искренне он считает, что созданная им система продержится.
Особенно после того, как он увидел кадры казни Каддафи.
Тоже ведь был крутой парень.

У Путина есть кое-какие заслуги. Я помню, что в нашем военном городке, где я жил с родителями, был вполне конкретный бандит, которого слушалась даже милиция.
Это был грузин, который ходил в белых носках, а все офицеры, которые ходили с оружием, ничего не могли с ним сделать, потому что он был главный.
А сейчас нет этого грузина, и в каком-то смысле это действительно заслуга Путина.

Мне кажется, у Путина есть идеологическое обоснование того, что они делают. Коррумпированы все, но мы — патриоты.
Мы выиграли Олимпиаду, мы поем «С чего начинается родина», и под песню «Господа офицеры» мы всегда встаем.

Если предположить, что мне дается минута на «Первом канале», я вряд ли донесу до людей истину.
У меня просто нет такого метафизического набора слов.
Но я попробовал бы рассказать про самую главную ложь.
Она заключается в том, что, несмотря на то, что наша страна первый экспортер нефти и за последние годы мы получили два триллиона долларов, вся нефть разворовывается конкретными людьми, которых привел Путин.
Вот их фамилии.
Они предали страну, отказавшись от российского гражданства, и сбежали в Швейцарию, чтобы не платить с этой нефти налоги.
Они нас грабят, поэтому давайте работать над тем, чтобы эти люди оказались в тюрьме.

На выборах нужно голосовать за любую партию, кроме «Единой России».
Бойкот выборов — это нравственно правильная позиция, но с точки зрения дальнейшей борьбы она бессмысленна.
Это демотивирует и разъединяет людей.
Когда я голосую за любого из конкурентов «Единой России», мне рукоплещут «Яблоко», коммунисты, «Справедливая Россия» и все остальные.
Когда мы предлагаем перечеркнуть все бюллетени, нашими главными критиками становятся не «Единая Россия», а малые партии.
Потому что в первую очередь мы отнимаем голоса у них.

Почему-то все ждут, что я скажу: «Давайте объединяться, чтобы благоустраивать наши дворы, если государство не способно этого сделать».
Но мне кажется, что сейчас нужно не заниматься благоустройством двора, а посмотреть, кто украл деньги, которые на это уже три раза были выделены.
Сначала нужно наводить порядок не во дворе, а в Кремле.

Благотворительность сегодня стала чем-то вроде индульгенции.
Спрашиваешь кого-то: почему ты сидишь и ничего не делаешь?
А он: я делаю — я помогаю детям, это вы, политики, мелете языком, а я занимаюсь конкретными делами.
Но это обман — противопоставлять такие вещи: я не буду занимать активную политическую позицию, потому что помогаю детям.
Неправильно пытаться помочь конкретной девочке Ане вместо того, чтобы попытаться помочь всем.

Я думаю, что жизнь начнет меняться тогда, когда пресловутые 1976-1982 больше станут участвовать в политике.

Я лидер хипстеров? Не уверен. Я скорее чувак из Марьино, которому, впрочем, нравится носить пальто с кедами. Но я не надену очки в хипстерской оправе и с удовольствием выпью пива в местах, где хипстеры сморщат носики и скажут: фи.

У меня очень длинные руки. Покупка пиджака — настоящее мучение.

Лучший отдых — уехать, спрятаться от всех и ни с кем не разговаривать. Но день-два — и мне начинает не хватать людей.

Я не люблю музеи. Я люблю просто пешком походить.

Я крещеный, и считаю себя православным. Но я советский православный: на церкви крещусь, а в церковь не хожу.

Я понял, что религиоведение нужно преподавать в школе после того, как прочел «Москву—Петушки» и из комментариев узнал, что каждая вторая фраза в книге — это отсылки к Библии.
Дело даже не в православии.
Если ты ничего не знаешь о христианской традиции, ты просто будешь не состоянии воспринимать большой культурный пласт.

Когда у соборной мечети все до горизонта застелено ковриками, это не потому, что эти люди очень религиозны. Это просто способ собраться и ощутить себя единым «мы».

Я за ассимиляцию, а не за депортацию. Если ты хочешь жить здесь — будь русским. Если ребенок вырос в России, зачем ему быть таджиком? Пусть в буквальном смысле становятся русскими. Ведь, приезжая в Америку, люди по большей части становятся американцами.

Нет геноцида русских людей — такого, какой был в Руанде. Но проблемы изгоняемых из Туркмении русских мне в миллион раз ближе, чем ужасные страдания Руанды, где был настоящий геноцид.
Просто потому, что русские в Туркмении мне гораздо большие родственники.

Я хожу на «Русский марш» четыре года, и мое отношение к нему таково: если вам не нравится «Русский марш», единственный способ сделать его лучше — прийти на него самому.
Если туда не придут нормальные люди, то в первую очередь там будут мелькать маргиналы — те, кто сходит с ума, борясь с сионистским заговором.
И я буду туда ходить, потому что сейчас я чуть ли не единственный, кого принимают и тут, и там, — хотя там меня какая-то часть считает продажной либеральной сволочью, а здесь какая-то часть считает продажным фашистом.
Это как «Свой среди чужих, чужой среди своих».
Вы видели последний митинг «Хватит кормить Кавказ»?
Там висела табличка: «Флаги „Единой России“ и зиги-заги запрещены». Это эволюционный процесс.

Лозунг «Хватит кормить кавказ» в целом звучит провокационно.
Если посмотреть на его наполнение, то станет понятно, что мы говорим только о коррумпированной элите Северного Кавказа.
Но в лозунг невозможно вписать все дефиниции. «Землю — крестьянам» — лозунг хороший, но не все же помещики плохие, помещики-писатели — хорошие, поэтому давайте так: «Землю — крестьянам, но только не сжигать усадьбу Александра Блока!»

Я хорошо помню свою первую шаурму: это была мегашаурма. Я учился в Университете дружбы народов, и там, в 7-м блоке общежития, у ливанцев, я впервые шаурму и попробовал. А вообще, я съел шаурмы столько, сколько, думаю, вы все не съели вместе взятые.

Семейная легенда гласит, что я умею готовить яблочный пирог. На самом деле, я его делал лишь однажды. Многим интересен этот процесс — приготовить что-то, а потом съесть. Но я никогда не понимал, что в этом может быть интересного.

Алексей Навальный!

Tags: Политический портрет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 19 comments