Analitik (analitik_tomsk) wrote in m_introduction,
Analitik
analitik_tomsk
m_introduction

Anti-flag и Occupy

Чем панк-рокерам заняться на протестах: история одного случая.

Снимок экрана 2016-03-13 в 15.51.14

Вопрос о политическом измерении в кейсе панк-рок-выступления диктует сама история направления, связанная с противостоянием мейнстриму, формированием андеграунд-культуры и контркультуры. Эту историческую линию можно проследить от «проклятых» поэтов, американских битников, но прежде всего от авангарда. С авангардистской традицией политического искусства связаны размытость частного и общественного, отказ от чёткого деления на «главного» артиста и «пассивно воспринимающего» зрителя. Политическое искусство непосредственно соприкасается с властью—чаще всего в форме отрицания, протеста, неизбежно оказывающегося ангажированным.

Нью-йоркская Уолл-стрит— политическое пространство описываемого выступления группы Anti-Flag. Началом протестного движения «Occupy» считается 17 сентября 2011 г., когда на Уолл-стрит— центральную улицу Нью-Йорка, которая «всегда представляла мощь сосредоточенных на ней богатства и власти» вышло около тысячи человек.
Участниками движения стали не только рядовые граждане, но и организации, публичные интеллектуалы вроде Славоя Жижека, и артисты.

Панк-рок-группа Anti-Flag была основана в Питтсбурге в 1988 году. Источником своей политизации солист Джастин Сэйн, младший сын ирландских эмигрантов, называет собственную семью, в которой слушали кельтский фолк-панк (The Pogues, Flogging Molly), Black Flag, Пита Сигера и The Clash.

Anti-Flag всегда использовали свои песни, чтобы транслировать политическое высказывание, привлекая внимание к тому, о чём на панк-сцене в середине и конце 1990-х почти не говорили. Их первый альбом, You’ve Got to Die for the Government [Ты должен умереть за правительство] (1996) был реакцией на милитаристскую пропаганду, связанную с военными действиями США в Ираке. Сэйн, специализировавшийся на политологии выпускник факультета медиакоммуникаций Питтсбургского университета, про отношение Anti-Flag к музыке говорит так: «Это как политическая статья, только у нас вместо публикации выходит песня».

Когда события на Уолл-стрит и в лагере, который протестующие разбили в парке Цукотти, только начинались, Anti-Flag писали новый альбом. Сэйн, который оказался в Нью-Йорке в рамках концертного тура, отправился в Цукотти. Происходящее там настолько его впечатлило, что он полностью переделал тексты новых песен, которые до того были полны политического пессимизма и фрустрации от невозможности перемен[2]. Кроме того, впоследствии Сэйн выпустил сольную песню «Don’t Call It Zucotti, Call It Liberty», а группа приняла участие в акциях Occupy Chicago и Occupy Sydney.

Комментируя свое участие в Occupy Уолл-Стрит, Сэйн подчёркивает важность диалога в отношениях музыканта и публики— он часто общается с поклонниками до или после концерта, на улицах вступает в разговоры с протестующими, интересуясь, что побудило их прийти на Occupy. Он не остается в стороне, чтобы потом «честно сказать: я был на улицах, я протестовал!».

Выступление группы на Occupy можно реконструировать по любительским видеозаписям на Youtube. Мы видим Джастина — он играет один (на последней песне к нему присоединяется басист Крис#2) и отдельных зрителей. Только на видео The Press Corpse камера разворачивается к публике, и становится ясен масштаб толпы.


Джастин аккомпанировал себе на акустической гитаре, без микрофона— для звукоусиления он использовал «человеческий микрофон», когда те, кто стоит рядом, хором повторяют слова говорящего, чтобы их было слышно остальным (полиция запрещала протестующим использовать громкоговорители). Акустические техники протеста работают лучше самих лозунгов.

Первая песня выступления– One Trillion Dollars [Миллиард долларов], хотя и написана в 2006 году, но как нельзя лучше подходит к случаю. «Спасибо, что вы здесь. Ваше присутствие – уже сообщение» — говорит Сэйн. Перед песней The Economy’s Suffering, Let It Die [Экономика страдает, дайте ей умереть]Джастин просит не терять надежды, а под конец предлагает публике закончить фразу «We don’t give a»… «Fu-u-uck»– кричат зрители, «Thank you!»– заканчивает Джастин.


В оригинале текст завершают слова «Мы так за*бались» – но тут звучит новый оптимистичный вариант: «Мы…ну, может, не так уж мы и за*бались».

Джастин исполняет и несколько собственных песен с сольного альбома «Life, Love, and the Pursuit of Justice» [Жизнь, любовь и борьба за справедливость] (2002). Между куплетами песни The Worst Case Scenario Survival Handbook [Методичка по выживанию в случае наихудшего сценария] он замечает:

–Была бы там глава, как разобраться с коррупцией на Уолл-Стрит! Нам бы не пришлось тут сейчас беспокоиться.

– Я её как раз сейчас пишу!—кричит зритель.

–Да, — отвечает Джастин, —мы все пишем её прямо сейчас!

Окружающая Сэйна толпа не слишком активна — зрители стоят спокойно, песню слушают скорее с интересом к словам, будто речь оратора. Однако когда кто-то подаёт медиатор, реагирует на реплику, а тем более подпевает, Сэйн неизменно радуется. Чтобы воодушевить других принимать участие в музыкальном выступлении по мере сил, Джастин применяет типичные концертные приёмы: сообщает слова заранее (Turncoat) или уговаривает петь активнее (One Trillion Dollars).


Что в панке первично— музыка или политика— установить вряд ли можно да и не нужно. Скорее речь о колебании между этими измерениями. Все зависит от того, связано ли политическое мероприятие с музыкой или нет. Выстраивание коммуникации между зрителем и артистом по обычной концертной схеме в случае с Occupy было бы непродуктивным. Поэтому интегрировались элементы протестного движения вроде человеческого микрофона. Уже присутствующий в песнях симбиоз музыкального и политического даёт пространство для манёвра, усиления одной из составляющих в ответ на требования ситуации. Это позволяет мгновенно реагировать на изменения в составе и настроениях публики, найти «общий язык».

Участие в Occupy как нельзя лучше соответствовало идеологии группы: общение на равных, причастность к важному политическому событию, ангажирование новой публики, гражданская активность. Для Anti-Flag это не исключительное событие или спонтанное выражение недовольства существующим порядком, а жизненная установка всегда сознательного отношения к окружающей реальности.

Полина Аракчеева — студентка ВШЭ.

Tags: Протестное настроение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments